Ирина АБАНКИНА, директор Института развития образования НИУ ВШЭ:
- Не думаю, что Алексей Кудрин действительно имел в виду необходимость отказаться от финансирования образования или здравоохранения в пользу пенсионных выплат. Он скорее подчеркивал масштаб проблемы. Его слова были восприняты так резко и остро, поскольку культуры обсуждения подобных вопросов и налаживания серьезного диалога с обществом у нас пока нет. Поэтому высказывания экспертов скорее огорошивают и вызывают неприязнь, чем подталкивают к размышлению.
Если же говорить об этом сопоставлении, то не будем забывать, что на образование у нас приходится не 3% ВВП, а 3,7%. Разница существенная. При этом к 2020 году планируется и 4%. Однако возможность такого увеличения сейчас под вопросом: выполнение пенсионных обязательств государства действительно требует очень много средств.
В своей стратегии социально-экономического развития бывший министр финансов предлагает изменить бюджетное правило, то есть порядок, согласно которому государственные расходы определяются исходя из цены на нефть. Сейчас заметна позитивная динамика, поэтому предлагается ориентироваться не на 40, а на 45 долларов за баррель. Но если снова произойдет обвал цен на нефть, то тогда все обязательства рискуют оказаться невыполненными и перспектива действовать в режиме «либо-либо» действительно станет весьма заманчивой.
Я думаю, сейчас стоит посмотреть на то, какие сферы кроме социальной получают от государства мощную поддержку. Может быть, там найдутся программы, которые можно отнести на более длительную перспективу? Тогда можно будет изменить текущую ситуацию без дополнительных вливаний и сделать это не за счет медицины и образования.

Татьяна КЛЯЧКО, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС:
- Бывший министр финансов России Алексей Кудрин высказал очевидную для специалистов вещь: страховых взносов, которые поступают в Пенсионный фонд России для выплаты пенсий, не хватает для выполнения пенсионных обязательств государства. Поэтому растет трансферт из федерального бюджета в ПФР, чтобы покрыть растущий дефицит. В настоящее время указанный трансферт составляет 3,0% ВВП. В федеральном бюджете 3% ВВП - это расходы, которые в настоящее время идут на образование (в основном на высшее), здравоохранение, культуру, соцзащиту.
Пока у бюджета хватает «сил», чтобы покрывать растущую дыру в Пенсионном фонде. Цены на нефть подросли, поэтому средства в федеральном бюджете есть. Вот Пенсионный фонд и говорит нам, что у него проблем нет, а Минтруд заверяет, что пенсии будут постоянно расти. Но если что-то опять пойдет не так - цены на нефть опять упадут, экономика будет стагнировать или расти медленно, - то проблема снова всплывет и будет усугубляться. Население стареет, пенсионеров становится все больше, расходы на пенсии растут, а источники дополнительных средств взять неоткуда.
Поэтому выходов может быть только два, чтобы удержать пенсии на приемлемом уровне: либо повышать страховые взносы, но тогда бизнес, который и так чувствует себя не лучшим образом, или уйдет в тень (а соответственно его выплаты в ПФР не вырастут, а упадут), или разорится; либо необходимо увеличивать трансферт из бюджета в Пенсионный фонд. Но если экономика расти не будет, то бюджет тоже начнет трещать по швам. И для увеличения трансферта из бюджета в ПФР придется сокращать расходы на другие цели: это может быть образование, или здравоохранение, или культура, или оборона (о чем Кудрин умолчал). При этом есть достаточно большая вероятность, что и пенсии, несмотря на оптимистические заверения Минтруда, также будут сокращаться или, по крайней мере, не расти.
Итак, экс-министр сказал, что без принятия решения о повышении пенсионного возраста либо пенсии будут сокращаться, либо расходы на социальную сферу станут падать, либо произойдет и то и другое.

Михаил ЛЕВИЦКИЙ, академик-секретарь отделения философии образования и теоретической педагогики РАО:
- В перспективе повышение пенсионного возраста неизбежно, потому что объективно количество работающих граждан по отношению к количеству пенсионеров у нас в стране стабильно уменьшается. И чтобы обеспечить уровень замещения заработной платы, необходимо будет пойти на эти непопулярные меры. Но я не уверен, что это нужно делать именно сейчас. И тем более я не согласен с тем, что в стране слишком мало денег для финансирования упомянутых отраслей, а выбирать нужно только между урезанием соответствующих статей бюджета и повышением пенсионного возраста россиян. На самом деле деньги в стране есть, просто нужно уметь их правильно перераспределять. Тем более, как мы знаем, бюджет рассчитывался исходя из предполагаемой стоимости нефти в 40 долларов за баррель, а сейчас дела отнюдь не столь плохи.

Владимир ЛИВШИЦ, секретарь по экономическим вопросам ЦС Общероссийского профсоюза образования:
- Сейчас пенсионное обеспечение составляет порядка 19% от бюджета. Это очень много. По идее пенсия должна быть самодостаточной, но это не так. Причин много. Большой процент населения вообще не платит страховые взносы. Это те, у кого серые, черные зарплаты, это самозанятое население, укрывающееся от налогов. Но основная причина - демография. В советское время размер пенсий по отношению к зарплате был 70 процентов. Сейчас объем 23 процента и колоссальные государственные дотации. Потому что в советское время соотношение работающих к неработающим было 7 к 1. А сейчас 2 к 1. И дальше будет хуже. Продолжительность жизни растет, пенсионеров становится больше, а работающих по отношению к количеству пенсионеров меньше.
Неправильное действие социального блока правительства - то, что заморозили накопительную пенсию. То есть людей, по сути, лишили второй пенсии. Во всем мире работающие в развитых странах получают две-три пенсии.
Кудрин считает, что достаточно увеличить пенсионный возраст. Но это не решит проблему нормальной пенсии. Минфин с Центральным банком предложили концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Там жесткая схема, работник должен сам отчислять средства со своей зарплаты. У нас люди к этому не готовы. Но если работник не будет отчислять, у него будет нищенская пенсия. Сколько отчислять, человек решает сам. Но предполагается, что сначала 1%, затем 2% и так далее до 6%. То есть те же шесть процентов, но не из фонда оплаты труда, а как бы с зарплаты работника. Подоходный налог получается уже не 13%, а фактически 19%. Минтруд протестует, но ничего другого не предлагает. Концепция пока не принята. Действия того же Минтруда и вообще социального блока правительства по пенсионному обеспечению за последние годы можно считать неудовлетворительными.