- Здесь важна технология сбора информации для подобных рейтингов. Она идет, как правило, через университетские сети, различного рода программы. Поэтому так важно, чтобы российские университеты входили в международные университетские ассоциации. Без них невозможно то, что называется сейчас продвижением себя на международном рынке образовательных услуг, именно здесь высвечиваются заслуги и достижения вузов. Еще одно серьезное наше ограничение для выхода на мировой образовательный рынок - язык. Обратите внимание на доминирование англосаксонских университетов в этих рейтингах. Так, в рейтинге Шанхайского университета, в который попали три российских вуза, французские высшие учебные заведения появляются после 60-х номеров. Хотя ведь в мире знают о высочайшем качестве исследований и высоком уровне преподавания в парижских университетах. Причина в том, что франкоговорящих исследователей меньше читают и цитируют, чем английских. Что уж говорить о русском языке. Дело не в субъективности или объективности рейтингов, а в некоторых объективных проблемах, которые мы должны научиться преодолевать. Кроме того, не надо бояться вводить программы на английском языке. И конечно же, нам необходима последовательная организационная и информационная политика на национальном уровне для повышения привлекательности российского образовательного пространства. Университетам должна оказываться поддержка, в том числе и финансовая. Это не значит, что нужно обучать русскому языку бедствующее население африканских стран. Мы должны иметь национальные программы поддержки академической мобильности. Так, у Британского совета 117 отделений в различных странах мира, они покрывают даже африканский контингент. Сейчас некоторые ректоры российских вузов говорят: если мы войдем в Болонский процесс, то потеряем свою национальную идентичность. Да ничего мы не потеряем. Болонский процесс, наоборот, обеспечит сопоставимость и проницаемость образовательных систем, поможет повысить качество обучения за счет взаимного обогащения. В рамках Болонского процесса национальные правительства и университеты выбирают свой национальный подход к реализации этих целей. Главная же наша задача - это повышение конкурентоспособности и привлекательности российского образовательного пространства. К примеру, мало того, что Германия бесплатно учит всех, там еще параллельно с этим выделяется бесплатное финансирование на проживание для приехавших сюда иностранных студентов. МИД Франции также выделяет стипендии на оплату проживания. И дело не только в альтруизме этих государств, это прежде всего продуманная государственная образовательная политика, направленная на повышение привлекательности своего образования и его конкурентоспособности. Ведь приезжают учиться в чужую страну, как правило, лучшие. Это не значит, что они там обязательно остаются, но все равно происходит взаимное обогащение. Так что, возвращаясь к рейтингам, могу сказать: не они плохи, просто существует ряд объективных факторов, с которыми нам надо работать. Ведь, к примеру, на финском языке говорят единицы, но сейчас в Финляндию едут учиться все большее число людей. А все благодаря активной информационной политике этой страны. Сейчас мы тоже подписали Берлинское коммюнике и присоединились к процессу формирования европейского общеобразовательного пространства. Многим российским университетам очень полезно сравнить себя с европейскими вузами и заботиться о своем продвижении на мировой образовательный рынок, о своем имидже.