Всем - по труду. Себе - что останется

Клара Никифоровна не кокетничает - это вообще не в ее стиле. И немного грустит - строгие и ясные глаза становятся слегка растерянными. Мне не верится, что ее детство было так давно. Профессор стройна и подтянута. Светлые волосы уложены в прическу, на лице почти не видно морщин. Хотя в зеркало Груздева заглядывает редко и почти не пользуется косметикой. Просто стареть некогда - преподаватель Омской государственной медицинской академии, теперь она еще и глава большой семьи, и руководитель фирмы.

Клара Никифоровна угощает меня кофе из кружек и сердится на внучку, поленившуюся достать сервиз. Большая семья доктора медицинских наук Груздевой питается очень скромно. Но красиво - стол должен быть сервирован правильно. Иногда к нам медленно и устало входит элегантная когда-то догиня Маша.

- Мы обе с ней старые, - гладит собаку Клара Никифоровна. - Ей уже 11, а мне 80. Много и для животного, и для человека.

Собаку жалко: похоже, ее век действительно кончается. А Клара Никифоровна и жалость - вещи несовместимые. И с памятью у нее все в порядке. Только не хочет вспоминать о времени, от которого в душе осталось ощущение постоянного страха. Когда училась на первом курсе Ленинградского электротехнического института, началась война. Как раз сдавали сессию, когда город стали обстреливать. Студенты рвались на фронт, но их отправляли за город и на крыши - копать заграждения и тушить зажигательные бомбы. После эвакуации в Омск Клара первым делом отнесла документы в мединститут. Надеялась, что с таким образованием ее уж точно возьмут на фронт. Забраковали по конституции: слишком маленькой и худенькой была серьезная 18-летняя девочка. Решила доказать, что взрослая. Приходила на кафедру биохимии, как на работу. Допоздна колдовала над пробирками, хотя мерзли руки в неотапливаемом институте. Еще будучи студенткой третьего курса, стала преподавателем.

«Рабочий» иммунитет

Клару Никифоровну заинтересовал механизм канцерогенеза - развития опухолей - с точки зрения биохимии. Методика Генкина, которой она пользовалась, не давала нужных результатов. Недолго думая, молодая ученая купила билет на поезд до Свердловска да поехала в гости. Генкин удивился, засмеялся, но принял. Она до сих пор дружит с его семьей. Послевоенные годы не отличались богатством, но Клара Никифоровна регулярно ездила за знаниями на конференции, семинары, съезды. При этом настолько была увлечена наукой, что попросить оплатить командировочные долгое время даже не догадывалась. Штаммы больных животных привозила из всех уголков страны. Мне, несведущей, кажется, что работа с опухолями должна быть опасной. Но Клара Никифоровна говорит:

- Наоборот, мне кажется, что у меня выработался иммунитет против рака. Да и против других хворей тоже. Последний раз я болела, когда умерла моя дочка Женя.

Груздева руководила кафедрой биохимии Омского мединститута, областным комитетом защиты мира, медицинской секцией общества «Знание», Омским отделением объединения биохимиков Сибири, Урала и Поволжья. Уже в 38 лет стала доктором медицинских наук. На ее счету - 155 научных публикаций, монография. Подготовила 20 кандидатов и 3 докторов медицинских наук - примерно по две диссертации в год.

Просто Клара

Среди студентов Клара Никифоровна слыла строгой. Поблажек от нее не было. Отсутствие знаний не прощала, невзирая ни на какие причины. Ее дочки - Людмила и Женя - носили фамилию отца, и когда поступили в мединститут, никто не знал, что они дочки «той самой» Груздевой. Дети Клары Никифоровны впитали в себя науки буквально с молоком матери. Точнее, еще раньше - беременности не останавливали ее работу. Старшая, Людмила - кандидат наук, тоже занимается биохимией в Челябинске. Женя работала медэкспертом. Она умерла четыре года назад совсем молодой - ей было немногим за 40.

Клара Никифоровна и замуж-то вышла между исследованиями. Комсорг Федор Чарный увидел серьезную молодую женщину в институте. Долго думал, как к ней подступиться и пригласил... на лекцию о международном положении. Ровно через 9 месяцев после свадьбы родилась Люда, еще через два года - Женя. Дочки росли в основном под присмотром бабушек и тетушек. Должность Федора Ивановича - начальник службы быта города - тоже требовала времени. А вот когда Клара Никифоровна, наведавшись к Людмиле в Челябинск, привезла трехлетнюю внучку Таню, ею занимался муж. Таня росла отчаянным сорванцом, а теперь, по отзывам коллег, прекрасный учитель. Жаль, что этого дедушка уже не застал. К матери она так и не вернулась. Вышла замуж, родила двоих девчонок. А теперь пришла опять к бабушке - вернее, пришли все трое. На учительскую зарплату детей не прокормишь, бывший супруг совсем не помогает. Хорошо, что есть надежда и опора - Клара Никифоровна. Сын и дочь Жени остались полными сиротами - после смерти матери погиб отец. Они уже совершеннолетние, у них своя квартира, но обитать предпочитают тоже у бабушки.

Сейчас у Груздевой другая жизнь и другие занятия. Пенсию Клара Никифоровна не оформляла долго: боялась, а вдруг сразу же и отправят на заслуженный отдых? Кафедру пришлось оставить много позже, но отдохнуть так и не довелось. Материнство ее настигло. На ней - пятеро взрослых внуков и три юных правнука. Но близкие Клару Никифоровну зовут не бабушкой - мамулей. Или просто Кларой. Илья, младший сын Людмилы, живет в Челябинске. Старший сын Жени Валерий - в Омске, с женой и маленьким сыном. Но каждый день ровно в 6 утра мамуля поднимает его на работу телефонным звонком. Потом, погуляв с собакой, готовит завтрак для внучки Татьяны и двоих ее девчонок 7 и 8 лет. На утреннюю яичницу забегают дети Евгении и Андрей. Потом все расходятся до ужина. Маленькие - в школу, старшие - тоже в школу, но на работу. Татьяна и Анна пошли по стопам бабушки, стали педагогами. Андрей пока учится - конечно, в педе. Наверное, они могли бы поступить в медицинскую академию. Но никому из них даже в голову не приходило попросить бабушку поспособствовать. Рассердилась бы и все. А Клара Никифоровна осваивает новые науки.

- Учусь варить суп, - рассказывает она. - Мы ведь дома почти не питались: муж на работе, я в разъездах, дети в саду или школе. Хотя какое-то фирменное блюдо у меня было. Курица, что ли?

Потом Клара Никифоровна тоже отправляется на службу: руководит фирмой компьютерной диагностики, читает лекции студентам. Консультирует пациентов доктор медицинских наук Груздева бесплатно, потому что ей стыдно брать с больных деньги. Зарабатывает немного, потому что деньги в фирме делит так: всем - по труду, себе - что останется.

Она никогда не плачет. И жаловаться ей некому.

- Наоборот, все приходят жаловаться ко мне. Я стала другой, я научилась жалеть.

Клара Никифоровна рассказывает, как одного за другим теряла близких. Но глаза ее сухи по-прежнему, а голова высоко поднята. И только взгляд опять становится чуть-чуть растерянным. Она не ходит в церковь, потому что верит только в науку. Она не ждет ни от кого помощи, а надеется лишь на себя. И жить собирается долго - у нее слишком много дел.

Омск