Заявители усмотрели в этом нарушение своих прав, гарантированных статьями 1 (часть 1), 2, 15 (часть 2), 17 (часть 2), 18, 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 52, 53, 55 и 118 Конституции РФ.
Конституционный суд Российской Федерации указал, что право на судебную защиту относится к основным правам и свободам человека и выступает гарантией всех других прав и свобод.
Отсутствие возможности пересмотра ошибочного судебного акта ограничивало бы данное право. Однако процедурные условия пересмотра судебных актов должны обеспечивать правовую определенность, включая признание законной силы судебных решений, их неопровержимости.
Такой подход подтверждается и Европейским судом по правам человека, который указывал, что отступление от принципа правовой определенности возможно лишь для исправления фундаментального нарушения, свидетельствующего о ненадлежащем отправлении правосудия.
Признавая ранее возможность пересмотра вступивших в силу судебных актов на основании правовой позиции, сформулированной в постановлении пленума и президиума Высшего Арбитражного суда РФ, Конституционный суд РФ указывал на недопустимость придания обратной силы толкованию норм, ухудшающему положение слабой стороны в публичном правоотношении. Однако при внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ и в Гражданский процессуальный кодекс РФ эту правовую позицию Конституционного суда РФ законодатель не учел.
Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем разъяснении по вопросам применения оспоренной нормы указывал на недопустимость пересмотра решений в случае ухудшения положения слабой стороны в публичном правоотношении, но нижестоящие судебные органы этому указанию следуют не всегда.
Конституционный суд РФ подчеркивает, что пересмотр вступивших в силу решений может быть обусловлен изменением практики применения нормы только такими актами Верховного суда РФ, которые обладают свойствами окончательности и исходят от такого органа Верховного суда РФ, который с точки зрения его состава предназначен для формирования и отображения единой правовой позиции данного судебного органа - к таковым судебные коллегии Верховного суда РФ не относятся.
Конституционный суд РФ постановил, что оспоренная норма не предполагает отмены судебных решений в связи с изменением в определении судебной коллегии Верховного суда РФ практики применения правовой нормы.
Более того, законодателю предписано внести в законодательство изменения, предусматривающие возможность пересмотра вступивших в силу решений только при условии указания в соответствующем постановлении пленума или президиума Верховного суда РФ на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы по делам со схожими обстоятельствами. Законодателю необходимо учесть недопустимость ухудшения положения граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, трудовых, по социальному обеспечению и др.) с органами власти. Также надлежит предусмотреть срок, в течение которого допускается подача в суд заявления о пересмотре решений в связи с таким новым обстоятельством, как изменение практики применения правовой нормы в постановлении пленума или в постановлении президиума Верховного суда РФ.
Судебные решения по делам заявителей подлежат пересмотру.
Постановление Конституционного суда Российской Федерации о запрете пересмотра вступивших в силу решений судов на основании определений судебных коллегий Верховного суда РФ является очень важным для правоприменения процессуальных норм в судебном процессе.
Некоторые работники образовательных учреждений в последнее время также столкнулись с тем, что ранее принятые судебные решения по их делам пересматривались в связи с принятыми по другим аналогичным делам определениями судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ.
Напомним, что с 2011 года Верховный суд РФ в своих определениях (от 08.04.2011 г. №3‑В11-4, от 24.06.2011 г. №52‑В11-1) неоднократно высказывал позицию о том, что зарплата работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, должна быть определена в размере не менее минимального размера оплаты труда, после чего к ней должны быть начислены районный коэффициент и надбавка за стаж работы в данных районах или местностях. При этом суд указывал, что при установлении системы оплаты труда в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера, неблагоприятные факторы, связанные с работой в этих условиях, должны быть компенсированы специальным коэффициентом и надбавкой к заработной плате.
За период с 2011‑го по 2016‑й год с учетом вышеуказанной позиции Верховного суда РФ сложилась обширная судебная практика на уровне районных, областных, краевых, республиканских судов. Согласно такой позиции судов зарплата работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, до 2016 года определялась в размере не менее минимального размера оплаты труда, после чего по решению судов к ней начислялся районный коэффициент и надбавка за стаж работы в данных районах или местностях.
С 2016 года судебная практика на уровне Верховного суда РФ изменилась, о чем свидетельствуют определения Верховного суда РФ по гражданским делам от 08.08.2016 г. №72КГ16-4 и от 19.09.2016 г. №51‑КГ16-10. По указанным делам истцы ссылались на то, что их месячная заработная плата ниже установленного в Российской Федерации МРОТ, а сумма районного коэффициента включается в состав заработной платы.
Верховный суд РФ в определениях указал, что трудовым законодательством допускается установление окладов (тарифных ставок) как составной части заработной платы работников в размере менее минимального размера оплаты труда при условии, что размер их месячной заработной платы, включающий в себя все элементы, в том числе районные коэффициенты и надбавки за стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, будет не меньше установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.
После вынесенных Верховным судом РФ определений от 08.08.2016 г. №72‑КГ16-4 и от 19.09.2016 г. №51‑КГ16-10 некоторые суды общей юрисдикции, ссылаясь на изменение судебной практики по данному вопросу, стали пересматривать и отменять ранее принятые решения, согласно которым районный коэффициент начислялся к заработной плате, установленной на уровне МРОТ.
Учитывая принятое 17 октября 2017 года Конституционным судом Российской Федерации постановление по делу о проверке конституционности положений пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ, теперь пересмотр вступивших в силу решений судов на основании определений судебных коллегий Верховного суда РФ запрещен.
В заключение следует заметить, что противоречивость судебных решений свидетельствует об отсутствии единства в толковании и применении норм права, а соответственно об отсутствии предсказуемости и тождественности судебных решений по аналогичным обстоятельствам.
В том числе и в связи с этим 14 ноября 2017 года состоится заседание Конституционного суда Российской Федерации, в ходе которого будут рассмотрены жалобы граждан - работников образовательных организаций на нарушение их конституционных прав положениями статей 129, 133 и 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации.