За деньги, полученные бабушкой от продажи двухкомнатной полнометражки, мы с супругом хотели купить что-нибудь еще более «метражное», но в районе похуже. Нам казалось, что задача довольно проста. Но в агентствах недвижимости старательно запугивали - мол, продать квартиру сейчас крайне сложно: если покупатель и найдется, то исключительно благодаря риэлторскому искусству. Обремененные знанием, в коем оказалось много печали, мы обратились к знакомым. Муж вспомнил, что председатель правления одного жилищно-строительного кооператива был когда-то простым и честным парнем. Тот оказался в самом деле душевным и с ходу порекомендовал «отличного» риэлтора.

Риэлтор «только для нас и исключительно из уважения» составила договор, по которому мы обязывались уплатить ей 10 000 рублей за «оказание услуг по поиску покупателя и оформление документов для отчуждения квартиры». Неустойка, которую мы должны возместить в случае отказа от продажи, составила такую же сумму. Я надеялась, что риэлтор осмотрит наше жилище, дабы оценить его реально. Но не тут-то было. Цену за нашу квартиру «КДО» поставило «на глазок». Тем временем риэлтор все справки, а заодно и плату за них возложила на меня. Копию лицевого счета, например, пришлось брать трижды. Если есть люди, которым доставляет радость общение с родным ЖЭКом, то это не я. Покупатели являлись почему-то рано утром, поднимая всех на ноги, либо поздно ночью, не давая никому спать, - телефон наш из объявления риэлторша вычеркнула, дабы, упаси Бог, мы не договорились с покупателями без ее ведома. Скрывая страх, я распахивала дверь перед незнакомцами. О том, кто к нам придет - бандиты или клиенты, - разумеется, агентство предупреждать забывало. Издергалась так, что вспыхивала от любого косого взгляда.

Вариант покупки мы подобрали сами. Старушка продавец нас терпеливо ждала. И вероятно, ждать бы пришлось еще долго, если бы ее риэлтор, радея о своей клиентке, не подыскала покупателя на нашу квартиру. Правда, после этого директор «КДО» засуетилась и в спешке организовала «своего» нотариуса. Естественно, он мог принять нас именно в тот единственный день, когда не могли мы. Дымясь от напряжения, мы все же приехали на сделку. Деньгами заправляла наша риэлторша, которая ловким движением руки сунула в свой карман 10 000 рублей вознаграждения, ни расписочки не выдав, ни «спасибо» не сказав. В управление юстиции она нас уже не повезла.

После переезда случилось сразу все: ремонт, мамин гипертонический криз и дочкина простуда. Еще и младшую сестру угораздило разродиться именно в это время. Слава Богу, хоть это не потребовало от меня больших усилий. В то время как я нянчилась с дочкой, клеила обои, поила маму лекарством, подвигала мужа на трудовые подвиги, варила обеды, возила племянника в школу, покупала ползунки и писала по ночам статьи - позвонила риэлторша. Спокойная, как удав, она сообщила, что нужны еще три справочки: из водоканала, горгаза и энергонадзора. Кажется, у меня случился приступ истерики. Но к моему невразумительному мычанию риэлторша осталась равнодушна. «Душевный» же ее рекомендатель в ответ на жалобы сказал, что риэлторы всей страны делятся на два лагеря: одни «простачки» берут деньги за то, что оформляют клиенту все документы, другие - за то, что лишь проверяют документы, оформленные клиентом. Что удивительно - за одни и те же деньги. Наша риэлторша как раз «элитная», занимается проверкой «чистоты» квартир для жилищно-строительного кооператива.

Я так и не поняла, как можно, не сходя с места, убедиться в чистоте квартиры - хоть в прямом, хоть в переносном смысле. Зато в обществе защиты прав потребителей мне объяснили, что «чистота» ни в каких смыслах риэлторов особо не интересует. Покупая квартиру у ЖСК в рассрочку, гражданин, собственно, приобретает ее не для себя, а... для кооператива. До тех пор, пока не выплатит все деньги, выселить его, да еще и при наличии каких-то проблем, совсем нетрудно. А уж риэлторы смогут решить эту проблему в свою пользу - надо полагать, «свои» у них не только нотариусы. Тем не менее люди вынуждены обращаться именно в ту фирму, которую рекомендует ЖСК, - таковы условия договора. Понятно, что существуют добросовестные и недобросовестные риэлторы. Но особенно много обманутых граждан появилось два года назад - когда на риэлторскую деятельность было отменено лицензирование. То есть сейчас выступать посредниками в купле-продаже квартир может кто угодно, независимо от опыта, образования и морального облика. В Москве и Санкт-Петербурге по крайней мере хорошим риэлторам выдают сертификаты. В провинции практически нет «управы» на полукриминальные «жилконторы». Кроме суда, до которого риэлтора довести практически невозможно. Юридически грамотных риэлторов можно пересчитать по пальцам. Большинство из них не знают разницы между авансом и задатком. Между тем она значительна: один денежный взнос возвращается покупателю, другой - нет. Зато юридические уловки риэлторы знают назубок. Поэтому прежде всего нужно внимательно читать документы. И участвовать в их составлении. В договоре должно быть прописано все - вплоть до дня недели, когда может быть совершена сделка. И если агентство обещает «подготовить пакет документов», клиент может не беспокоиться и не бегать самостоятельно за справками. Причем хорошее агентство обычно предоставляет прейскурант цен: какая услуга сколько стоит. Цену оно может в принципе назначить любую, но она должна быть предварительно утверждена им же самим. Неустойка за нежелание работать с агентством - это полнейшая юридическая нелепость и чистейшей воды вымогательство. Если не понравилась фирма, клиент может смело уходить. Заплатить следует только за реально выполненную работу - согласно прейскуранту. Как правило, при этом возникают проблемы с подлинниками документов, которые агентства отдавать не желают. То есть берут в залог, что вообще-то уголовно наказуемо. Тем более что подлинники им и не нужны - для агентства довольно и копий. Кстати, как я поняла «задним умом», «КДО» составило договор весьма изящно - наша риэлторша обещала не найти покупателя, а лишь посодействовать в этом поиске. Так что надо сразу же конкретизировать свои требования. После сделки агентство обязано предоставить акт выполненных работ. Многие риэлторы, получив деньги, просят или даже требуют вернуть им договор об оказании услуг. На всякий случай, вдруг что-то не то продали. Или просто пишут, что после совершения сделки договор теряет силу. Такого не бывает - может закончиться срок договора, но его сила продлится еще 10 лет: за это время можно оспорить «жилищную» сделку.

В нашем случае я получила на руки не договор, а «филькину грамоту» - продавала квартиру бабушка, а продавцом почему-то выступала я. Кстати, бабушка лично, то есть собственно продавец, потребовалась всего раз, у нотариуса. В остальных случаях нужна была только доверенность, которую совсем нетрудно сделать, имея на руках паспорт доверителя. Нотариус, правда, вежливо спросил у бабушки, не было ли на нее давления, и она ответила: «Нет». За себя ручаюсь, но, по-моему, держи я пистолет у бабушкиного виска, «свой» нотариус бы этого не заметил. Кстати, полной загадкой осталась волшебная способность нотариуса удостоверять дееспособность клиента - исключительно по внешнему виду. Не всякий доктор это сумеет, а юристу почему-то дозволено законом. Неудивительно, что бедных нотариусов в природе не существует.

В общем, из всего этого я сделала несколько выводов. Во-первых, слушай мужчину и делай наоборот. Во-вторых, блат и деньги - вещи несовместные. В-третьих, нам все же несказанно повезло. Обычно «ни за что» берут в два раза больше. Да и жить нам есть где. Купля-продажа недвижимости изрядно попахивает аферой. Судя по всему, государство, не желая регламентировать риэлторскую деятельность, это поддерживает. Так что доверчивые хозяева квартир, домов и офисов в одно прекрасное утро вполне могут проснуться бомжами.