Признаюсь честно, философский оттенок в моих размышлениях появился потом, а пока я шла на встречу с победительницей городского и областного конкурсов «Учитель года» по уютным улочкам Великого Новгорода и отчего-то ожидала увидеть умудренную опытом, вымотанную после шести уроков учительницу. Но получилось иначе: в огромном холле школы со мной поздоровалась хрупкая, обаятельная девушка. И сразу подкупила открытой улыбкой.

Наталья Станиславовна - натура романтическая. Нет, сама она об этом не сказала, но в ее манере вести беседу, смотреть улыбчивыми глазами на собеседника как-то очень угадывалось понимание и желание красоты мира, доминанты добра в нем. Только по одному тому, что ее сердце открыто для любви, ей предначертана была учительская стезя. Только мечтала Наталья Станиславовна преподавать литературу. Однако, признавшись в этом, сразу добавила, что по романтике география и литература очень близки, и законы географии для нее сегодня - та же поэзия. Ни разу, ни одной минуты, за все десять лет преподавания в школе она не пожалела, что отдала предпочтение этой дисциплине. Так же, как и ни разу не загрустила о том, что выбрала не самую легкую и высокооплачиваемую профессию. Кстати, в семье Натальи Станиславовны учителей не было. Мало того, родители, узнав, куда она собралась поступать, пытались отговорить дочь от этого шага. И на этапе поступления, и на этапе выпускных экзаменов. Но юная упрямица сделала все по-своему. Закончила Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого и, прощально махнув рукой аспирантуре, пошла работать в школу. В свою первую - среднюю школу №34, где за восемь лет трудовой деятельности получила настоящую закалку.

- Я теперь точно знаю, что выживу и смогу работать в любом учебном заведении, - смеется Наталья Станиславовна. - Школьный организм живет и развивается по своим законам. Что примечательно, в 34-й школе умели разумно применять политику кнута и пряника, педагоги были требовательны не только к детям, но и к себе, и все это сочеталось с понятием учительская ответственность. Мне сразу достались все классы - с шестого по десятый, и первый год работы я засыпала с учебником под подушкой. Но это ничего по сравнению с тем, что однажды под Новый год мне пришлось переписывать целую страницу журнала, поскольку нечаянно переставила местами темы. Это заняло довольно много времени, но зато я стала внимательной. Впрочем, хорошего было гораздо больше: на поощрения и добрые слова не скупились ни учителя, ни дети. Когда глаза у ребят светятся, когда десятиклассники на перемене простаивают у карты и кто-то говорит: А помните, как мы путешествовали по материкам? А помните, как играли? Это дорогого стоит. И, наверное, это главное, что удерживает в школе.

- А во что вы играете с ребятами?

- В основном, это деловые, учебные игры. Например, с ребятами помладше совершаем восхождение на гору: рисуем ее из пяти ступеней и постепенно покоряем их. Преимущество у тех, кто первым правильно ответит на вопрос, кто на карте что-то верно покажет. Со старшеклассниками, например, выстраиваем какое-либо предприятие в гипотетическом районе и оцениваем его деятельность с точки зрения губернатора края, работника заповедника. Ребятам это очень нравится. Я однажды придумала и до сих пор использую бейджики, где указаны должности, допустим, «мэр города», «председатель совхоза». После первой игры ребята носили бейджики несколько дней и все обсуждали свою экономико-географическую деятельность. Почему мне обучение в игровой форме кажется эффективным? Для географии очень важна мотивация, а программа составлена таким образом, что много научных понятий, практических работ. Если все это выполнять скрупулезно, то есть большая вероятность потери интереса к дисциплине. География не тот предмет, чтобы ее зубрить.

- Вы любите путешествовать?

- Люблю и делаю это по мере возможности. Вместе с ребятами. В основном по Новгородской земле. Конечно, нам бы хотелось побывать на Байкале, на Дальнем Востоке, но пока нет средств на осуществление этих проектов. Кстати, новгородская земля тоже таит немало интересного. Для историков - это просто кладезь. Что касается географии, то у нас карстовый рельеф и есть карстовые озера. Исчезающие озера. У них и названия говорящие - Сухое, Ямное. Это озера, вода из которых раз в несколько лет уходит в подземные реки.

- И возвращается?

- Да. По легенде водяные играют в карты, и, если водяной проигрывает, то свою воду обязан отдать. Но это по легенде. А быль гласит, что как-то рыбаки поймали щуку в одном из озер и, зачем-то пометив ее сережкой, отпустили. Через некоторое время эту щуку выловили в другом озере. Это говорит о том, что она прошла в него подземными реками. Есть у нас и карстовые пещеры, правда, не такие огромные, как на Урале. Есть и карстовые воронки, которые спускаются в русло подземной реки, и, если приложить ухо к такой воронке, можно услышать, как шумит невидимый поток. Кое-где такие реки выбиваются на землю фонтанчиками.

Помимо походов со своими ребятами, мы также выходим на практику с детьми из классов естественно-научного направления. Здесь с нами сотрудничает Госуниверситет им. Ярослава Мудрого, и практика, как правило, касается такого раздела, как почвоведение. Мы роем шурфы, исследуем почвенные слои, делаем опыты, анализируем.

Пока Наталья Станиславовна говорит, я чувствую, что проникаюсь к географии если не любовью, то неподдельным интересом точно, и почти мечтаю добраться до какого-либо учебного издания, чтобы разобраться в рельефных лабиринтах мира. Увлеченность, она ведь заразительна. Моя собеседница показывает на гору журналов на учительском столе и торжественно объявляет, что ребята много путешествуют... сидя за партой. Благодаря дополнительной литературе, которую, кстати, наша героиня выписывает на собственные средства.

А насколько интереснее мог бы быть этот процесс, будь в ее распоряжении хоть один, хоть плохонький компьютер! Нет, в школе компьютерный класс есть, есть и мультимедийный проектор, просто у учителя информатики нагрузка достигает едва ли не сорок часов и, вклиниться в это расписание, практически, невозможно. Но когда Наталья Станиславовна смотрит образовательные диски по географии, ее сердце плачет: как мог бы обогатиться учебный процесс при наличии компьютерной техники. Впрочем, дети все понимают и принимают мир сквозь призму отношения к нему своей учительницы. Так же, как она когда-то влюбилась в профессию благодаря собственным учителям. Наталья Станиславовна шлет в свое детство глубокий поклон Лихачевой Маргарите Васильевне, Царевой Нине Александровне, Пикалевой Любови Михайловне, Ивановой Любови Николаевне, Степановой Евгении Валерьевне - учителям 14-й школы Великого Новгорода. А еще благодарит за веру в нее Воскресенскую Елену Алексеевну, которая предложила однажды молодой учительнице: «Давайте попробуем». И она попробовала. И победила в городском и областном конкурсах «Учитель года». Правда, считает, что только из-за того, что не хотелось подводить людей, переживавших за нее и веривших в ее профессионализм. Но это уже свойство характера. Для себя же она вынесла из конкурсной эпопеи важное: анализ, обдумывание собственной работы помогли понять, где получается, а где необходимо изменить подход. Научилась быть увереннее и избавилась от некоторых комплексов. И что не менее ценное - расширила круг общения. И уже скучает по коллегам-конкурсантам, вспоминая яркие московские будни.

Короткий зимний день, пока мы беседуем, подходит к концу, и за спиной у Натальи Станиславовны ослепительной закатной вспышкой сверкает солнце. Так и запечатлевается во мне эта картинка: на фоне розового диска тоненькая фигурка учительницы. И почему-то рождается вопрос о мечте.

Моя героиня немного подумав, вздыхает и говорит:

- Мечтаний много. Хочется, чтобы моему сыну всегда сопутствовала удача, чтобы он вырос уверенным в собственных силах, чтобы жизнь его сложилась хорошо. Чтобы поменьше ушибался.

Хочется, чтобы в моей жизни, наконец, появилось такое понятие, как собственная квартира. Чтобы мы не переезжали с места на место и не просыпались каждый раз среди коробок, опять готовясь к переезду. Хочется иметь хоть маленький, но свой заветный уголок.

Хочется, чтобы в наш век модернизации школа оставалась школой. Чтобы все нововведения были продуманы не до запятой, а до точки и шли на пользу ребенку. Хочется, чтобы быстроменяющийся мир в конце концов оглянулся на ребенка и понял, что ему сейчас труднее всего, поскольку он беззащитен. Многого хочется, и хочется, чтобы все сбылось.

Что мне остается ответить? Наталья Станиславовна, все обязательно сбудется!

Великий Новгород