Денис ШКАРИН, учитель истории и обществознания школы №1, Нововоронеж, Воронежская область:
- Скорее всего, не выбрал бы ни одну сторону. Политика и красных, и белых мне не близка. Однозначного выбора, на мой взгляд, быть не может, и сложно придерживаться какой-то одной точки зрения. Если говорить о политике большевиков и действиях красных, то, с одной стороны, они хотели преобразований общества на благо самых социально незащищенных. Но, с другой стороны, достигалось это страшным террором.

Ольга Д., учитель истории и обществознания, Нижний Новгород:
- Не знаю, на чьей бы я была стороне, но явно не на монархической. Тогда ведь все образованные люди были против самодержавия и угнетения одних слоев другими. И на позиции анархистов я тоже вряд ли встала бы. Пожалуй, меньшевистские взгляды мне ближе всего. Лидер меньшевиков Юлий Мартов отнесся отрицательно к Октябрьской революции, делегация меньшевиков во главе с ним ушла со 2‑го съезда Советов. Меньшевики публично выступали против ограничения большевиками свободы слова, были против арестов видных деятелей (не только меньшевиков и эсеров, но также буржуазных партий и беспартийных), осудили разгон Учредительного собрания и расстрел царской семьи. Весной 1918-го меньшевики начали издавать газету «Вперед», с помощью которой еще пытались повлиять на ситуацию. Они опубликовали материалы, разоблачающие Сталина. Очень жаль, что их голос не был услышан. Если бы услышали, XX век не был бы столь кровавым.

Максим ИВАНОВ, учитель истории и обществознания Державинского лицея, участник конкурса «Учитель года России»-2014, Петрозаводск, Республика Карелия:
- Все зависело бы от того, в какой семье я родился, представителем какого сословия или класса был. Если бы я работал на фабрике или заводе, представлял крестьянскую семью, то, скорее всего, поддержал большевиков. А вот если бы я был либеральным интеллигентом или консерватором и представителем дворянства, то, скорее всего, у меня была бы совершенно другая позиция. Если говорить о моих собственных представлениях, учителя Максима Иванова, то я не поддержал бы большевиков, потому как их лозунги - «Власть - Советам», «Земля - крестьянам», «Фабрики - рабочим» - утопичны. Я бы не стал поддерживать Временное правительство, потому что Керенский, у которого было время, не очень реализовал себя в конкретных делах. Поэтому я бы выбрал позицию стороннего наблюдателя. Время было тяжелое, кризисное, поэтому считаю, что поддержка того или иного человека мало что решала. Большевики просто взяли власть, которая лежала, как десятирублевая купюра, на дороге. Временное правительство было арестовано, и начал свою работу 2‑й Всероссийский съезд Советов. Мне кажется, повлиять на ситуацию в принципе было невозможно, а вот потом, после октябрьских событий, я был бы сторонником созыва Учредительного собрания и поддерживал тех, кто хотел бы, чтобы оно работало.