Время бежит вперед и не думает ждать отстающих. Москва меняется день ото дня и, как дама, следящая за модными тенденциями, перестраивает школу под свой яркий, иногда экстравагантный стиль. Учитель-технолог, учитель-сценарист, учитель-эксперт, ИКТ-ОБЖ-финансово-грамотный специалист - вот новые котирующиеся на рынке образования роли. Жаль только, что все реже возникает спрос на учителя-интеллигента. А значит, и с учеников уже не потребуешь интеллигентности.
Возможно, лингвистическая составляющая образования, а именно она является «средой обитания» интеллигенции, смотрится сегодня чересчур академично и поэтому проигрывает таким звучным и модным проектам, как робототехника, биоинженерия, нанотехнологии. Основную ставку на преподавание языков сейчас решаются делать немногие. Кажется, что в наши дни знание как минимум английского - это данность, некий инструмент, который выдается как атрибут принадлежности современности. Но не обольщайтесь, ведь, если ребенок умеет печатать, это не означает, что ему не надо учиться писать.
Вопрос о том, предрешена ли судьба языковых школ, ярко иллюстрирует следующая непридуманная ситуация: в наши дни по центру столицы России мечется человек, заглядывая в глаза прохожим и уже безо всякой надежды повторяя по слогам вопрос: «Do you speak English?» Все, что ему нужно, - это жест по направлению к метро.
Разговоры о нецелесообразности языковых школ ведутся довольно давно. Меняются только лозунги в зависимости от политических реалий. В советское время принято было считать, что спецшколы - рассадники социального расслоения, где дети в оригинале читают нецензурированную литературу. Чуть позже заговорили о том, что языковые общеобразовательные учреждения не выполняют госзаказ и не обеспечивают педвузы будущими учителями иностранного языка. Ну а сейчас все полагают, что любой ученик может и сам подготовиться к сдаче ЕГЭ по иностранному языку, что далеко не всегда, к сожалению, подтверждает знание того самого языка.
Любому преподавателю английского стыдно сталкиваться с ситуацией, когда в огромном ГУМе на Красной площади в Москве среди продавцов-консультантов, молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет, находятся лишь два человека, способные вести диалог с иностранцами в предсказуемой ситуации из разговорника «в магазине».
Для нас, учителей, связавших свои судьбы, профессиональные и человеческие, с самой первой языковой школой Москвы, носившей при основании имя «Спецшкола №1 с преподаванием ряда предметов на английском языке», нет дилеммы в вопросе «быть или не быть». Мы готовимся к 70-летию нашей alma mater, радуемся постоянному спросу со стороны родителей на изучение языков в нашем образовательном учреждении, не изменявшем своему профилю с 1949 года. Мы с коллегами с профессиональным удовлетворением коллекционируем рассказы выпускников об очевидных преимуществах, которые дал им языковой профиль, ведь изучение иностранных языков влияет на мыслительные процессы, память и актуальную в современном мире способность к многозадачности. Мы учим, видим результаты своей работы и гордимся, что представляем не только прошлое, но настоящее и будущее образования любимой столицы.
Время бежит вперед, перескакивая через несколько ступенек. Москва, удивляя всех, порой обгоняет даже его. Мы, учителя, ускоряемся вместе с ней, меняя себя и свои школы, и примеряем, иногда с радостью, иногда с недоверием, ультрамодные формы московского образования. Но наш уникальный город готов принять новое, не предавая своих традиций и истории. А значит, быть в столице и наноробототехнике в детских садах, и классическому преподаванию гуманитарных наук в школах. Надо просто верить в наших учеников, и когда-нибудь в Москве человек, в совершенстве владеющий разными языками, интеллигентный человек, перестанет быть редкостью.

Дарья СПИРИДОНОВА, учитель английского языка школа №1282