...Счастье накрыло меня и не отпускало несколько дней. Открывала глаза каждое утро и думала: «Наконец-то сбылось! Заметили, поддержали, не оставили человека!» Еще думалось о том, как важно дать такую поддержку вовремя, если не в самом начале, то хотя бы в середине пути. Но обо всем по порядку.
Раньше мы с Ксюшей встречались у моей подруги Тани на дне рождения. Не год или два, а лет семь подряд. Вот Ксюша - школьница. Она хорошо учится, рассказывает о выпускных экзаменах, говорит о долгой дороге в школу, где иногда можно ночевать. Вопросов у меня не возникает. А теперь Ксения поступила в вуз. Я не удивляюсь - она же умница, прилежная, и сомнений нет - такие должны учиться именно в вузе... Ксения уже выпускница! Пять лет пролетели! Ищет работу и... еще через год она без остановки рассказывает о своих детях, все они воспитанники коррекционного сада. Ксюша разрешает им бегать, прыгать и приветствует их беготню, игры. «Дети должны играть!» - восклицает она. «Должны, конечно же!» - соглашаюсь я и поглаживаю свой живот. Мы ждем первенца с мужем, и я уверена, что игра - это так естественно для ребенка.
...Проходит еще несколько лет. Я пишу для «Учительской газеты» о конференции по неформальной педагогике Ланцберга. У меня трое детей, с которыми если и есть минута, то это время сразу же превращается в возможность поработать.
- Приводи своих прицепиков. Буду для них паровозиком, - говорит Ксения, Ксения Владимировна, педагог младшей группы театральной студии «Росток», в которой много детей - с диагнозами и без - учатся общаться, выступать, говорить, дружить, и каждый в своем темпе.
Так Ксюша стала для моих сорванцов Ксенией Владимировной, она и для меня стала педагогом, который подбадривал, вдохновлял, а иногда говорил просто: «Мамочка, идите чай пить. На пару часов это наши дети!» И дети, доверенные им, ребятам-студентам, старшим школьникам-волонтерам, которые занимали и развивали пришедших в студию, становились ощутимо дружелюбнее, веселее и расцветали после поездок на базу, где в походных условиях с ними продолжали работать.
Однажды, надышавшись впервые лет за пять свежим воздухом карельской глубинки, утонув глазами в бездонном небе с верхушками сосен, я спросила у Ксении: «Ксюша, а почему ты здесь?» «А ты так и не поняла?» - вопросом на вопрос ответила Ксения. Если честно, то я и не знала, что именно понимать. Но было минут 20 свободного времени, и некоторые моменты мне вдруг удалось соотнести. Оказывается, Ксения все школьные годы училась в коррекционной школе для слабовидящих детей. «Ты не поверишь, чего мне стоило отстоять свое право не ночевать там, а приезжать домой. Мама волновалась безумно! Но я настаивала на своем - могу и буду передвигаться по городу сама. Не нужны проводники и помощники. Ты же знаешь, я справилась!» Справилась Ксюша, как понятно уже, и с обучением, когда ничего особенного для этого не было в вузе предусмотрено, и с экзаменами, и с работой в детсаду. «Мне нравится, когда дети чувствуют себя свободно и у них нет страха сделать ошибку, нравится, когда особые дети на равных играют с обычными и никто при этом не делает большие глаза и не шепчется за спиной. Относятся к ним так же, как и к другим, не делая из этого события. Колоссальный опыт, полученный в системе коррекционного образования с плюсами и минусами системы, помог мне сформироваться как профессионалу. Я поняла, что мне самой необходимо развиваться, расти в своей профессии, дополнительно учиться».
Спустя еще пару лет, когда Ксения перестанет быть педагогом моих детей, мы будем говорить о тревожных тенденциях в коррекционном образовании Карелии, о том, как они с одноклассниками когда-то по-своему, по-детски отстаивали свое право на жизнь в обществе. «В моей жизни многое случается вопреки. Вся жизнь - это преодоление себя, чужого мнения или недоверия мне как школьнице, студентке, профессионалу... Дескать, зачем ты пойдешь в педагогический, ты не поступишь, иди в медколледж, ты же массажист. Или: «Ты не сможешь защитить диплом, у тебя ничего не получится». Или: «Так ты уходишь из дошкольного образования? Ты нашла лучшее место с большей зарплатой?» А ты уходишь в никуда, на зарплату в пять раз меньше, чем получаешь в детском саду. Никто не понимает, что ты хочешь расти, получать новый опыт, а за спиной, не стесняясь, говорят - дура, не от мира сего. А ты никуда не уходила из коррекционного образования и просто меняла направления работы, искала новые эффективные подходы, - рассказывает Ксения о своем пути. - А самое главное, что ничего другого я и не умею. Знаю только, как помочь таким же, как я, не важно, сколько им лет. Умею помочь, принять человека, найти подход, а иногда просто поверить в него. Самого лучшего результата, по-моему, добиваются те, в кого верят и просто любят!»
...И в тот наш разговор Ксюша расскажет, что в первый месяц ее жизни мама вдруг поймет, что новорожденная девочка как-то не так развивается. Врачи скажут, что это слепота и надежд нет, женщине предложат сдать ее в интернат для слепых и написать отказ, а мама не поверит - повезет доченьку в Санкт-Петербург. Впереди будет много операций, лечение, много боли и радости - частично зрение восстановят, Ксюша научится ходить, читать, будет учиться и получит высшее образование. Все эти годы она будет заниматься в театральной студии «Росток», выступать в разных районах Карелии, России, за границей, обретет друзей и уверенность в том, что она может все. Ксения росла в семье с братом и сестрой. Ее мама настолько позитивный, сильный, жизнерадостный человек, что никогда не догадаешься, через какие трудные решения и испытания ей вместе с Ксюшей пришлось пройти. По Ксюше тоже ни о чем не догадаешься - молодая, с летящей походкой, с позабытыми где-то перчатками и шапкой, с неизменной улыбкой...
«Недавно вернулась из Швейцарии, гостила там у друзей. Мечтаю отремонтировать квартиру и жить самостоятельно. Ипотека у меня, надо много работать», - говорит Ксения и ведет за руку молодого человека, они вместе с другими ребятами торопятся на квест. Несмотря на кромешную тьму, неровные дороги, молодые люди с особенностями опорно-двигательного аппарата и зрения организовали себе досуг, улыбаются и готовы к приключениям.
«Ксюша, а где же твой букет?» - спрашиваю я, вспоминая, что победителям чемпионата «Абилимпикс» дарили чудесные букеты. «Два своих букета я подарила волонтеру и коллеге. Волонтеру - в благодарность за поддержку, помощь и позитивный настрой, а коллеге - для настроения», - говорит девушка, легко взмахивая рукой. В этом вся Ксения, которая заняла первое место в номинации «Социальная работа» чемпионата и в ближайшем декабре вместе с победителями других пяти направлений будет представлять Карелию в Москве. Первый карельский чемпионат прошел не комом. Он дал путевку в жизнь многим молодым, которым нужна поддержка. Как хорошо, что так вовремя!

Сайт «УГ» рассказывал читателям о первом чемпионате «Абилимпикс» в Карелии (http://www.ug.ru/news/23294 и http://www.ug.ru/news/23259). Стоит отметить, что ему сопутствовала дискуссия по вопросам доступности и открытости профессионального образования для людей с особенностями здоровья.

Петрозаводск, Республика Карелия