- Папа, а ты помнишь свои школьные годы, в какой школе ты учился?
- Я учился в трех школах, так получилось. Сначала поступил в школу №31. Она была со специальным английским уклоном. Потом мы переехали на другую квартиру, нужно было выбирать школу, которая находилась поблизости от дома, в то время это была школа №179.
- А это была простая школа или тоже с уклоном?
- Была абсолютно простая средняя школа. И 9-10-е классы, а в то время, когда я учился, была десятилетка, в отличие от настоящего времени, когда учатся 11 лет, я учился в 232-й школе на Садовом кольце. И мне повезло...
- Чем же эта школа отличалась от других?
- Это была, по-моему, одна-единственная школа в Москве, где практиковались факультативные занятия по мастерству актера, сценической речи и сценическому движению. Таким образом, в старших классах школы нам преподавали эти дисциплины.
- И эти занятия помогли при поступлении в театральный вуз?
- Бесспорно, я занимался усиленно именно этими предметами, которые очень пригодились в дальнейшем.
- И эта школа до сих пор с театральным уклоном? Да?
- К сожалению, сейчас эта школа изменила свой профиль, и уже такого театрального уклона она не имеет.
- Папа, конечно, многое, вероятно, стерлось из памяти, но уж школьных друзей явно помнишь? Может, с кем-то даже сохранились дружеские отношения?
- Естественно, друзей было много, и помню, что компания у нас была сильно спаяна из четырех человек, нас было четыре друга. Общались мы довольно долго после школы. Но так как трое из нас выбрали в своей жизни профессии, отличные от творческих, театральных и художественных, наши дороги со временем разошлись. Иногда мы встречаемся и звоним друг другу, но общение сейчас уже стало, конечно, редким.
- Расскажи, что вы обычно делали на переменах?
- Когда были поменьше, бегали, носились, и нас старшеклассники, которые были дежурными, ловили и каким-то образом наказывали за то, что носимся на переменах, и старались приструнить нас как-то, а потом, когда мы подросли, мы уже следили, чтобы младшие наши товарищи не очень хулиганили на переменах. А так обычно, как и все ребята, бегали, резвились, менялись различными машинками, пистолетиками, игрушками, солдатиками. В общем, такое обычное мальчишеское детство.
- Мне нравятся литература и история, а ты на какие уроки ходил с удовольствием?
- Помню, что как раз в старших классах было два замечательных предмета. Это литература. Ее преподавал Лев Соломоныч Айзерман на уровне института или университета. Он был одним из выдающихся педагогов по русскому языку и литературе, и его уроки превращались практически в лекции, напоминающие лекции в высших учебных заведениях. И мне нравились уроки по физике.
- Странно, ведь это совсем не твой гуманитарный профиль. Или, как известно, физики и лирики всегда интересны друг другу?
- Молодой в то время педагог так увлекательно рассказывала о физических, необыкновенных явлениях, законах и процессах, что невольно я был вовлечен в процесс обучения и с удовольствием посещал эти уроки.
- Папа, помнишь песенку «Буквы разные писать тонким перышком в тетрадь учат в школе»... А тебя чему школа научила?
- Школа научила, конечно, прежде всего дисциплине, общению, как с одноклассниками, так и со старшим поколением. Я имею в виду, конечно, учителей. А еще ответственности и самостоятельности.

Василиса НЕВИННАЯ, ученица 10-го «Б» класса школы №1357 «На Братиславской»