Об истории отечественной педагогики написано немало, но, пожалуй, редко кому удавалось так живо и интересно описать жизнь русской школы со времен Ярослава Мудрого до наших дней, как автору книг по русской истории Наталье Петровой. Ее книга «Повседневная жизнь русской школы от монастырского учения до ЕГЭ» с первой страницы захватывает обилием занимательных деталей, доходчивым ярким языком, картинами подробного описания жизни разных слоев учительства, а главное - желанием показать важнейшую роль учителя в жизни общества разных времен.
От ремесленника - к мудрецу
Семь глав книги охватывают более трех веков повседневной жизни русской школы. Наталья Петрова подробно описывает жизнь учителей лицеев, гимназий, земских школ, народных училищ и церковно-приходских школ, которые, по мнению многих историков, были действительно народными школами. Автор напоминает, что понимание роли учительства пришло на Русь из Византии, получившей его, в свою очередь, вместе с античным наследием: в греческой учительской иерархии находилось место и ремесленникам, учащим грамоте, и мудрецам, помогающим обрести смысл жизни.
Отдельная глава посвящена женскому образованию. Оказывается, «впервые о женском образовании заговорили во второй половине XVIII века, когда в женщине стали видеть не только жену и мать, но и воспитательницу детей, прежде всего собственных. Инициатором женского образования в России стал известный деятель Иван Бецкой, единомышленник императрицы Екатерины и организатор школьной реформы в России. Именно Бецкому принадлежит идея создания в России закрытых учебных заведений «для юношества обоего пола». Для мальчиков открыли Сухопутный шляхетский корпус, для девочек - Воспитательное общество благородных девиц при Воскресенском монастыре, более известном как Смольный.

Кто такие кофейницы
«В Смольном, открывшемся в 1764 году, обучалось 200 воспитанниц, разделенных на 4 возраста, или класса: 6‑9 лет, 9‑12 лет, 12‑15 лет и 15‑18 лет. Чтобы легче было разделять воспитанниц, первый класс одели в платья коричневого цвета, их называли «кофейницы», второй - голубого, третий - серого и четвертый - зеленого, а для балов - белого. Первоначально в институте учились двенадцать лет. В программу обучения входили русский и иностранные языки, арифметика, история, география, естественная история, стихосложение, рисование, музыка и танцы», - пишет Наталья Петрова. И сама Екатерина II, и Бецкой часто наведывались в Смольный.
В конце XVIII - начале XIX века появляются и другие закрытые воспитательные институты для девочек из благородных семей - Екатерининский, Патриотический и Павловский институты. В 1858 году было открыто первое училище для девочек в Петербурге, названное Мариинским в честь императрицы Марии Александровны. Самыми популярными московскими гимназиями были гимназии Арсеньевой, Вяземской, Перепелкиной, Ржевской, Хвостовой, в Петербурге славилась гимназия Стоюниной. Что важно - набор предметов в женских гимназиях почти не отличался от мужских. Изучались языки - русский, французский, немецкий, Закон Божий, история, география, естественная история, физика, химия, космография и педагогика. «К 1899 году, - приводит интересный факт Наталья Петрова, - в России насчитывалось уже 320 женских гимназий - на двадцать гимназий больше, чем мужских, и из их стен выходило 16000 девушек со средним образованием». Кстати, очень многие потом становились учителями.

За чертой бедности
Книга Петровой отличается честностью и непредвзятостью, она не идеализирует образ учителя, скорее наоборот, показывает, что учительский труд сродни каторжному. Редко, когда учителя получали достойную плату за свой труд, народный учитель в XIX веке и вовсе пребывал за чертой бедности. В среднем они получали 360 рублей в год, этого хватало лишь «для удовлетворения насущных физических потребностей учителя-одиночки, учителя-бобыля». Так что многие не могли завести семью, ведь, чтобы ее содержать, в год надо было иметь 1200 рублей в среднем.
Даже учителя гимназий, которые получали значительно более высокий оклад, чем учителя начальной школы, и те, чтобы прокормить семью, были вынуждены преподавать в нескольких учебных заведениях. «Так, один из известных и талантливых педагогов конца XIX - начала XX века Сергей Павлович Моравский преподавал историю одновременно в трех гимназиях Москвы, - пишет Петрова, - и, кроме того, ездил с частными уроками по городу, которых бывало до 30 часов в неделю!»

Прочь из школьной тюрьмы
Мы все время наступаем на одни и те же грабли. Так, оказывается, большие надежды в советской России 1920‑х годов возлагались на американские новшества. Среди них так называемый Дальтон-план - система индивидуализированного обучения. Придумала его в начале XX века некая Елена Паркхерст. Учащиеся, по мысли автора этого метода, не должны заниматься в классе, это рутина, им необходимо предоставлять свободу в выборе занятий и самостоятельность в планировании своего учебного времени. Такая методика, конечно, развивала инициативу, но совсем не учитывала того, что многие человеческие качества раскрываются во время коллективной работы.
«Поэтому, - пишет Наталья Петрова, - критично оценив результаты Дальтон-плана, в России придумали сочетать его с методом «проектов», тоже американским изобретением. И вот сто лет спустя мы вновь возвращаемся к американским методикам школьной работы. 20‑е годы прошлого века в образовании запомнились смелыми экспериментами, сломом всего старого. Даже педагогов стали называть по-особому - шкрабами - школьными работниками. Это время комплексных программ, хорошо описанных в романе Вениамина Каверина «Два капитана»»…
…Читая Петрову, узнаешь не только об образовании, но и о быте, нравах, культуре прошедшей эпохи. Поражает энциклопедичность знаний автора, легкий язык, умение донести колорит ушедшего времени. Поэтому можно сказать уверенно - книга привлечет не только учителей, студентов педвузов и колледжей, но и широкий круг читателей, ведь все мы так или иначе связаны со школой…