Итак, Брюгге пахнет шоколадом. Это не образ. «Шоколадный», как с картинки коробки из-под трюфелей, «игрушечный» Брюгге пахнет именно так. Горько-сладкий аромат кофейных зерен по узким, закованным в брусчатку улочкам носит легкий бриз каналов. Бывшую столицу провинции Западная Фландрия называют столицей шоколада. Предлагаю свое название Брюгге, оно, пожалуй, самое точное - Шоколадная Венеция.
Здесь сотни (я не оговорился - сотни!) кафе и ресторанов, специализирующихся на десертах и блюдах из шоколада. К иным из них можно добраться только в лодке, в чем особые шик и прелесть. Правда, если ты перебрал шоколадного ликера, коньяка с горячим шоколадом, шоколадных конфет с ромовыми и прочими горячительными начинками, ты рискуешь раскачать лодку по дороге в гостиницу. Или выпасть из нее в озеро Любви.
Раз в году в Брюгге начинают бить шоколадные фонтаны. Это значит, что сюда съехались лучшие «шококулинары» Бельгии, чтобы удивить мир новыми чудесами из шоколада. Город-музей погружается в фестиваль «шоколадной жизни».
Время здесь остановилось. Я не жил в XV веке, но историки утверждают, что Брюгге замер в том счастливом для себя периоде расцвета, когда каждый в объединившейся Фландрии чувствовал себя защищенным, независимым, гордым. И счастливым. Каждый - в меру своих возможностей и своего понимания счастья.
Житель Брюгге (так мне показалось по контрасту с Амстердамом) - вещь в себе. Замкнут. Внешне неприступен. Застегнут на все пуговицы мундира традиций. Молчалив, как стены древних замков, ратуши, башни, каменные памятники героям не нашего времени - королям, рыцарям, художникам...
Особенно популярным город стал после нашумевшего фильма Мартина Макдонаха «Залечь на дно в Брюгге». Напомню. Два очень плохих парня, а попросту киллера, Рэй и Кен, провалив операцию в Лондоне, приезжают в убаюканный шоколадным благополучием и изобилием Брюгге, чтобы отсидеться. (Залечь на дно.) От разъедающей душу киллеров скуки (слово «fuck» в разных вариантах звучит в этом фильме 137 раз) убийцы гуляют по городу, путешествуют на лодке по его каналам, флиртуют с легкомысленными девушками, скандалят в кафе... Рэй должен убить Кена, но приговоренный этого не знает. Идут час за часом, день за днем... Режиссер детально (подробнее, чем самый добросовестный гид) показывает, чем живет Брюгге, его достопримечательности, улочки и переулки, кафешки, пары влюбленных лебедей...
Это созерцание прекрасного, немой диалог с прошлым и настоящим Брюгге, вживание в ритм и в быт города чудесным образом действуют на изуродованную, испепеленную преступлениями душу Рэя (или на то, что от этой души осталось). И старший по возрасту киллер без внешних душевных переживаний и страстных монологов отказывается убивать напарника, зная, что шеф непременно убьет за невыполнение приказа. В животном Рэе проклюнулось что-то человеческое, а он и не предполагал в себе подобное. Фильм Макдонаха - прекрасный путеводитель по Брюгге. А еще очень тонкий по метафоре, в нем заложенной. Созерцание прекрасного приподнимает над суетой, взращивает душу, разгоняет накопившиеся муть и копоть. Ритм умиротворенности и уюта дает возможность заглянуть в самого себя. И ужаснуться, если есть от чего...
Спустимся с духовных высей на землю. В Брюгге придумали биржу. А еще жители Брюгге уверены, что их город - родина картофеля фри. Бельгиец по фамилии Фриц в 1848 году смекнул, что обжаренный в кипящем масле картофель очень вкусен и прост в приготовлении. Фриц умер, и его вдова выкатила на брусчатку Рыночной площади первый киоск на колесах, торгующий пакетиками с картофелем. Теперь фри хрустит весь мир.
В Брюгге 110 тысяч жителей и миллионы туристов. Наверное, в часы пик здесь бывает тесно. Но как свободно душе и мыслям...

Брюгге - Москва