Путь Александра Андреевича не был усыпан лепестками роз. Вся его жизнь была, по сути, аскетическим поиском, идущим во имя высшего предназначения живописца. Его талант первыми оценили отнюдь не собратья по цеху. Человеком, лучше всех угадавшим масштаб и значение Иванова, был Николай Васильевич Гоголь, даже ставший моделью для фигуры одного из купающихся на его полотне. Набожный писатель ценил одухотворенность и христианскую вдумчивость одаренного соотечественника, в письмах на родину давая ему лестную характеристику, сообщая, что тот «ведет жизнь истинно монашескую, корпя день и ночь над своей работой и молясь ежеминутно».
Именем своим картина обязана как раз Гоголю, неизменно так называвшему ее в письмах. Считается, что о «Явлении...» идет речь в мистической повести «Портрет», а в гениальном живописце-создателе, выведенном на страницах произведения, явно угадывается Иванов.
Художник тщательно изучал итальянскую живопись, анализировал наследие Джотто, Тициана, Веронезе, делал великое множество эскизов, а в 1835 году представил композицию «Явление Христа Марии Магдалине после воскресения», за которую был поощрен академией возможностью остаться в Италии еще на 3 года. Интересно, что пейзажные зарисовки, сделанные для великого полотна, в окончательный вариант картины так и не вошли.

Александр Иванов:
«Я хотел моих любезных соотечественников русских помирить между собою сюжетом своим, первым сюжетом в свете! Который мне ниспослан самим Богом - по крайней мере, я так верю».


Александр Андреевич по-своему переосмыслил приемы академической живописи. Композиционное решение шедевра поражает динамикой и глубиной: фигура Христа приближается к народу из отдаленной точки. Восхищает и психологическая достоверность каждого персонажа на многофигурном полотне. Художественные достижения Иванова оправдывают небывало долгий срок работы над произведением. Однако, как известно, конечный результат не удовлетворил взыскательный императорский двор. Но большое всегда видится на расстоянии. Сегодня значение «Явления Христа народу» для русского искусства неоспоримо.
До недавнего времени посетители Третьяковской галереи могли проследить сложности создания эпического полотна: во дворе музея был развернут уникальный медиапроект известного художника Павла Каплевича «ПроЯвление» - своеобразный диалог с выдающимся мастером. В высоком павильоне, выстроенном Сергеем Чобаном, великая картина Александра Иванова оживает: на полотне размером с оригинальную картину (540 x 750 см) сменяют друг друга эскизные наброски, вслед замыслу художника трансформируется композиция. Каплевич смело варьирует техники, воссоздавая «Явление...» то в виде гобелена, то полуосыпавшейся фрески (в этот момент вспоминаются работы мастеров Раннего Возрождения, ставшие источником вдохновения для классического живописца). Фигура Христа меняет местоположение, в потемневшей колористической гамме вдруг появляется контур голубя - символ Святого Духа. Мистические превращения сопровождаются музыкой композитора Александра Маноцкова: шелестом крыльев, плеском воды, шумом листьев и дыханием ветра. Кажется, сама огромная картина живет и дышит, становясь на наших глазах реальностью и вновь исчезая через несколько минут.
Реализовать проект помогла давняя работа Павла Каплевича с тканями: художник владеет техникой высокомолекулярной обработки, позволяющей преобразовывать исходный материал. Так стала возможной визуализация процесса создания ивановского шедевра. Последовательное воспроизведение этапов работы великого живописца оставляет ощущение сопричастности к чуду.
Сама же картина по-прежнему украшает собой один из залов постоянной экспозиции ГТГ. «Явление Христа народу» остается истинным явлением в русском искусстве не только XIX столетия.