Трудно поверить, что в ХХI веке в России, продающей газ и нефть половине мира и на полном серьезе претендующей на роль сверхдержавы, нет возможности проложить нормальные дороги к школе для каждого ребенка, нет средств провести газ в каждый населенный пункт. Сколько нужно потратить денег, чтобы утром каждый школьник нашей большой страны мог без проблем добраться в школу, а потом вернуться домой? Неужели миллиарды? Но даже если и так, то наверняка требуемая сумма может найтись, потому что это касается судеб детей, живущих в глубинке.
Я далека от идеализации прошлого, но лет 50-60 назад заботы о маленьком человеке было намного больше. Да, она была порой декларативна, неискренна. Но все же такого цинизма, как сейчас, в отношении к детям встречать не приходилось. Сегодня же прагматизм в отношении к любому человеку, даже к ребенку, стал нормой. А деревня, увы, не укладывается в рамки прагматизма. Она требует больших вложений, а дает копейки. Сплошной ущерб стране! Вот стадион на 140 тысяч - это да! Здесь уже совсем другая окупаемость, если думать о сиюминутной выгоде. А если заглянуть немного вперед?
История мальчика Артема М. (первого сентября он пойдет в 6-й класс) несколько лет вызывала сочувствие многих жителей Ивановского района Ивановской области. Ровно пять лет подряд, с первого по пятый класс, мальчугану приходилось вставать в пять утра, чтобы успеть дойти в любую погоду: осенью в ненастье, зимой в пургу, а весной по распутице (по грунтовой дороге), нет, не до школы, а до остановки в соседнем селе, где его забирал школьный автобус и вез вместе с другими детьми в школу на станцию Ермолино - ближайшее к деревне образовательное учреждение. Называется деревня Скалозубка. Хорошее название, старинное. Раньше вместе с другими соседними деревнями и селом Богородским, где теперь располагается администрация сельского поселения, Скалозубка была частью богатой дворянской вотчины. Места были обжитые, деревни и села большие. Да и сегодня в Скалозубке, по данным последней переписи 2010 года, постоянно проживают 64 человека. В основном, конечно, старики и одинокие пожилые люди. Семьи с детьми - редкость. Школьник до нынешнего года был один - Артем. В этом году не будет ни одного. Мама Артема и шестилетней Алены, которая должна пойти в школу через год, больше не надеется на местные власти. Она устала каждый год слушать обещания администрации решить дорожный вопрос и намерена в конце августа перебраться на время учебного года в Иваново. Женщина готова бросить крепкий родительский дом, налаженное хозяйство, взять ссуду на аренду квартиры в областном центре, но больше не подвергать себя и сына дорожным испытаниям.
Оксану Сергеевну можно понять. От Скалозубки до Юрьевского, где мальчика забирает автобус, почти пять километров. И хорошо, если назад, из школы, мальчик успеет пройти дорогу посветлу. Нередко единственный школьный автобус задерживается. Не по личной, по уважительной причине: автобус обязан возить ермолинских детей и учителей на общерайонные конкурсы, соревнования, конференции, олимпиады. Таких мероприятий довольно много в четверти, отлынивать нельзя, за это директор получает выговор. В общем-то, никто и не отлынивает. Но если автобус уехал в район или в соседнюю школу, все «подвозимые» ученики сидят в коридоре и ждут его возвращения. Детей, конечно, займут и даже накормят в случае чего. Но домой они попадают к 6-7 вечера, а Артем, которому идти пешком пять километров, - к половине восьмого. А еще уроки нужно выучить, книгу прочитать, помочь родителям по хозяйству. Хватит ли у мальчика на все сил и времени?
Читатели пожилого возраста наверняка скажут, вспомнив свое детство и юность: «А как мы раньше ходили? Как у нас на все времени хватало?» Да, согласна. Ходили многие и выросли сильными и закаленными. Но ведь ходили не в одиночку, а кучкой, группой.
Ежедневные марш-броски Артема в свете сегодняшних требований к безопасности перевозок детей (сопровождение ГАИ и педагога, обязательный медицинский работник, наличие тахометра у водителя и прочее) кажутся немыслимым экстримом. Тем более если учесть, что на пути у мальчика железная дорога Иваново - Кинешма - Ярославль. Переезд нерегулируемый, то есть без шлагбаума и светофора. Об этом переезде нужно сказать особо. Потому что он, по словам депутатов местного совета, является основным камнем преткновения в истории с доставкой Артема до школы, точнее от Скалозубки до остановки в Юрьевском.
В историю Артема нужно добавить немного географии, чтобы было понятно. По административному делению Ивановского района Скалозубка находится на территории ведения сельского поселения Богородское. А Юрьевское - на территории ведения сельского поселения Куликовское. Граница между поселениями проходит как раз вдоль железной дороги. Большую часть пути - до железной дороги - Артем идет по Богородской территории, меньшую, от переезда, - по Куликовской. Главы Богородской и Куликовской сельских администраций и депутаты местного совета уже несколько лет сообща пытаются инициировать строительство дороги. Еще два года назад они просили денег на своевременную засыпку ям и грейдирование. В этом году добились выделения средств на прокладку асфальтированной дороги. Депутат местного совета Александр Евгеньевич Свирь, директор средней школы в селе Куликовском, заверил меня, что конкурс среди подрядчиков проведен успешно, тендер выигран, и деньги из бюджета района выделены в полном объеме. Что осталось совсем немного подождать, и дорога будет, но... Школьный автобус по ней не поедет, потому что вышестоящие инстанции не утвердят маршрут. Оказывается, по инструкции на пути школьного автобуса не должно быть нерегулируемого железнодорожного переезда. А железная дорога, к руководству которой не раз обращались депутаты, отказывается оборудовать переезд... ради одного ученика. По словам железнодорожников, это слишком дорого.
Здесь есть один нюанс, о котором не могу не написать. На территории Ивановского района не один железнодорожный переезд. Их несколько. Большинство нерегулируемые. Более того, через эти переезды нет даже асфальтового покрытия. Автомобилям, как легковым, так и большегрузам, приходится объезжать опасные участки с глубокими лужами и ямами, буквально крадучись, нередко по обочинам, рискуя проколоть шины и потерять колеса. Асфальтовое покрытие на переездах, конечно, было когда-то. Но за 40-50 лет много воды утекло. С водой каждую весну уносило и асфальт советских времен, когда не было ни открытых, ни закрытых акционерных обществ, когда и не слыхивали о монополии на пассажирские и грузовые железнодорожные перевозки. Бухгалтерия была общей, а дороги - едиными. Сегодня же дорожный фонд территорий отвечает лишь за свои участки, а РЖД - за переезды (это 50 метров от полотна по обе стороны). Ивановскому району, можно сказать, не повезло. Не хочет местное железнодорожное начальство приводить в порядок переезды, поэтому школьный автобус, несмотря на инструкции, возит через опасные участки детей, в том числе из деревни Опольное, в Ермолинскую основную школу, где пять лет учился Артем из Скалозубки и куда он (очень хочется надеяться!) вернется, после того как дорога до Юрьевского все-таки будет проложена. То есть подчеркну: проблема была, очевидно, не в одном железнодорожном переезде, а в отсутствии дороги. К Опольному она есть. А до Скалозубки - пока нет.
Ведь дорога стала бы спасением не только для семьи Оксаны Сергеевны. Пенсионерам и старикам тоже нужны медицинская помощь, свежие продукты. В Скалозубке немало хороших, крепких домов, в большинстве которых из-за отсутствия условий живут только дачники. Если бы было налажено сообщение, сюда могли бы перебраться на постоянное жительство беженцы и работоспособные горожане, тяготящиеся жизнью в городе и мечтающие растить детей на свежем воздухе (таких немало). Подрастут Артем и Алена. Возможно, тоже не захотят уезжать, останутся здесь, обзаведутся семьями. Будет дорога - будет и жизнь. Ведь известно, что дороги - это артерии, необходимые для устойчивого развития территорий. Тем более если на этой территории еще живут люди.
Этот момент мне кажется особенно важным. Не секрет, что во многих областях срединной России уже очень много умерших, брошенных деревень, на картах их обозначают как урочища, где земля заросла бурьяном, избы разрушились, вода в колодцах застоялась и ушла, и только чудом сохранившиеся остатки сельских погостов говорят о том, что здесь когда-то была жизнь - густая, разнообразная, с тяжелыми трудовыми буднями и веселыми праздниками. Позарастали стежки-дорожки... Но, к счастью, не везде. Так почему же государство не хочет поддержать жизнь там, где она еще теплится?
Думаю, не нужно объяснять, как трудна жизнь в условиях бездорожья. Не только в бытовом плане, в любом! Особенно если осенью и зимой в деревне остаются одни старики. Они могут надеяться исключительно на доброту и заботу родственников. На государство, как показывает практика, надежды нет. Но свято место пусто не бывает...
На мой взгляд, не случайно в последние десять-пятнадцать лет на месте опустевших деревень начали появляться так называемые экопоселения, туда переезжают из городов приверженцы экологической чистоты, убежденные противники потребительской гонки. Как правило, единомышленники объединяются в небольшие общины, чтобы вместе решать многочисленные проблемы - самые разные, в том числе вопросы логистики и образования. В одиночку их просто не решить. Сильные духом и телом люди через некоторое время налаживают жизнь. Возможно, не такую идеальную, о которой мечталось, но вполне достойную. И вот когда экопереселенцы сами что-то наладили, трудом своим создали, появляются чиновники с циркулярами, запретами и недвусмысленным намерением контролировать «процесс» и управлять им. Начинаются тяжбы, разборки, напоминающие рейдерские захваты...
Кажется, что к истории Артема все это не имеет никакого отношения. Поверьте, имеет. Когда Артему исполнится 18, Родина его призовет, потребует защищать ее рубежи и интересы.
А разве Родина его защитила, когда он в 7, 8, 9, 10, 11 лет ходил один через ветер, дождь и слякоть? Защита была, несомненно. Но не земная, небесная. Молитва матери и заботливый ангел-хранитель. Тут только и остается сказать: слава Богу!

Ивановская область