В Норвегии культ чистоты, что лично мне как бальзам на израненную душу. Норвежцы помешаны на чистоте - и в государственном, и в бытовом масштабах. Экология страны и личная гигиена - для норвежца принципиально одно целое. Одно гармоничное продолжение другого. Большое вырастает из малого. Родина для каждого норвежца начинается с порога его дома, и это не лозунг, который можно торжественно провозгласить и тут же забыть, а образ жизни. Берег голубого фьорда или лесная опушка, ягодная полянка или сказочная пещера, улочка на самой окраине, скажем, Ставангера (Бергена, Тронхейма...) или центральная площадь, вокзальная платформа или даже торговый порт будут так же чисты, прибраны, ухожены, как и кухня норвежской хозяйки. В этом принципиальное отличие скандинавов от нас, мягко говоря, замарашек и нерях в государственном масштабе. Посмотрите, как загажены берега наших водоемов, да и сами водоемы (скажем, Озернинское водохранилище в Рузском районе Подмосковья, которое я знаю лучше остальных) дикими туристами и рыбаками - гадят там же, где едят. После пикников остаются горы мусора! В Норвегии подобное невозможно по определению. Воспитаны иначе. Работают и законы, и совесть.
По мне, так чем богаче государство, тем выше должна быть личная культура его граждан. (Бесплатно подбрасываю команде президента по-настоящему продуктивную и перспективную национальную идею.)
В Скандинавии я был на парусной регате «Кати Сарк» в составе журналистской команды легендарного барка «Крузенштерн», за что бесконечно благодарен президенту Молодежной морской лиги Сергею Вьюгину. Парад парусов со всего света на берегах Северного, Норвежского, Балтийского морей! Тысячи участников и встречающих. Конечно, в основном молодежь самого «взрывоопасного», любвеобильного, приключенческого возраста. Встречи, фестивали, пати (с пивом, мясными деликатесами, дарами моря), конкурсы, дискотеки, концерты, турниры, спортивные состязания... Словом, всемирный день, переходящий во вселенскую ночь молодежи со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но на утро ни соринки! Когда успели все подчистить гостеприимные трудяжки-норвежцы? И не скажу, что польские, английские, сербские, шотландские, американские, португальские, испанские, итальянские... морячки отличаются врожденной сверхаккуратностью. (Про наших просто молчу!) Отнюдь! Резвятся на всю катушку, не подозревая о лозунге советских заводских столовых: «Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят». В Норвегии есть закон, по которому городские власти не имеют права спилить деревце на твоей улице без согласия жильцов этой улицы. Да что деревце! Клумбу не имеют права сровнять с землей (или разбить ее), если ты этого не хочешь. Скамейку в сквере передвинуть. Ящик почтовый перевесить. Скворечник переселить. Для принятия решения нужны референдум и большинство голосов жителей округи.
Я видел дорожный знак, который предупреждает: «Внимание! Лесную дорогу может пересечь утиный выводок».
В Норвегию приезжают с разных концов земного шара удить форель. Поднимаются по серпантину к хрустальным горным озерам (ощущение, что летишь в автобусе, как в самолете, - слева и справа за окнами небо). Покупают дорогущие лицензии. Забрасывают удочки в заповедных местах (собственно, вся негородская Норвегия заповедна). Можно простоять (или просидеть в уютном рыбацком креслице) весь день и ничего не поймать, но получить удовольствие уже от одного только созерцания озера, гор, сосен, пронзающих облака, растущих прямо на скалах, колыбельной чистоты северной природы.
Чего скрывать, норвежцы нас не балуют любовью ни на официальном уровне, ни на, так сказать, межличностном, бытовом. На то есть причины - трезвый ежик всегда побаивается непохмелившегося медведя. Но вот норвежские женщины (пусть они меня простят, в большинстве своем бесцветные, сухие и высокие, как лыжи, неулыбчивые на первый взгляд, слишком уж застегнутые на все пуговицы делового мундира) при ближайшем рассмотрении очень даже приветливы к нашим разгуляй-морячкам. Захода наших парусников-великанов типа «Мир», «Паллада», «Седов», «Крузенштерн», да и тех, что помельче, в портовых городках Норвегии ждут. А провожают частенько с бабьими слезами...