В феврале 2017 года профсоюз «Учитель» собрал данные и проанализировал положения об оплате работы педагогов на ЕГЭ. Выяснилось, что в 16 регионах положения невозможно найти в открытом доступе, а в большинстве регионов оплату получают не все виды работников (например, в 75 процентах случаев ее не получают технические специалисты, почти так же часто - организаторы в и вне аудитории). При этом учитель строго отвечает перед законом: за попытку школьника списать он может лишиться работы или получить серьезный штраф, подобные прецеденты уже были. Условия работы на ЕГЭ (а некоторые педагоги работают на 10-15 экзаменах) близки к экстремальным - в течение нескольких часов нужно непрерывно наблюдать за детьми, при этом запрещается проносить в пункты проведения экзамена личные вещи, воду и т. д.
Что касается Санкт-Петербурга, то, как удалось узнать у педагогов, работающих на ЕГЭ, оплата происходит «по договоренности» в зависимости от умения и желания сторон договариваться: кому-то выделяют дополнительные дни к отпуску, кому-то выписывают премии, а кому-то говорят, что это рабочее время и ни о каких компенсационных выплатах не может быть и речи.
Распоряжением Комитета по образованию Санкт-Петербурга от 3 сентября 2014 года установлены порядок и размер выплаты компенсации педагогическим работникам за работу по проведению ГИА. Однако, как выясняется, ряд положений, содержащихся в приложении к данному документу, противоречит Трудовому кодексу РФ и Закону «Об образовании в Российской Федерации», что приводит к серьезному нарушению прав педагогических работников на справедливую оплату труда.
Например, в п. 3 говорится о том, что работники участвуют в ГИА «в соответствии с должностной инструкцией». Должностные инструкции педагогических работников должны основываться на Едином квалификационном справочнике. Однако в нем нет упоминания об обязанности участвовать в подготовке и проведении ГИА. По данным, имеющимся у представителей профсоюзной организации, в должностных инструкциях педагогов Санкт-Петербурга подготовка и проведение ГИА также отсутствуют.
В п. 5 сказано, что выплата компенсации осуществляется школами «в пределах субсидий, выделяемых из бюджета Санкт-Петербурга на финансовое обеспечение выполнения государственного задания на оказание государственных услуг», то есть из общего нормативно-подушевого финансирования. Между тем в п. 9 ст. 47 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» сказано, что регион должен предусмотреть специально бюджетные ассигнования, «выделяемые на проведение единого государственного экзамена».
Судя по п. 6, работа на ГИА по сложности приравнивается к обычной работе учителя, хотя интенсивность и сложность самой работы, уровень ответственности, возлагаемой на педагога, участвующего в организации и проведении ГИА, гораздо выше.
П. 7 рекомендует оплачивать работу в выходные и праздничные дни и сверхурочную работу по тем же расценкам, что и обычную работу, что противоречит ст. 152, 153 ТК РФ.
В связи со сложившейся ситуацией профсоюз «Учитель» обратился к депутату Госдумы, заместителю председателя Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике Олегу Шеину с просьбой направить запрос в Генеральную прокуратуру.
В марте 2017 года прокуратура Санкт-Петербурга вынесла протест на упомянутое распоряжение комитета по образованию города, устанавливающее порядок и размер выплаты компенсации педагогическим работникам за работу по проведению ГИА. В частности, в контролирующей организации подтвердили, что работа на государственной итоговой аттестации не является частью должностных обязанностей педагога.
Однако пока со стороны комитета так и не были предприняты попытки внести дополнения в распоряжение с целью привести его в соответствие с п. 9 ст. 47 Закона «Об образовании в Российской Федерации», а именно указать категории «организатор в аудитории», «организатор вне аудитории» и «технический специалист» в числе категорий, привлекаемых к подготовке и проведению ЕГЭ, и определить им размер компенсации.
Похоже, что отказ от оплаты ряда работ на госэкзамене или их оплата из фонда образовательной организации практикуется с целью экономии регионального бюджета.
По словам директоров школ, в отсутствие должного финансирования каждая образовательная организация решает этот вопрос самостоятельно. Например, если педагог работает экспертом на ЕГЭ, то ему эта работа «оплачивается» дополнительными днями к отпуску или выписыванием премии. Если педагог выступает организатором ЕГЭ, то это засчитывается и оплачивается как рабочий день. Правда, все нюансы этой работы нужно прописывать в дополнительном соглашении. Дополнительное соглашение к должностной инструкции является, по сути, трудовым договором. Педагог может с ним согласиться или не согласиться, но, подписав этот документ, он принимает условия, которые в нем прописаны.
Как пообещали в профсоюзе «Учитель», его представители по-прежнему будут контролировать приведение региональных нормативных актов в соответствие с требованиями образовательного законодательства во всех субъектах России, где имеются данные нарушения.

Санкт-Петербург