Детство
Родилась Малика в январе 1928 года в Иркутске, в многодетной семье. Отец, прошедший три войны, был награжден Орденом Святого Георгия III степени. Умер он, когда Малике было три года. На попечении матери осталось шестеро детей. Малика как могла помогала маме, в 11 лет научилась шить на швейной машинке, обшивала всю семью.
- В 5‑м классе я сшила себе зимнее пальто, шапку и муфту, а сестре платье. Нас мама одевала одинаково, а мне хотелось порадовать сестру, - вспоминает она.
У Малики была мечта - петь. Она часто участвовала в школьных концертах, солировала. Слушая дома пластинки, учила песни и арии из опер, а потом исполняла их, да так, что прохожие останавливались у окон и подолгу не уходили.
Окончив восемь классов, Малика пробовала поступить в музыкальное училище, но ее не взяли из-за ломки голоса. Пришлось идти в финансово-экономический техникум.


Война
- Трудно было во время войны. С утра занятия в техникуме, потом дома чуть поспишь, переделаешь домашние дела и бегом на репетицию к пяти часам вечера. А уже к семи - в госпиталь к раненым солдатам, ведь они так нас ждали… - вспоминая, Малика Садыковна тяжело вздыхает.
В первые дни войны крупные учебные заведения Иркутска были отданы под госпитали. Все школы и вузы города еще с 30‑х годов строились по типу «школа-госпиталь», поэтому классные комнаты в кратчайший срок становились палатами, а учительские превращались в операционные. Хирурги оперировали до 15 человек в день. Они творили чудеса, возвращая к жизни практически безнадежных. К физическим страданиям пациентов прибавлялись личные переживания, мысли о будущем, волнение за родных и близких. Многим выздоравливающим солдатам была необходима психологическая помощь. Неравнодушные жители помогали военным обрести душевное равновесие.
Малика с группой таких же творческих ребят давала концерты в госпиталях. Сначала в коридорах для ходячих раненых, а потом в палатах, где лежали тяжелораненые.
- Сердце разрывалось, когда я смотрела на изувеченные тела, особенно молодых парней, - рассказывает Малика Садыковна. - Нас долго не отпускали солдаты, просили выступить еще… И мы выступали. А потом садились писать письма под диктовку, ведь многие из раненых не могли делать это самостоятельно.
Во время Великой Отечественной войны Иркутск был глубоким тыловым центром, в нем размещались эвакуированные заводы, в том числе крупнейшие оборонные предприятия.
Покинув госпиталь, Малика шла в ночную смену на хлебозавод, где работала на лапшерезке. Стоя у станка, она не раз засыпала.
- Напарница, тетя Даша, как мать следила за мной: «Доченька, ведь ты же без рук останешься. Спрячься за сушилку, поспи минутку-две. А я послежу». У нас одна девочка на раскатке теста заснула на мгновение, и у нее обе руки затянуло под валик.
Видно, что тяжело даются Малике Садыковне воспоминания о военных годах…
Председатель профкома хлебозавода организовала сбор посылок на фронт. Приносили кто что мог - хлеб, продукты, носки, рукавицы. Девчонки вышивали кисеты и набивали их махоркой. Вкладывали в посылки письма - теплые, ободряющие, живые.
Иркутская область за годы войны отправила на фронт более 200 тысяч человек, половина из них навсегда остались на полях сражений.
Однако во время войны оставалось место и для любви…
Малика и Саша вместе работали на заводе, выступали в госпиталях и домой тоже возвращались вместе - жили рядом, через квартал. Дорогой он читал ей свои стихи, выдавая их за творения неведомых поэтов - то Огурчикова, то Лаптева, то Босоножкина.
- Как-то раз после концерта нам устроили праздник, - улыбается она. - Мы пели, танцевали, было очень весело. А потом он меня провожал и у нашей заветной скамейки у ворот объяснился в любви. В стихах.


Музыка
Годы шли. И вот наконец настал долгожданный День Победы!
- С Сашей судьба разделила. Моя старшая сестра прислала нам с мамой вызов-визу (в то время без визы нельзя было никуда поехать) в Бавлинский район Татарстана, где они с мужем жили и работали. Мы уехали.
В дом сестры был вхож секретарь Татарского обкома партии Вячеслав Лобков.
- Сестра очень просила его послушать, как я пою. Вячеслав Николаевич не отказал и после прослушивания предложил мне поступить в музыкальное училище в Казани, - вспоминает Малика Садыковна. - Мама не хотела отпускать, ведь мне было всего 17 лет. Но непростое детство и юность закалили мой характер, и я не побоялась перемен в своей жизни.
28 сентября 1945 года начался новый этап в жизни Малики.
- Учеба в музыкальном училище уже началась, классы были набраны. И тут я… Но меня все-таки приняли.
Малику поселили в общежитие, в комнату, где уже жили три девушки. Время было трудное, послевоенное.
- Мы с девчонками испытывали постоянное чувство голода, ведь на день нам выдавали только 500 грамм хлеба, - вспоминает она. - Утром по очереди ходили в магазин. На четыре карточки получали кирпич хлеба и маленький довесочек, который доставался тому, кто ходил в магазин. Хлеб приносили домой и делили на четверых. На этой четвертушке нужно было протянуть целый день. Съешь кусочек и смотришь, сколько осталось, можно ли еще немного отщипнуть. Хвалишься перед девчонками, если они съели больше, чем ты: «Вон сколько еще у меня осталось!» А бывало, так проголодаешься, что проглотишь все сразу, а потом ходишь голодный до следующего утра…
Иногда Малика с соседками покупали свеклу. Чтобы ее сварить, им приходилось топить печку-буржуйку старыми конспектами, а если повезет, то дощечками, которые находили на улице. Часто доварить свеклу до готовности не удавалось, и тогда ее ели сырую…
Жить стало немного легче, когда мама прислала Малике швейную машинку, она шила не только себе, но и на заказ.
Немного помолчав, словно окунувшись в то время, Малика Садыковна вдруг улыбнулась - вспомнила что-то приятное:
- Мне для звонкости голоса нужно было хорошо питаться, есть сладкое. Девчонки жалели меня и однажды упросили обеспеченную однокурсницу, которая жила одна в квартире, взять меня на день. Там я вволю наелась конфет!


Семья и работа
Все время, пока Малика училась, не прекращалась переписка между ней и Сашей. Столько любви и тепла было в этих письмах! И стихи, стихи, стихи…
В июле 1948 года Саша окончил институт и уехал на Север. Малика, не задумываясь, отправилась за ним.
На севере они прожили десять лет. Родили дочку Галину и сына Юру. Александр был инженером, работал техническим руководителем рудника. А Малика - заведующей и художественным руководителем Дома пионеров.
Как только появилась возможность, семья переехала в Казань. Здесь Малика Садыковна проработала учителем музыки 109‑й школы (ныне школа №43) 24 года. Ее класс постоянно занимал первые места на городских конкурсах. Она учила детей любить и понимать музыку. Одной из первых в городе перешла на новую систему преподавания, разработанную Дмитрием Борисовичем Кабалевским.
Выйдя в 1982 году на пенсию, Малика Садыковна продолжает вести активную творческую жизнь. Состоит в Совете ветеранов района. Принимает участие в мероприятиях, проводимых районной организацией профсоюза образования, Советом ветеранов, пишет сценарии к праздникам, проводит концерты. Долгое время преподавала рукоделие в Центре дневного пребывания пенсионеров «Таяныч».
- Моя семья и занятия творчеством - источник хорошего настроения, душевного равновесия. На сцене ли я, пеку ли торты, шью, рисую - я испытываю наслаждение от того, что делаю. А еще от того, что слышу в ответ благодарные отклики.

Мне стариться еще не время
Творить, дерзать и лишь вперед!
Уж мы такое поколение,
Такой неистовый народ!

Мария ПЕНЬКОВА, специалист по информационной работе профсоюзной организации работников образования Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Казани
Республика Татарстан

Прим. ред. Материал публикуется в рамках конкурса «Профсоюзный репортер»