Они - основные потребители наркотиков. Среди них постоянно растет количество правонарушений. Они возбудимы, непредсказуемы и потому опасны. Но что же происходит? Почему наступает такое время, когда мы начинаем бояться, по сути, собственных детей? Подростковый возраст называют переходным. За очень короткий срок человек из ребенка превращается во взрослого. Наиболее очевидны физические изменения: рост, половое созревание. Этот процесс сопряжен не только с радостями, но и с трудностями.

Недавняя детская легкость и резвость сменяется неуклюжестью. Внутренние органы не успевают приспособиться к обслуживанию больших габаритов, отсюда утомляемость, сонливость. Гормональные бури потрясают организм, вызывая то апатию, то беспричинное возбуждение. Физические изменения вызывают смятение в душе. Подростку трудно поверить, что пройдет год - два, и дисгармония исчезнет. Трудности переходного возраста связаны не только с физиологией. Положение подростка в нашей культуре весьма двусмысленно. В древние времена и в сохранившихся архаичных культурах человек, достигший половой зрелости, становился полноценным членом общества. Он получал право заводить семью, распоряжаться собой, на равных с другими решать судьбу племени.

Совсем иначе обстоит дело в современной цивилизации. Чтобы обеспечить не то что семью - самого себя, нужно долго учиться, осваивать множество навыков, и непонятно, когда именно совершается переход в новое качество. Кто-то считает рубежом достижение определенного возраста. Кто-то - получение диплома, первой зарплаты. Причем мнения самого подростка и родителей, общества на этот счет могут сильно отличаться. Закон, например, обычно предусматривает наказание за совершенные правонарушения с 13-14 лет. Учителя и родители тоже не склонны уже снисходительно относиться ко всему тому, что так легко прощают детям. Однако и преимуществ взрослых подростку не предоставляется. «Я уже не ребенок!» - заявляет молодой человек, заявляя право на самостоятельность. «Но и не взрослый!» - отвечают ему, ограничивая и контролируя. «Я еще не взрослый!» - говорит он, прося о поддержке и терпимости. «Но ты и не ребенок!» - слышит он и сталкивается с требовательным недовольством старших. Неудивительно, что подростков часто отличают конфликтность и даже агрессивность.

Подросток остро чувствует свое несовершенство, зависимость от старших и сверстников. Поглощенность собой, постоянная потребность оценивать себя делают его очень ранимым. Мнительность подростков беззастенчиво используется рекламой: ее создатели прекрасно понимают, как действует в этот период образ привлекательной девушки, демонстративно отшатывающейся от юноши из-за «несвежего дыхания» или запаха пота.

Самое важное в отрочестве - это отношения с людьми. Исследования показывают, что причиной большинства тяжелых переживаний и попыток самоубийств 12-15-летних становятся отношения с родителями. Хотя сами родители считают, что «им на нас наплевать». Подросток и его родители живут словно в разной системе координат: он стремительно меняется, они стараются сохранить стабильность; они хотят, чтоб он сначала поумнел, а потом проявлял самостоятельность, у него получается наоборот. Особую роль в его жизни играют сверстники. Даже в школу они ходят в первую очередь ради общения с одноклассниками. Роль белой вороны, изгоя для него намного хуже любых репрессий со стороны старших. Подросток стремится одеваться, говорить, думать, «как все наши». И эта его особенность также беззастенчиво эксплуатируется бизнесом, делают огромные деньги, создавая так называемую субкультуру.

Трудности подросткового возраста неизбежны, но далеко не для всех он становится тяжелым и травматичным периодом. И уж, конечно, далеко не каждого приводит на скамью подсудимых. Эриксон писал: «Молодой человек должен, как акробат на трапеции, одним мощным движением отпустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен отпустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне». Если мы будем помнить об этом, мы перестанем бояться собственных детей, а они, в свою очередь, ответят нам доверием и любовью.

Марина ФРОЛОВА, учитель гимназии № 2

Раменское