- Несмотря на мои неоднократные указания упростить учебные программы, приблизить их к жизни, улучшить качество учебников и пособий, не перегружать школьников излишними заданиями, в полной мере вопросы до сих пор не решены, - отметил президент страны.
Глава республики считает, что здоровье детей пошатнулось, после того как в образовательных учреждениях ввели усиленную программу. По мнению Лукашенко, итог таких экспериментов очевиден: в 15 лет дети попросту становятся профнепригодными из-за ухудшения здоровья.
В связи с этим глава белорусского государства в очередной раз потребовал упростить учебные программы в школах и сместить начало учебного дня на более поздний срок. В основе реформаторских идей Александра Лукашенко - наблюдение за тем, как учится его сын Коля.
У нас тоже много говорят о большой нагрузке школьников. Как вы считаете, стоит ли упрощать школьную программу и сокращать сроки обучения?

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке, доктор педагогических наук, кандидат исторических наук, президент образовательного холдинга «Наследник», руководитель рабочей группы «Образование и культура как основы национальной идентичности», член Центрального штаба ОНФ:
- Математическими методами - прибавить, отнять лишний год, выкинуть пару тем - вопрос качества обучения и нагрузки на детей не решить. Лет десять назад обсуждалась  противоположная мысль - добавить 12-й класс, потому что дети не успевают осваивать программу, не добираясь до самых свежих научных знаний. Что точно нужно делать - повышать качество преподавания, дать педагогу возможность осваивать и применять передовые технологии, повышающие эффективность обучения и вовлеченность школьников.

Петр Положевец, главный редактор «Учительской газеты»:
-  В конце прошлого тысячелетия американцы проанализировали содержание около тысячи учебников для начальной, средней и старшей школы, издаваемых начиная с 1919 года. Оказалось, что их содержание с годами становилось все проще и проще. Как пример можно привести длину предложения. В книгах, напечатанных с 1963 по 2000 год, предложения были намного короче, чем в учебниках по тем же предметам, опубликованных в 1946-1962 годах. Так, например, в учебниках для седьмого-восьмого классов в среднем предложение стало короче на 6 слов: их количество с 20 уменьшилось до 14. Специалисты считают, что таким образом каждое предложение потеряло один-два кластера. Многообразие словаря учебников тоже снизилось. Язык учебников для восьмиклассников был настолько простым, словно эти учебники писались для учащихся пятого класса, притом не того пятого класса, который учился, когда шло исследование, а тех пятых классов, что занимались намного раньше. Так американцы выяснили одну из причин падения среднего балла в SAT: упрощение учебников, снижение словарного запаса старших школьников привели к снижению уровня их грамотности, а значит,  и качества знаний по всем предметам.

Марьяна БЕЗРУКИХ, директор Института возрастной физиологии Российской академии образования, академик РАО:
- Вопрос об упрощении школьной программы - к разработчикам содержания стандарта, но его точно нельзя решать по принципу «здесь отрежем, там добавим».  Да, учебная нагрузка современных школьников очень высока, а «рабочий день» ученика уже в начальной школе больше рабочего дня взрослого человека. Однако, на мой взгляд, дело не только в сложности программы, но и в низкой эффективности работы на уроках, в неадекватных методиках и технологиях работы, в игнорировании возрастных и индивидуальных особенностей детей. Ситуация в основной и старшей школе усугубляется тем, что значительное число детей оканчивают начальную школу, не освоив базовые учебные навыки - письма и чтения.
Главный вопрос не «что», а «как». Это определяет формы и методы работы, требования к ученику, темп и объем работы и т. п. На мой взгляд, дело не в содержании программы, а в профессионализме конкретных педагогов.

Юрий ГРЫМОВ, лауреат Премии Президента РФ в области образования, художественный руководитель театра «МОДЕРН»:
- Мне кажется, что прежде всего необходимо снять напряжение с детей, сократив учебную программу, при этом равномерно распределив ее по всему году. Мне не нравится, что школьники отдыхают два или три месяца летом. Я считаю, что каникулы должны быть гораздо чаще. Учащиеся должны отдыхать раз в полтора месяца по 5-7 дней. Не нужно делать эти безумно длинные каникулы, когда ученики отдыхают целый квартал подряд. За это время дети забывают, что они  школьники, об этом забывают их мозг, родители... Ребята превращаются в каких-то трутней, лентяев скучающих, а потом вдруг происходит резкое возбуждение на учебу.
Дети сегодня убеждены в том, что без образования выжить невозможно. Это абсолютная правда, но многие воспринимают это буквально и пытаются все зазубрить. Это неправильно. Мне кажется, что нужно воспитывать творцов, то есть научить людей рассуждать и мыслить. Поэтому я бы упростил, но при этом сделал бы глубже школьную программу.

Марианна ШЕВЧЕНКО, директор по развитию Национальной родительской ассоциации:
- Все зависит от того, какую задачу мы ставим и решит ли ее упрощение программы и сокращение сроков обучения. В целом я бы поставила вопрос о большей практико-ориентированности и профилированности программы, максимальном приближении ее к навыкам и компетенциям, которые будут востребованы учениками после окончания школы. И тогда речь идет об упрощении в смысле определения необходимого минимального, но достаточного уровня знаний, который обеспечит школе статус профессиональной ступени к колледжам, вузам и будущей профессии. В таком случае 9 лет для большинства учеников будет достаточно. А тем, кому уровень действующих программ кажется нормальным и даже требующим углубления, я бы предложила сократить сроки обучения за счет прохождения профильной и предпрофильной практики.

Игорь РЕМОРЕНКО, ректор Московского городского педагогического университета:
- В нашей стране сегодня часто говорят о том, что надо каким-либо образом изменить содержание учебных программ и количество часов. Причем, нередко одновременно мы слышим, что, с одной стороны, пора бы детей разгрузить, а с другой – сетования по поводу остаточных знаний у выпускников школ… Это очевидный признак того, что наши преставления о качестве образования и его реальные показатели не зависят от устанавливаемого государством времени на освоение содержания. По-видимому, мы живем в период перехода от четкого регулирования содержания и времени подготовки свыше к тонкому регулированию индивидуальных образовательных программ. Общему образованию нужны нетривиальные решения, что уже есть в дополнительном и профильном обучении, где мы можем дать разным детям разное содержание по-разному. Единый подход – изменить количество часов на тот или иной предмет для всех или убрать/добавить какие-то темы – это уже не работает.