Новая рамтовская постановка «Олеанна» органично смотрится в афише театра, громко заявляя злободневную проблему: соблюдение прав личности сегодня превратилось в декларативную формальность. Остросоциальная пьеса американского драматурга утверждает, что стремление отстаивать свои права обернулось полным отсутствием обязанностей.
Режиссером камерной постановки, в которой всего двое артистов, выступает Владимир Мирзоев. Свой человек в киноиндустрии, он и спектакль решает в кинематографической стилистике (сценография и свет Владимира Ковальчука): безжалостный ослепляющий студийный свет, простые узнаваемые декорации - столы и стулья университетской аудитории.
К сожалению, неясная этимология названия не позволяет угадать актуальнейшую идею спектакля: Олеанной называли норвежские поселенцы в Америке заповедную землю, где будет строиться светлое будущее. То самое, о котором мечтает преподаватель университета Джон (Евгений Редько), слегка разочарованный в семейной жизни и ждущий скорейшего продвижения по службе. Почти не сомневаясь в решении аттестационной комиссии, которую воспринимает с презрительной иронией, он легкомысленно озвучивает свои мысли в присутствии студентки (Мария Рыщенкова), пришедшей пересдавать курсовую. Скромная девушка в белом платьице внезапно показывает звериный оскал: стремясь получить заветный диплом, Кэрол записывает остроумные провокационные высказывания профессора, тем самым ставя под угрозу его карьерные устремления.
Самые острые события разворачиваются во втором действии: Джон пытается убедить студентку отозвать заявление, но она непреклонна - не для того даны ей конституционные права, чтобы так легко мог попрать их преподаватель, вся заслуга которого в уже полученном свидетельстве о высшем образовании, ставшем настоящим фетишем бюрократического общества. Чего можно добиться сегодня без диплома? Для Кэрол «корочка» становится символом принадлежности к касте избранных, и ей нет дела до самого процесса обучения.
Марии Рыщенковой блестяще удается перевоплощение из жертвы в хищницу, безжалостно третирующую своего беспомощного противника, хотя этому переходу не хватает психологической мотивировки. Неожиданный сюжетный поворот оживляет схематичное действие и привносит новую краску и в световую партитуру, обретающую ослепительную контрастность, и в костюмы (художник Анастасия Егорова). Трудно узнать застенчивую студентку в агрессивной самоуверенной молодой даме в вызывающе красном свитере, а в финале - в элегантном статусном костюме.
Поигрывая ложечкой в чашке чая, эта очаровательная девушка торжествует победу: противник сломлен, путь к диплому расчищен, а заодно и утверждены ее права - права поколения без обязанностей. Не так уж и важно, какие цели преследовала Кэрол своим решительным поступком - получить хорошую отметку за курсовую или действительно защитить систему образования, презираемую снобом-профессором.
Самый стильный эпизод постановки относится не к игре артистов, а к финалу, решенному почти как вставной номер: доведенный до бешенства садистскими моральными издевательствами студентки профессор набрасывается на нее с кулаками. Однако зритель не видит драки: исполнители чинно сидят на парте, тогда как их голоса, записанные на пленку, создают отчетливую картину происходящего. Девушки-гримеры на глазах у зала нарисуют героям синяки и ссадины, Мария Рыщенкова удовлетворенно вздохнет, Евгений Редько понуро повторит за ней: «Вот так», и спектакль закончится, ясно давая понять: сегодня в социуме много проблем, созданных из лучших побуждений самим же социумом.
Американский драматург забил тревогу почти 25 лет назад, но явно не был услышан. Так ли будет в России? На сцену уже вышли победители, которые лишь поначалу кажутся успешными, сильными, способными решать любые задачи. Они и решат - только не те, какие хотелось бы. И в торжестве безнравственной юридической справедливости никто не заметит крушения моральных устоев и высоких помыслов. Так что плавание героев к берегам мифической Олеанны оказывается путешествием в бездну, из которой по всем законам эволюции выберется сильнейший.