Все начинается с исследования
В Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года сказано: профильное обучение является «системой специализированной подготовки... в старших классах общеобразовательной школы, ориентированной на индивидуализацию обучения и социализацию обучающихся, в том числе с учетом реальных потребностей рынка труда». Четко, концентрированно и по делу.
Сегодня в Москве почти каждая образовательная организация реализует модель профильного образования - это не только модно, но и эффективно. Но сколько пришлось работать, чтобы поставить школы на профильные «рельсы»... И мы видим, что все было не зря: по итогам PISA 2016 года московские школы вошли в Топ-10 мировых лидеров в области среднего образования.
О чем говорит PISA? О том, как мы применяем полученное в теории на практике. Об этом же и результаты Москвы. Мы наконец-то смогли сделать наше образование практико-ориентированным, в том числе и за счет профильного обучения. А соглашение о партнерстве с Организацией экономического сотрудничества и развития позволило нам организовать импорт современных технологий по оценке ключевых компетенций школьников и расширить имеющийся инструментарий исследований, тем самым дав нам возможность проверять свои достижения так, как это делают в продвинутых образовательных системах... И сегодня мы знаем, что современно учим и современно оцениваем. PISA-шок нулевых уже не более чем неприятное воспоминание.
Любые трансформации в образовании должны начинаться с исследований. Точно так же и школа №627, когда перед нами встала задача реализовать систему предпрофессионального профильного образования, начала с изучения ресурса и потенциала - городского в целом и своего локального в частности.
Социологические опросы московских девятиклассников показывают: около 75% учащихся на этом этапе уже знают, чего хотят от своего обучения в дальнейшем. Те, кто выбирает обучение в школе и профильных классах, уже определились и с выбором профиля.
Концепция профильного обучения на старшей ступени общего образования предусматривает возможность введения пяти профилей: гуманитарный, естественно-математический, социально-экономический, технологический, универсальный/общеобразовательный. И мы, исходя из того, в чем были сильны всегда и в чем были готовы совершенствоваться и расти, нашли в этом многообразии свои точки приложения сил.

Инженеры, врачи и...
Человек принимает решения каждый день. Часть из них проста и сиюминутна - что надеть, куда пойти, как сделать; другие, что называется, на всю жизнь.
Выбор будущей профессии - что может быть важнее для подростка? И по большому счету моментом принятия такого решения должен быть не одиннадцатый класс, а как минимум девятый.
Решение о том, какие профили мы будем развивать в 627-й, тоже относилось к разряду решений «на всю жизнь»... Именно поэтому мы остановились на создании медицинского и инженерного классов.
У нас уже было крепкое партнерство с российской фармацевтической компанией ЗАО «Р-Фарм», стоматологической поликлиникой №3 и Первым Московским государственным медицинским университетом имени И.М.Сеченова. Их практики и ученые приходили к нам читать лекции и общаться со старшеклассниками - врачам и фармацевтам тоже казалось важным, что дети хотят быть в курсе того, что происходит в сферах, связанных со здравоохранением. С нашими учениками проводили практические занятия, принимали у них экзамены - очно в стенах Сеченовского университета, который когда-нибудь станет для наших сегодняшних школьников альма-матер, и дистанционно - благодаря уникальной обучающей системе «Телементор», которая позволяет в виртуальном режиме освоить многие сложные медицинские манипуляции и сопоставить качество их выполнения с эталонным образцом.
Учебный план медицинского класса в школе №627 предусматривает углубленное изучение химии (5 часов), биологии (5 часов), русского языка (3 часа), а также элективные курсы по выбранному направлению - «Фармация» или «Хирургия». Среди них - «Шаг в медицину», «Медицинская латынь», «Современная медицинская техника», «Классификация медицинских препаратов» и многие другие.
И вполне вероятно, что этот список будет видоизменяться. Федеральный закон «Об образовании в РФ» позволяет расширять перечень учебных предметов и курсов, изучаемых на основе добровольного выбора школьника, и мы пользуемся этой возможностью в полной мере. В ходе недавнего опроса наши девятиклассники отметили, что помимо заявленных дисциплин их очень интересуют молекулярная биология, световая микроскопия, анатомия человека и др. Так что нам стоит задуматься над их введением, чтобы оправдать ожидания детей от продолжения обучения в профильном 10-м классе.
В рамках инженерного класса как проекта Департамента образования города Москвы у нас также реализованы два направления: мы готовы растить будущих инженеров-конструкторов и специалистов в области машиностроения. Для этого мы ввели в учебный план класса углубленное изучение математики (7 часов), физики (5 часов), информатики (5 часов) и черчения. Среди дисциплин по выбору - «Основы алгоритмизации и программирования» «Цифровое производство (технологии прототипирования)», «Основы робототехники» при участии Центра технологической поддержки образования при Московском государственном технологическом университете «СТАНКИН». Второй наш крупный партнер в этом направлении - технопарк «Мосгормаш». Один из учебных дней у наших юных инженеров проходит на этой площадке.
Мы стараемся активно задействовать городскую среду для развития и обучения школьников, поскольку именно такое взаимодействие делает образовательную организацию по-настоящему открытой системой, готовой принимать извне позитивные импульсы.
Пока у нас только два профиля, и мы понимаем, что лишь реализация широкого разнообразия профилей позволит полноценно отвечать на запросы учащихся с учетом потребностей рынка труда.
Куда двигаться? На этот вопрос нам помогают отвечать дети. Наши опросы в девятых классах дали неожиданный результат - подросткам оказался нужен юридический профиль. Но как же быть с тем, что сегодня треть специалистов с юридическими дипломами не трудоустроена?
Конечно, с одной стороны, наша задача - прислушиваться к пожеланиям детей как равноправных участников образовательного процесса, но, с другой стороны, мы понимаем, что это та самая ситуация, где мы должны повлиять на выбор ребенка, аккуратно перепрофилировать его, дав представление об обширном пласте социальных наук, где можно найти себе применение... И мы вновь убедились в необходимости более ранней профориентации, основанной на адекватном знании современного рынка труда.

Мы тоже в тренде
Разработка новых форм образования опирается на концепцию долговременной непрерывной подготовки специалиста, которая предусматривает ранние формы профессиональной ориентации. С этим внутренне согласны как минимум треть наших девятиклассников, пусть даже они и не формулируют свою мысль именно таким образом. По крайней мере, по нашим опросам (см. рис. 1), залогом того, что ученик не уйдет из своей школы после 9-го класса, они считают именно предпрофильное обучение. Опрос проводился среди учащихся 9-х классов московской школы №627 имени генерала Д.Д.Лелюшенко.
Кто-то ругает раннее развитие, но я «за». Чем раньше ребенок поймет себя, тем более в профессиональном плане, тем легче ему будет в учебе. Поэтому мы не замыкаемся на 10-х и 11-х классах - все лабораторное оборудование и наработанные технологии доступны и для других классов. Мы ведем для самых юных интерактивные занятия в конвергентной Курчатовской лаборатории, задействуем ребят в естественно-научных проектах старших, в особенности по экологии, у нас открыт кружок по инженерному конструированию, и к его работе могут присоединиться не только выпускные классы.
Два года назад силами нашей школьной лаборатории мы выяснили, что фон радиации в молоке, которое привозили к нам в школу, в три раза выше допустимого... Результаты исследований опубликовали.
Все началось с банального эксперимента, почти экспромта: а почему бы не проверить «на прочность» что-то из окружающего мира? Все, как любят подростки. И в итоге мы сделали полезное дело. Причем не только для себя - через год этот опыт повторили и многие другие школы Москвы. Результатом стал пересмотр списка поставщиков продуктов в школы города.
Как видите, цепочка выстраивается от идеи к социальному проектированию, затем к научному эксперименту (с десятикратным повторением) и далее - к научной публикации. Ребенок вовлечен в реализацию задач на всех этапах этого проекта, видит возможности приложения своих сил, понимает свою роль и значимость.
Позитивное социальное проектирование подобного рода может давать и самые неожиданные эффекты. Чаще всего мы хотим таким образом направить детей в нужное продуктивное русло, помочь им избежать негатива и чувства оторванности от реальности, потерянности в социуме. Но еще могут проявиться и эффекты, и мы наблюдаем их у себя, наоборот, от практики - к теории. Так, в наших 11-х классах после интереснейших занятий с замерами и исследованиями проявился взрывной интерес к сдаче ЕГЭ по биологии - вся параллель за редкими исключениями всерьез была настроена сдавать этот экзамен и показала себя очень хорошо.
На самом деле сегодня во многих школах страны имеются исследовательские инструменты, которые позволяют вести серьезные разнообразные проекты. Главное - побороть инертность, преодолеть ощущение того, что делать, как раньше, на самом деле уже нельзя. Сегодня, как бы это банально ни звучало, другие дети, и у них другие требования к образовательному процессу. И это общемировой тренд.
Например, у нас есть проект «Показатели техносферы школы и пришкольного участка». Ребята измеряют содержание кислорода в воздухе на пришкольном участке, делают другие замеры. Результатом должно стать создание школьной экологической карты Москвы, которую будут наполнять учащиеся столичных школ. Проект большой, интересный и, самое главное, объединяющий.
Точно такие же проекты сегодня в ходу и в школах Финляндии. Например, в школе Вийкки при Хельсинкском университете ребята создали компьютерную программу, которая ежедневно фиксирует погодные измерения в районе школы и через твиттер оповещает обо всех изменениях школьников и учителей.
Мы привыкли сверять достижения различных систем образования с финской, и когда сейчас в этом частном содержательном аспекте мы видим совпадения, можно только порадоваться - мы тоже в тренде.

Еще один важнейший ресурс
Процесс организации профильного обучения должен сопровождаться модернизацией образовательной среды школы, созданием условий для каждого участника образовательного процесса. Безусловно, эти процессы в отдельно стоящей школе и в образовательном комплексе будут идти неодинаково.
Школа №627 на самом деле и есть комплекс. У нас всего пять зданий, в их числе учебный корпус №1 имени Д.Д.Лелюшенко, учебный корпус №2 им. Ролана Быкова, учебный корпус №3 им. А.Н.Островского с углубленным изучением английского языка и учебный корпус №4 «Вальдорфская школа им. А.А.Пинского», в которых на начало этого учебного года обучались более 3,5 тысячи человек.
В главном здании у нас реализованы профильные классы. В другом - сильная языковая школа. Наша перспективная задача - найти точку пересечения этих сильных сторон так, чтобы наши будущие врачи и инженеры могли получать и сильную языковую подготовку.
Казалось бы, зачем это нужно в инженерном и медицинском классах? Ведь единицы могут позволить себе уехать учиться в зарубежные вузы, где язык будет действительно нужен. Но мы должны предусмотреть и эту возможность. Если школа способна удовлетворить каждую, даже самую уникальную, образовательную потребность ученика, это значит, что в такой школе понимают, что такое индивидуальная образовательная траектория. Это и делает такую школу современной.
На самом деле, если даже уйти от этого специфического примера, мы понимаем, что язык важен для современных школьников без исключения. Это в целом более высокие шансы на конкурентоспособное образование, на трудоустройство на более престижную и высокооплачиваемую должность.
Мы можем сколько угодно выбирать свой образовательный путь, но о том, что мы уже встроены в мировую систему, забывать нельзя. Глобализация образования уже не нечто отдаленное, а сегодняшний день. Ведь зачем в конечном счете мы учимся? С одной стороны, для гармоничного развития личности, а с другой - чтобы понять, как будем развиваться дальше в профессиональном плане.
Сегодня значительная часть новейшего оборудования приходит на производство и в больницы без перевода, поэтому специалистам крайне важно владеть языковыми навыками, причем не бытовыми, а специальными, и здесь также работает принцип - чем раньше начнем осваивать, тем лучше.
В чем же состоят у нас трудности в организации специальной языковой подготовки? В том, что наши сильнейшие ресурсы - профильное обучение и языки - изначально разведены по разным зданиям. Простым переводом языкового кластера в главное здание мы задачу не решим, поскольку так мы лишь обесточим нашу систему, осложнив доступ к занятиям иностранными языками для других учеников.
Здесь есть два пути - либо перестраивать логистику учебного процесса, либо решать задачу с помощью информационных технологий.
Возможность пойти по первому пути для нас ограничена в отличие, например, от зарубежных образовательных комплексов. Не так давно я была в одном из них во французском Тулоне: учебные и административные здания расположены на территории компактно, расписание организовано таким образом, что первая часть учебного дня проходит в одном из них, а вторая, послеобеденная, - в перемещении между занятиями и курсами в других зданиях, но все они в шаговой доступности.
Расстояние между учебными корпусами нашего комплекса - станция метро. Конечно, при хорошей погоде можно дойти пешком, но встает вопрос безопасности - школьникам придется не один раз пересекать автодороги с оживленным движением. К тому же это отнимает время, а сегодня это, по сути, еще один важнейший ресурс - после информации.
Неудивительно в таком случае, что, по результатам наших внутренних опросов, почти половина девятиклассников в качестве основного препятствия для продолжения обучения в комплексе отметили именно проблемы транспортной доступности (см. рис. 2). Впрочем, сегодня это типовая проблема для многих образовательных комплексов, созданных путем присоединения друг к другу школ района.
Второй подход в нашем случае кажется более рациональным и реализуемым. Еще Элвин Тоффлер, американский социолог и футуролог, говорил, что в основе школы будущего - информационные технологии и связь. И сегодня благодаря различным социальным сетям и мессенджерам с поддержкой видеосвязи, а также имеющемуся программно-аппаратному комплексу, который поддерживает самые современные технологии передачи данных, мы можем организовывать виртуальные уроки для наших медиков и инженеров, физически не перемещая ресурсы и кадры между зданиями комплекса.
Тем не менее, по оценкам психологов, такие дистанционные занятия далеко не всегда так же эффективны, как и очные. Они больше подходят для высокомотивированных учащихся, для которых нет различия между каналом поступления информации - важнее само ее содержание. Однако ориентироваться лишь на таких школьников мы не можем, мы должны учитывать интересы всех...
Реализовывать полноценное профильное обучение в большом образовательном комплексе интересно, но подчас весьма непросто, особенно если в комплекс входят школы с разнообразными ресурсами.

Учить всех по запросам
При введении профильного обучения перед административной командой возникает целый ряд трудных задач, решение которых требует системного подхода. Это и финансовые проблемы, и нехватка оборудования, кадров и т. д.
В условиях перемен мощным кадровым ресурсом образовательного комплекса должны становиться молодые педагоги. Они ближе к современным детям и понимают, что сегодняшний ребенок совсем не так, как раньше, усваивает информацию, которая практически ежедневно прирастает по экспоненте, совсем не так структурирует действительность и нуждается в более частой смене форм деятельности.
Несмотря на большое число задач, которые стоят перед управленцами комплекса в условиях перехода к профильному обучению, им не стоит забывать и о важнейшей функции играющего тренера. По основному образованию я учитель русского языка и литературы. Часто на уроке я предлагаю классу поразмышлять над тем или иным произведением, вместе мы ищем ответы на сложные этические вопросы, которые ставят авторы классических текстов, и в эти моменты я убеждаюсь, насколько по-иному мыслят современные дети: они избегают длительной рефлексии не потому, что не умеют, а потому, что могут гораздо быстрее, чем мы, взрослые, найти свою эффективную траекторию и прийти к правильному ответу - сказывается их почти врожденный навык работы в условиях больших объемов информации. Подобные занятия заставляют управленцев задуматься и над своими методами поиска и принятия решений.
Чтобы оставалось время на такие уроки, нужно менять структуру управления и стараться делегировать определенные функции школьных администраторов представителям педагогического коллектива комплекса. Это повышает их значимость, причем даже в собственных глазах, и усиливает чувство ответственности за общий конечный результат.
На самом деле работать в профильной школе проще: ученики понимают, зачем они учатся, они осваивают те предметы, которые соответствуют их интересам и способностям, они нацелены на результат - в итоге эффективность образовательного процесса возрастает. Так на смену традиционному принципу «учить всех всему» приходит чрезвычайно важный принцип «учить всех по запросам».
Конечно, высокая заинтересованность и вовлеченность подростков в учебный процесс накладывает определенный отпечаток на их требования к учителю и предполагает, что стратегия деятельности каждого педагога претерпит серьезные изменения. Наши педагоги говорят, что зачастую учащиеся профильных классов сами приходят и просят открыть лабораторию или запустить какое-то оборудование. Самостоятельно они могут заниматься час, два, три... Присутствие педагога, тьютора или как минимум лаборанта или технического специалиста в этот момент, безусловно, необходимо, и это рождает потребность в пересмотре объемов рабочего времени специалистов, которые помогают профильным классам заниматься сверхурочно. Требует это и сложной глубокой работы с кадрами - нужны правильная психологическая мотивация, разработка продуманной системы поощрений и т. д. Здесь будут эффективны все методы, которые помогают укрепить учебно-творческий симбиоз учителей и учеников, заинтересованных в качественном освоении знаний на профильном уровне.

Советуем прочитать
Агранович М.Л., Ковалева Г.С., Поливанова К.Н. и др. Российское образование в контексте международных индикаторов. Аналитический доклад. - М.: ИФ «Сентябрь», 2009. - 108 с.
Каспржак А.Г. Элективные курсы в профильном обучении. - М.: Вита-Пресс, 2004. - 144 с.
Лернер П.С. Инновационный потенциал, ресурсы и риски профильного образования учащихся старших классов // Eidos.ru, 2017. URL: http://eidos.ru/journal/2003/0427.htm (дата обращения: 31.03.2017).
Новиков Д.А. Теория управления образовательными системами. - М.: Народное образование, 2009. - 416 с.
Теория и практика организации профильного обучения. Часть 2 / Под ред. С.В. Кривых, Н.Н. Суртаевой. - СПб.: Изд. СПбАППО, 2006. - 260 с.
Тоффлер Э. Шок будущего. - М.: АСТ, 2008. - 560 с.
Фромм Э. Иметь или быть? - М.: Neoclassic, 2015. - 302 c.





Юлия ПАНОВА, заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы №627 имени генерала Д.Д.Лелюшенко, магистрант программы «Управление образованием» Института образования НИУ ВШЭ, Москва