Предыстория
Напомним, что еще в 2013 году Минкомсвязи России, Минобрнауки России, федеральные органы исполнительной власти и государственные внебюджетные фонды выступили с предложением объединить множество существующих по всей стране разрозненных баз данных по школьникам, чтобы исключить дублирование информации, снизить отчетность, оградить педагогов от всевозможных запросов со стороны самых разнообразных организаций, требующих срочно предоставить им те или иные сведения об учащихся. Идея была встречена весьма неоднозначно, на авторов посыпалась критика со стороны как учителей, так и родителей, которые усмотрели в этом нарушение их законных прав.
Неудивительно, что в конце прошлого года Президент России Владимир Путин отклонил закон о создании системы «Контингент», ранее одобренный Госдумой и Советом Федерации. Он предложил прописать в законе перечень конкретных сведений, которые будут содержаться в базе данных, а также определить список лиц, которые будут иметь к ней доступ, и их ответственность.

Единая и неделимая
В начале апреля в Госдуме прошли парламентские слушания, на которых было изложено новое видение проблемы с учетом высказанных предложений. В частности, по словам председателя Комитета Госдумы по образованию и науке РФ Вячеслава Никонова, на сегодняшний день официально существует четыре информационные системы, аккумулирующие сведения о детях, неофициально же их порядка пятидесяти. Каждая применяет свои алгоритмы кодирования, свою структуру учета, причем многие используют иностранные серверы и программное обеспечение.
Выход очевиден: необходимо, во-первых, унифицировать подходы к хранению и обработке сведений, во-вторых, полностью перейти на российские разработки и сделать так, чтобы информация о наших гражданах не уходила за рубеж, в-третьих, нужно позаботиться о том, чтобы сведения о человеке были занесены в систему только один раз и в дальнейшем их можно было бы просто пополнять. Также надо разработать портал, на котором та или иная организация могла бы получить доступ только к той части информации о контингенте учащихся, которая ей открыта, и не более.
- Дети - самое дорогое, что у нас есть, - напомнил заместитель главы Минобрнауки РФ Вениамин Каганов. - Но почему же мы так плохо организовали их учет? В целом по стране до 100000 детей вообще выпадают из статистики, а потом внезапно где-то «всплывают». Школьники переезжают из одного региона в другой, переходят из одной школы в другую, нередко там их сняли с учета, а тут не поставили. Мы весьма смутно представляем, сколько детей у нас не посещают дошкольные учреждения, сколько должны прийти в первый класс. Точно так же очень сильно разнятся данные по охвату школьников питанием, медицинскими услугами, дополнительным образованием. Получается неразбериха. А ведь от этого зависят объемы финансирования образования, здравоохранения, спорта, культуры и так далее.
- Мы живем в мире информации, - подтверждает член Совета Федерации Александр Волков. - Но пока мы этой информацией не владеем, мы не можем ничего прогнозировать, а значит, развиваться. В цивилизованных странах мира уже давно созданы электронные медицинские карты, введен электронный документооборот, проводятся банковские операции, сбор налогов, это значительно облегчает жизнь людям, потому что быстро и удобно. Но не надо спешить, нужно очень тщательно все продумать и предусмотреть, иначе эффект будет обратным.
- В XXI веке нельзя работать по старинке, как в былые времена, когда учителя ходили по квартирам, собирали сведения со слов и заносили в тетрадку, - поддерживает коллегу член Совета Федерации Людмила Бокова. - Всем нам нужно четко понимать, какой именно объем сведений нужен, для чего он нужен, где его хранить и как с ним работать.

Есть претензии!
Действительно, вопросов и претензий к «Контингенту» и его авторам более чем достаточно. Например, считает исполнительный директор Лиги безопасного Интернета Денис Давыдов, у нас нет абсолютной уверенности в том, что собранная в рамках создания системы информация будет надежно защищена от взлома, даже если она будет храниться не в «облаке», а на российских серверах.
- В Соединенных Штатах, как известно, есть много разведслужб, - напоминает Денис Давыдов. - У каждой из них свои собственные базы данных, защищенные самыми современными средствами. Однако даже такая многоуровневая система безопасности не спасает их от массовых утечек и «сливов», в результате которых на сайте «Викиликс» регулярно появляются сотни тысяч страниц секретных документов. Нужно признать: пока мы не способны достойно противостоять хакерам, собирать персональные данные миллионов детей в одной системе по меньшей мере опрометчиво.

Дело принципа
Можно, конечно, высказывать опасения, которые касаются чисто технических моментов хранения и защиты данных. Совсем другое дело - когда речь идет о принципиальном неприятии предложенных нововведений. Например, на заседании Комиссии по развитию науки и образования в Общественной палате РФ, где обсуждались социальные эффекты от внедрения системы «Контингент»,  был предъявлен целый ряд очень серьезных претензий, если не сказать больше.
- Я являюсь отцом шестерых детей, - рассказал глава общественной организации «Родительский отпор» Николай Мишустин. - И меня возмущает, что нас попросту обязывают пользоваться электронными дневниками и журналами, учеников откровенно вынуждают вступать в школьные социальные сети, где нужно вносить на сайт собственные персональные данные. Раньше западные спецслужбы добывали сведения о наших гражданах по крупицам, охотились за ними, потому что все было закрыто, а теперь мы сами преподносим им все на блюдечке! Скажу больше - та волна суицидов, которая прокатилась по стране, на совести тех директоров школ, которые заставляли своих учащихся заводить себе аккаунты на разных порталах, приобщая их таким образом к Интернету, в котором детей подстерегает столько опасностей.
По словам Николая Мишустина, цифровая идентификация личности - это преступление перед человечеством, а именно об этом нужно говорить сейчас, когда каждому из детей присвоен «личный номер», аморальный компьютерный идентификатор человека международного образца под названием СНИЛС.

Всех поголовно!
Между тем ответственный секретарь Координационного совета Общероссийской организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей» Алексей Гусев придерживается принципиально иных взглядов.
- Чего именно мы опасаемся? Того, что в Интернете появятся какие-то сведения о наших детях? - недоумевает он. - Но они уже и так давно там! И наши с вами, кстати, тоже. Или мы боимся, что нам присвоят какой-то безликий цифровой код? Но ведь сегодня почти у всех есть мобильный телефон, а при покупке сим-карты мы обязаны занести свои данные в анкету оператора. Почему-то  никого это не напрягает. У нас есть номера свидетельства о рождении, паспорта, водительского удостоверения, ИНН, пенсионного счета, банковские реквизиты. И везде мы оставляем сведения о себе. Почему именно сейчас все вдруг озаботились этой проблемой?
Алексей Гусев признался, что он сторонник всеобщего и обязательного внесения всех детей в систему «Контингент» прямо с рождения, чтобы у каждого был свой личный кабинет, можно было видеть то, что о тебе написано, постоянно пополнять этот список, по желанию редактировать его. А то у нас доходит до абсурда: даже классный руководитель порой не в курсе достижений своих учеников, не имеет представления о том, в каких кружках и секциях ребята занимаются, в каких конкурсах они участвовали и какие места завоевали.
На это председатель Комиссии по развитию науки и образования Общественной палаты РФ, ректор Ярославского государственного университета им. П.Г.Демидова Александр Русаков заметил, что принуждение не наш метод, иначе мы рискуем вернуться во времена, когда за каждого из нас решали, кому куда вступить и кого куда внести. Все-таки в правовом государстве нужно оставить за каждым право выбора.
В общем, как заявил директор Департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки РФ Михаил Попов, все высказанные замечания обязательно будут учтены. А вот те, кто считает систему «Контингент» изначально вредной и ненужной, на самом деле вредят общему делу, создают хаос и неразбериху, потому что фактически поддерживают существующий порядок, когда множество организаций создают множество баз данных, а потом требуют от школы предоставить им срочно ту информацию, которой у них нет. А такого быть не должно.