Дорого яичко к Светлому дню
Жизнь, которая содержится в яйце, требует защиты от злых сил, поэтому и красят на Пасху хрупкую оболочку в разные цвета, покрывают магическими знаками-символами. На Украине, скажем, повсеместно такие яйца называются писанками. Про статного парня или чернобровую красавицу обычно говорят: «Ну прямо как писанка». Кстати, в старых санскритских текстах слово «писита» означало «рисовать», «украшать», а слово «писага» - «красная», «красивая», «цветная». Пожалуй, нет более увлекательного занятия для детей и взрослых, чем окраска и роспись яиц перед Пасхой. Раньше для окраски яиц использовали отвары различных растений, желтая и оранжевая краски получались из коры дикой яблони, шелухи лука, гречневой половы, почек осины, горицвета, зверобоя, ромашки. Синий цвет давали синие мальвы, сон-трава, для сизо-пепельного использовались ягоды бузины, коричневую окраску скорлупа приобретала от почек ольхи, черная краска получалась из корней крапивы, ольховой коры. Яйца окрашивались, если их обкладывали разноцветными лоскутками и нитками, что линяют, завертывали в тряпочку, крепко заматывали и минут двадцать варили в воде, в которую добавляли немного уксуса. Для крепости к краскам примешивали хлебный или свекольный квас.
Узоры на яйца наносились следующим образом. На скорлупе горячим воском наводились места, которые хотели оставить белыми, и яйцо опускалось, скажем, в зеленую краску. Потом покрывались воском участки, которые мастер хотел видеть зелеными, и яйцо окуналось в другую краску. Таким образом можно добиться самого разнообразного сочетания цветов и узоров. В конце яйца пеклись и воск сходил.
Крашеные яйца - непременный атрибут всех пасхальных трапез. Детвора с необыкновенным удовольствием (и сожалением!) облупляла разноцветные яички и аккуратно вычищала ложечками каждый скорлупочный осколок. Яйцами раньше обменивались при христосовании, ими одаривали нищих, а после праздников, надбив о могильные кресты, отдавали бедным.
Любимыми развлечениями детей в старину были самые различные игры с яйцами. «Дорого яичко к Светлому дню», - утверждали старики. И во время пасхальных празднеств, и в остальные дни детвора всех возрастов проявляла необыкновенную изобретательность, придумывая все новые и новые забавы с «яйцами-райцами».
«Битки». Играющие стукаются носками яиц. Чье яйцо разбивается, тот считается проигравшим и отдает свое яйцо. Крепак (моцак) - очень крепкое яйцо, о которое разбиваются другие яйца. Мармулком в некоторых местностях называли яйцо, сделанное из дерева, которое хитрецы выдавали за настоящее; запека (запусканка) - через дырочку из яйца выливали содержимое, внутрь просовывали трубочки воска, который в яйце, положенном в горячий пепел, расплавлялся, скрепляя скорлупу.
В «трапка». Играющего отводят далеко от яйца, и он, закрывшись шапкой, старается подойти к нему.
В «блудька». Один из играющих кладет яйцо на землю и отмеряет пять шагов, другому завязывают глаза, три раза прокручивают вокруг себя и заставляют сделать пять шагов. Потом развязывают глаза, и игрок пытается дотянуться до яйца рукой.
«Котючки». Яйца катают с бугорков или по специальным лоткам, стараясь разбить чужое яйцо.
В «кидка». Два яйца кладутся так, чтобы между ними не могло пройти третье. Играющий бросает между яйцами свое яйцо, стремясь попасть и разбить сразу два яйца.
«Ванька-встанька». В яйце прокалывают отверстие и выпускают содержимое. В дырочку просовывают несколько дробинок и осторожно наполняют яйцо крупинками воска. Яйцо согревают, и воск приклеивает дробинки, которые все время держат яйцо стоймя.
«Яйцо-колыбелька». Скорлупу оклеивают шелковой лентой, бортик украшают воланом. После этого приклеивают ручку из проволоки.
«Вращающаяся скорлупа». Смочить водой осколок скорлупы, положить его на край тарелки и осторожно качать ее. Скорлупа будет вращаться вокруг себя и по краю тарелки. Можно на дно скорлупы приклеить кусочек коры и сделать разрез, в который вставить ножки бумажной куколки.
«Бумажное яйцо». Вырезать две половинки из белой бумаги. Наложить их одна на другую, поместив между ними кружок из желтой бумаги, на котором пишется поздравление. «Белок» склеивается по краю, середина остается незаклеенной, чтоб можно было вынуть «желток». «Скорлупу» (серебряную или цветную) наложить с обеих сторон и склеить по краям, чтоб легко вытягивался «белок».
«Шило в стакане». На стакан с водой кладут визитную карточку, на нее - кольцо, а в него ставят яйцо (сырое или вареное). Сильным щелчком ударяют по карточке, которая тотчас улетает, и яйцо падает в стакан.
«Как поставить яйцо стоймя?» Вдавить один конец ударом о край стола и поставить (так сделал однажды Колумб). Поступают еще и так. Сырое яйцо сильно встряхивают, оболочка желтка прорывается и опускается к нижнему концу яйца, куда и перемещается центр тяжести.

Где едят вкусно и просто...
Пасхального завтрака с нетерпением ждут и взрослые, и дети. Еще бы! Ведь застолье в этот день - настоящий праздник желудка, пир изголодавшейся после поста души! Непременным пасхальным блюдом у украинцев был поросенок. Его обычно готовили целиком и клали на блюдо ногами вверх, втыкая в рот кусочек хрена. Хватало места на столе и для колбас, и для холодца, и для жаркого. Не обходилось и без аппетитного бело-розового куска сала. Его, как правило, вместе с куличами и яйцами освящали в церкви.
У степняков существовал обычай до завтрака обмазать этим салом лоб и щеки, чтоб летом они не трескались от солнца и ветра. Особый почет (и лучшие куски!) за пасхальным столом резчикам. Один раз в жизни свинья небо видит, и случается это чаще всего на Великий день. Принято было забивать откормленного хряка накануне в Чистый четверг - засоленное в этот день сало, по утверждению знатоков, долго оставалось белым и чистым. В другие четверги резать свинью не рекомендовалось - в сале и мясе могли завестись черви. Салом на Пасху разговлялись, сало хранили про запас, выкладывая его на стол в будни и праздники. Старая добрая традиция, простая, надежная закуска. А где едят здорово и просто, там живут лет по сто.

Счастливая карта после марта
Пасха - особый праздник. В этот день высшие силы на радостях готовы исполнить любое желание человека, которое он высказывал прямо на заутрене. У каждого свои цели, мечты и своя корысть. Свои способы получения выгоды от пасхальной службы выработали и картежники. Когда в первый pаз запоют «Христос Воскресе!», надо иметь в руках винного (пикового) туза и вместо «Воистину воскресе!» сказать: «Винный туз есть». «Тогда с этим тузом можно сделаться невидимкой», - утверждали знатоки. Неплохо также, отправляясь в церковь, слушать пасхальную заутреню, взять с собой колоду карт, а как только священник произнесет «Христос Воскресе», сказать: «Карты здеся». На второе провозглашение «Христос Воскресе» картежник должен ответить: «Хлюст здеся», а в третий раз - «Тузы здеся». Это святотатство, по убеждению азартных игроков, может принести несметные выигрыши.

Гробки
Заупокойные тризны древних славян обычно совершались весной. От этих языческих ритуалов вьется тропка к современным весенним обрядам. Основное поминовение умерших приурочивается к Великому дню - оно совершается в начале Проводной недели, которая следует за Пасхальной. Русские часто именуют ее Радуницей. У древних славян этим словом (иначе «весенней радостью») назывался предположительно целый цикл весенних празднеств, связанных с поминовением умерших. И поныне существует пословица «На Радуницу утром пашут, днем плачут, а вечером скачут». На Украине день поминовения умерших на Проводной неделе в разных местностях называется проводами, гробками, могилками.
Проводы - праздник всенародный. С утра от больших и малых городов, от сел и хуторков тянутся к кладбищам вереницы людей с узелками. На могилки близких и друзей несут угощение, которое готовится заранее. Едой, как правило, делятся с покойниками и всеми присутствующими на кладбище. Поминая умерших, часто выливают на могилу рюмку водки и говорят: «Ешьте, пейте и нас, грешных, вспоминайте».
Грустно среди надгробных памятников и крестов. Кажется, даже птицы умолкают, когда люди ведут тихий разговор с покинувшими этот солнечный мир предками. Но вот все возвращаются домой, и вокруг звучат смех, шутки, песни. Этим как бы вновь утверждается жизнь в ее пестрых и ярких обновках.