Кто играет и кто руководит?
По словам координатора проекта «Молодежная служба безопасности» Леонида Армера, практически  до 90% ребят,  состоящих в «группах смерти», не имеют никакого отношения к намерению совершить суицид. Детям  просто любопытно выяснить, что там внутри происходит. Небольшой опрос (более 200 детей) показал, что на вопрос «Зачем ты вступил в игру?» все поголовно отвечают: «Скучно, а там какая-то движуха».
Для кого-то может стать открытием, но минимум 50% так называемых кураторов, которые раздают детям задания, ведя их до последнего, 50-го, уровня, - это люди в возрасте от 14 до 18 лет. То есть смертельную игру с детьми ведут такие же дети. Понятно, что у таких «кураторов» есть определенные особенности психики. Возможно, у кого-то  из них врожденные садистские замашки, а возможно, виртуальные манипуляции совершает обиженный ребенок, которого не принимают в классе, обзывают, унижают и т. д. Такой ребенок в Интернете получает власть и воплощает в жизнь все свои  мечты о мести.  
Остальная часть кураторов - взрослые люди. Как сообщил Леонид Армер, в этом случае ситуация становится на порядок опаснее, потому что в «китовую»  тему полезли откровенные психопаты с различными патологиями и интересами. Их «креативность» в заданиях может переплюнуть любой голливудский триллер.
Кроме того, наряду с психопатами данную тему стали «осваивать»  интернет-педофилы, которые под видом заданий  выманивают у детей интимные фото для дальнейшего шантажа. При этом дети оказываются абсолютно  незащищенными, потому что когда человек вступает в игру, он автоматически настроен на выполнение задания, и когда куратор говорит: «Выполни следующее задание - пришли мне фото с нарисованным китом на груди», - ребенок совершает требуемое. Ему неведомо, что подобное задание  не имеет никакого отношения к самой игре со смертью. Такая  ситуация, когда ребенок впоследствии  узнает об обмане, как раз и  может подтолкнуть его совершить  уже реальный суицид, поскольку он боится признаться родителям в собственной оплошности.
Мошенники тоже не дремлют и также под видом заданий просят перечислить деньги. Таким образом, в «китовое» движение включились те, кто хочет получить от него ту или иную выгоду.
Впрочем, на каждое движение есть свое  контрдвижение. Так, в пику «китам» появились «дельфины» - самодеятельное сообщество, в которое входят как волонтеры, так и психологи. Люди активно придумывают игры с позитивными заданиями,  участвуют в поиске и блокировке «китовых» аккаунтов и идентификации кураторов и особо радикальных игроков. Задача номер один - накопить информацию, для того чтобы сделать подобные деяния наказуемыми. Важно, что к поимке кураторов подключаются сами дети. Подавляющее большинство из них негативно относятся к игрокам и откровенно смеются над заданиями.

Омут Интернета
Как пояснил психоаналитик доктор психологических наук Михаил Решетников, у каждого человека наряду с влечением к жизни есть влечение к смерти. Оно постоянно присутствует в социуме, но не поощряется культурой. Если взять  искусство, то  там данная  тема представлена очень широко. Применимо к литературе, дети с самого раннего детства знают о смерти, читая сказки о живой и мертвой воде. Просто смерть не обсуждается в семье.
Эта тема  существует и в субкультурах, которые появляются на не вполне здоровой социально-психологической почве, а сейчас транслируются через Интернет. А он при множестве позитивных факторов имеет примерно такое же количество негативных. Если раньше психически несохранные  люди вещали преимущественно с кафедры психиатрических клиник, то сегодня они могут говорить  на всю страну и на весь мир. Наука знает, что существуют механизмы психического заражения, когда человек подключается к вещаемым  идеям. Параноики имеют тенденцию  успешно заражать своими «проповедями»  других, поскольку  свято верят в них. Такое  уверенное вещание приводит к  последствиям, которые мы имеем сейчас.
По словам ученого, проблема интернет-опасности  изучается, но пока поверхностно.
- Мы ввалились в информационное пространство, но так  до конца и не осознали,  что произошло, - говорит Михаил Решетников. - Сейчас  дети с самого раннего возраста погружаются в виртуальную жизнь, а родители освобождают себе руки, ноги и голову. Но есть одна вещь, которую  они не понимают:  ребенок любит не игру, а того, кто с ним играет. Поэтому он любит компьютер или смартфон, и тогда закономерны случаи, когда ребенок убивает родителей или кончает жизнь самоубийством, если у него отнимают возможность общаться в виртуальной реальности.
Когда внутри компьютера появляется человек, который с ребенком  играет, то этот человек становится  возлюбленным человеком, а ради  возлюбленного человека мы готовы сделать что угодно. В том числе добровольно умереть. К сожалению, большинство виртуальных игр носят агрессивный характер. Почти все они ведут к смерти, при этом  обещая  несколько уровней жизни. Но дети не понимают, что умереть можно только раз и навсегда.
Как правило, у детей,  уходящих в Интернет, при всем внешнем  благополучии что-то неладно в семье.  В 90% случаев там разрушено психологическое единство. Ребенок ищет эмоциональный отклик на стороне, потому что в семье этого отклика нет.
Заведующая кризисно-профилактическим отделением для детей и подростков  службы «Детский телефон доверия» Государственного центра восстановительного лечения «Детская психиатрия» им. С.С.Мнухина, врач-психиатр, кандидат медицинских наук Валентина Яковенко подчеркивает, что у  детей,  которые страдают компьютерной зависимостью, наблюдается полная социальная некомпетентность. Такие ребята, имея тысячи друзей в Интернете,  на групповом занятии не могут выстраивать элементарных  отношений со сверстниками. Они  зажаты и  замкнуты.
С точки зрения опытного врача, и этого мнения придерживаются все больше медиков, пришло время  говорить о  запрете  детям до 18 лет общаться в социальных сетях и иметь свои странички. Психологические травмы, которые можно нанести в виртуальном пространстве, очень тяжелы.  Одно дело, когда, скажем,  тебя оскорбили вживую. Завтра твой обидчик может извиниться и даже предложить тебе дружбу, и другое дело, когда  тебя оскорбили виртуально, и это оскорбление будет присутствовать на твоей страничке практически пожизненно, потому что от виртуального следа избавиться почти невозможно.
Как считает Михаил Решетников, все источники, которые существуют в Сети, должны легко идентифицироваться, в Интернете не должно быть анонимности. Нужен закон о персонификации. Если 30 лет назад человек, который хотел обратиться к широкой аудитории,  должен был  иметь образование, труды, проходить цензуру, то сегодня можно говорить кому угодно и что угодно.

К сведению


«Группы смерти» в соцсетях  объединены  тегом «синий кит». Под разными предлогами там подталкивают детей к самоубийству, причем делается это цинично, в игровой форме.

Ответная  реакция

Педагогическое сообщество сегодня несколько растерянно. Хотя не обошлось и без перегибов. Так, на уроках ОБЖ всем рассказали о существовании подобных «групп смерти», после чего, по откликам родителей, случилось вполне предсказуемое: даже те дети, кто слыхом не слыхивал о «китовом» движении, кинулись искать о нем информацию. К сожалению, уже есть прецеденты, когда администрация школы, узнав, что какой-то ученик состоит в подобной группе  и его родители обратились за помощью, просит забрать ребенка из школы, оправдывая это тем, что «теперь замучают прокурорскими проверками».

От автора

Виртуальная реальность вторглась  в мир наших детей подобно цунами.  Ее сила оказалась и созидающей, и разрушающей.  Но это процесс неизбежный, поскольку добро и зло всегда идут рядом.  Должно насторожить другое: все чаще детскому миру требуется смертоносная игра для удовлетворения своей возрастной потребности в приключениях.  Запретить можно все, но  тяга  познавать мир, пробовать его на вкус, трогать и обжигаться, учась, не исчезнет никогда. Что может взрослый мир предложить ребенку? Походы, в которые теперь никто не хочет  водить детей из-за максимального количества ограничений и огромной ответственности? Туристские лагеря, количество которых после известной трагедии резко сокращено? Игры, фильмы и книги, в которых нет пятнадцатилетних капитанов, а есть вампиры и зомби? Что? Если у вас есть ответ на эти вопросы, пишите нам.

Санкт-Петербург