Где родина, там и родня

Комментарий «УГ»

Канули в прошлое те времена, когда в СССР было 140 миллионов посещений музеев в год, а число самих музеев измерялось тысячами. Теперь все изменилось, педагоги стараются работать не с миллионами посетителей, а с одними и теми же детьми, поскольку изменились сами задачи. Сейчас трудно даже представить себе, что первый семинар был проведен еще в догорбачевские времена! Никто тогда и помыслить не мог, что музейный педагог может работать не в привычных стенах музея, а в школе, принося с собой в «волшебном мешочке» подлинные предметы музейного значения. Никто и помыслить не мог, что в начальной школе с детьми можно не только играть, но и попутно проводить научные исследования. Конечно, это квазиисследования, но все же это теперь возможно, это уже доказано жизнью. Главной задачей музейных педагогов стало формирование у ребенка гуманистической системы ценностей с помощью музейных средств, культурных потребностей, переход от информации к личностному переживанию.

Истоки

Ванечкиной бабушки, Валентины Георгиевны Плотниковой, преподавателя отраслевого ИПК, кончался отпуск, и она спешила свозить внука на свою малую родину, убежденная, что без знания корней и истоков своих, своей семьи не поймет дитя сердцем, что такое история человечества, что такое общество и Отечество. Боялась: останутся тогда святые для нее слова пустым звуком. Но между тем сама она благодаря маме - ослепшей на 85-м году жизни Антонине Ивановне Филимоновой и учителям Даниловской школы, направлявшей ее когда-то в пединститут как надежду «земли Даниловской», жизнь свою с юности ощущала как миссию. Валя родилась под Рождество, через 25 лет после того дня, как бандиты убили на реке Медведице ее деда, молодого комиссара, а внук Ванечка родился еще через 50 лет, в такой же рождественский день - 7 января. Такая вот генетическая программа одного рода...

Напросилась в поездку и я: во мне звучит тот же голос, в той же Даниловке родились все мои предки, там начинал работать учителем истории, перед тем как уйти на фронт, мой отец. Там живет великой души и пылкого сердца учительница литературы Елизавета Васильевна Терновая и учитель истории, директор лучшего в России сельского ПТУ, блестящий организатор и мудрый педагог Юрий Михайлович Занченко. В таких людях - центр духовной и нравственной русской жизни. Встреча с ними - подарок судьбы. Вот и ехала Валентина Георгиевна к своей любимой учительнице, Терновой, чей одинокий домик - почти музей по содержанию - стал центром этнографических исследований, проводимых много лет даниловскими педагогами вместе с обширной семьей своих благодарных выпускников. Недавно бывшие воспитанники Даниловской школы разных лет, где бы они ни были, объединились для создания Фонда «Истоки» имени Данилы Ефремова, основателя Даниловки, чтобы способствовать возрождению своей малой родины.

В совет фонда вошли ученые, педагоги, предприниматели, бывшие когда-то учениками Даниловской школы и ставшие известными людьми. Одним из организаторов совета стал талантливый историк родной культуры, начальник управления культуры Волгоградской области Александр Иванович Величкин, любимым детищем которого, говорят, является удивительный историко-этнографический музей-заповедник Донского казачества возле Иловли. Не заповедник - целый хутор, вблизи которого и гостиницу комфортную возвели, понимая, что человек любознательный захочет провести в таком месте не один день, особенно - с детьми и внуками... Председателем попечительского совета фонда бывшие однокашники избрали человека энергичного и самозабвенно влюбленного в родную культуру, в историю казачества Александра Сергеевича Плотникова, теперешнего заместителя губернатора Волгоградской области.

В обширной программе деятельности Фонда - поддержка семейных традиций, семейного воспитания. Недаром же легендарный основатель Даниловки первый генерал-казак, атаман Войска Донского, приумноживший ратную славу России победами над ханами персидским и ногайским, над шведами и пруссаками, в Семилетней войне, был еще и дипломатом, и просветителем, и ревностным строителем семьи, рода, в котором все служили благу Отечества. За долгие годы переписки с архивами, музеями России и других стран, разыскивая потомков Данилы Ефремова по белу свету, Елизавета Васильевна с коллегами и учениками собрала удивительные документы - свидетельства благородства, бесстрашия и безмерной преданности Отечеству рода Ефремовых, которые на протяжении нескольких веков роднились с другой знаменитой казачьей семьей военачальников и просветителей - Иловайскими. Сейчас даниловские историки с помощью фонда пытаются разыскать в хранилищах переписку Иловайской с Чеховым - Елизавета Васильевна всегда объединяла уроки русской литературы с родной историей.

Ради благословения этой женщины и на поклон обелиску с именем деда в центре Даниловки и везли Плотниковы внука к себе на родину. Да еще - посидеть на крылечке родной школы, выстроенной для сельских детей в 1910 году славным земляком - родным братом историка, известного писателя-демократа Даниила Мордовцева, купцом Андреем Мордовцевым.

Вся поездка - цепь волшебных сигналов из прошлого, вводящих Ванечку в права духовного наследия. И наследования традиций родства, семьи, добрососедства.

В музее-заповеднике близ Иловли, где собраны тысячи предметов материальной культуры казачества и представлены все ремесла и промыслы в действии, все наглядно убеждало, что казак не только «спал с оружием» и ежеминутно к ратному подвигу готовился, но и семьей дорожил как основой основ, для радости жены и веселья ребятишек придумками всякими быт украшал.

- В такой квашне наша бабка Авдотья тесто ставила, - Александр Сергеевич с нежностью гладит обливной бок древнего горшка, - семья большая была, попробуй всех накорми! Но бабка крепкая была. Бесстрашная: налыгач зубами перегрызла, спасая теленка. Ягненка у волка отняла - прямо из пасти рвала. Всякую работу умела делать.

В Даниловке на улице Красноармейской, где родилась Валентина Георгиевна и где когда-то все соседи носили фамилию ее деда, Ванечку любовно зазывают то в один, то в другой дом. В старой избушке его нагружают гостинцами из сада две улыбчивые быстрые старушки, которые называют себя Рая и Рита. И у них фамилия Ванечкиных предков.

- Какие они бедные, - шепчет горестно малыш.

- Они сердцем богатые, - строго говорит Валентина Георгиевна. - Все деньги, что за жизнь заработали, племяннице отдали, чтоб в Волгограде квартиру купила.

- Почему? У них же... ничего!

- Это родня, Ванечка, семья. Для родного сделать - в радость.

Старушки в это время говорят о соседке, когда-то крепко обидевшей их.

- Да это все забыто.Мало ли что промеж нас было, но мы всегда сидели на одной лавочке.

- Поговорка такая, - объясняет Валентина Георгиевна внуку. - С соседями, как с родными, надо уметь жить.

Но у хутора Плотникова, где день сияет новизной творенья, а листва древних дубов лепечет о чем-то вечном, Валентина Георгиевна горько плачет:

- Здесь деда убивали, столкнули раздетого на лед... Бабушка с малыми детьми дома была, кинулась к нему из Даниловки босая по снегу. В голос кричала...

- Почему так бывает? Они не сидели на одной лавочке?

Ванечка убежден, что с ним-то ничего такого не произойдет, как и Егорушка в чеховской «Степи», он чувствует себя бессмертным. Но он знает теперь - так было, бывает на свете, так может быть...

...Возвращались ночью, обгоняя стремительные гигантские фуры и ползущие комбайны: река жизни мощно бурлила. Ванечка дремал на коленях у бабушки, и виделось ему, как все люди усаживаются на одну лавочку у озера Ильмень: Дмитрий Донской и Данила Ефремов, учительница Терновая и дедушка Иван, барышня Иловайская и похожая на нее бабушка Валя, и еще родные, а потом и незнакомые... И лавочка уходила в бесконечность, через горы и океаны, а чей-то любимый голос приговаривал «родина, родня, человеческая семья».