Первое регулярное добровольное войско - стрельцы - появилось при Иване Грозном. Большая же часть армии состояла из земского ополчения, куда входили и знать, и крестьяне. Ополчение созывалось по принципу обязательной повинности, но лишь в военное время.

Службу регулярных войск Московского государства в последние десятилетия XVII века можно сравнить с сегодняшними лагерными сборами. Солдат селили в городской слободе, они женились, обзаводились хозяйством, начинали заниматься промыслами, не имевшими к армии никакого отношения, и зачастую напрочь забывали о военной карьере.

На первую серьезную военную реформу сразу после Азовских походов решился Петр I: глядя на то, как в 1695 году его разношерстная армия в панике отступает от Азова, а в 1696-м - 70-тысячное войско при поддержке флота лишь после двухмесячной осады смогло овладеть крепостью, которую охраняли всего 5 тысяч турок, молодой царь понял: настала пора профессионалов. В 1698 году он распустил солдат, рейтар и стрельцов и набрал новые войска, куда - в принудительном порядке - попали и молодые крепкие дворяне, и крестьяне. А еще через год был произведен первый в России рекрутский набор, и под ружье встали 32 тысячи крестьян.

Окончательно Россия перешла к всеобщей воинской повинности в конце XIX века. Солдатам предписывалось служить 5 лет, матросам - 7. В начале ХХ столетия срок службы милостиво сократили до 3 и 5 лет соответственно. Но уже в те времена не обходилось без льготников, тех, кого по тем или иным причинам освобождали от службы. В армию не шли единственные сыновья в семье, вдовцы, старшие братья при круглых сиротах и внебрачные сыновья при матерях. Лишь в случае серьезного недобора в армию и на флот забирали единственных сыновей при престарелом отце и братьев погибших или находившихся на действительной службе. Молодые люди с университетскими дипломами, в том числе и учителя, получали отсрочку до 27-28 лет, а потом служили всего год. А учителя-дворяне и священники из церковно-приходских школ были заведомо освобождены от строевых будней. Руководствуясь благоразумным принципом «Не буди лихо, пока оно тихо», не брали в армию и уроженцев Средней Азии, и кавказских горцев. Гимназисты и юноши из реальных училищ получали отсрочку до 24 лет и тоже служили меньше, чем их «собратья» без образования. Во время Первой мировой и Гражданской войн мобилизация в армию проводилась по законам военного времени и ни о каких льготах и отсрочках ни для кого речи быть не могло.

Рабоче-крестьянской Красной армии молодые бойцы были нужны позарез, потому туда брали всех, делая исключение лишь для студентов-старшекурсников, единственных сыновей в семье, ответственных партийцев, специалистов-агрономов, а до 1936 года и для учителей - они были не того социального происхождения. Вскоре льготы сняли со студентов-медиков, ветеринаров и учащихся технических вузов. Зато в Красную Армию не брали баптистов и толстовцев.

После Великой Отечественной войны призывной возраст вновь был повышен до 20 лет, студентов и молодых отцов семейств оставили в покое. Затем пришли 80-е годы, и снова вспомнили о студентах, правда, только тех вузов, где не было военных кафедр. Говорят, в Москве было всего 6 вузов, спасавших своих студентов от военкомата. Армейские «страсти по студентам» закончились летом 1989 года, когда учащиеся дневных отделений, как все тогда рассчитывали, уже навсегда, были освобождены от срочной службы. Новая демократическая Россия до поры до времени была более чем лояльна к своим юношам: в отличие от советских времен, когда существовало всего 9 причин для отсрочки, 90-е подарили нам аж 24 способа абсолютно законно «откосить» от армии.