Досье «УГ»

В училище ведется подготовка по двум профессиям:

изготовитель изделий из меха широкого профиля по специальностям: скорняк-раскройщик, портной, швея, сортировщик меха, а также модельер головных уборов по специальности модистка головных уборов, швея.

За все время своего существования училище выпустило более 8 тысяч специалистов пушно-меховой отрасли, три тысячи из них работают на предприятиях Москвы и Московской области.

Пусти на порог

...Когда я наконец-то нашла Хибинский проезд, 10, где и находится меховое училище, оказалось, что по этому адресу практически в одном здании, разделенном на два корпуса, под одной крышей соседствуют два училища -124-е меховое и 54-е, где готовят строителей.

- Все дело в том, что это здание построил для нас на свои собственные деньги Ростокинский меховой комбинат, крупнейшее меховое предприятие Советского Союза. Въехали мы сюда в начале 80-х и буквально обомлели, увидев роскошные учебные мастерские с вытяжкой, со специально оборудованными для скорняков столами, с просторной столовой, библиотекой, лабораторией, спортивным залом, - рассказывает мне заместитель директора по учебно-производственной работе 124-го ПУ Лариса Попова. - А историю свою училище ведет с 1947 года, когда при Ростокинском меховом комбинате была создана профтехшкола. Хотя фактически кадры здесь готовились намного раньше. Во время Великой Отечественной меховщики не только шили шапки, меховые жилеты для фронта, но и обучали скорняжному мастерству молодежь. А сейчас вот оказалось, что мы не нужны.

Лариса Петровна вместе с немногочисленным коллективом - единственные защитники училища. Остались здесь, как она сама говорит, одни фанаты-аборигены, штатных сотрудников - три человека, остальные совместители, работающие в располагающемся под одной крышей с 124-м - 54-м ПУ. На сегодняшний день даже директора у ПУ № 124 фактически нет, Алексей Конев, возглавлявший ПУ много лет, вынужден был оставить работу по инвалидности. Исполняющим обязанности директора стал Сергей Корсаков, возглавляющий соседнее 54-е училище. Разумеется, у Сергея Валентиновича голова болит за своих, потому-то ничего и не сказал педколлективу 124-го училища о готовящемся решении. Ситуация получилась как в сказке с лубяной и ледяной избушкой. 54-е училище, въехавшее сюда в 1996 году в соответствии с постановлением правительства Москвы №530 от 18 июня 1996 года, теперь в соответствии с постановлением правительства Москвы от 19 октября 2004 года № 724-ПП станет полновластным владельцем здания в Хибинском проезде. Меховое же училище, которое в связи с реорганизацией системы НПО предлагается преобразовать в технологический колледж № 309, соединив его при этом с профессиональным торгово-коммерческим лицеем № 320 и профучилищем №8, остается вообще без каких-либо площадей. По сути, педагогов и учащихся просто выгоняют на улицу.

- Поймите, мы ведь обеими руками за реорганизацию, - волнуется Лариса Петровна, - но просим у Департамента профессионального образования лишь одного: оставьте нам наши законные помещения, здесь все приспособлено для подготовки скорняков - вытяжка, широкие столы, просторные мастерские. Такие уникальные условия вряд ли создадут нам в помещении технологического колледжа. А новое здание с аналогичными условиями, как когда-то построил для нас гигант меховой промышленности СССР - Ростокинский комбинат, сейчас уже никто не даст. Если бы не началась эпоха «великих перемен», может быть, мы до сих пор находились бы на балансе комбината, но в 90-е годы сломленный перестройкой меховой гигант практически рухнул. Училище стало никому не нужным, и мы сами попросились перейти с баланса МПМО «Труд» - так стал называться Ростокинский меховой комбинат - на финансирование Московского департамента образования. У МПМО «Труд» тогда практически до нуля упала потребность в наших выпускниках, начались массовые увольнения кадровых рабочих. Контингент наших учащихся сократился с 600 до 200. Но все это было в момент спада экономики, сейчас меховая промышленность, как и вся страна, возрождается. Наши ребята буквально нарасхват, хотя у нас учится сейчас всего-навсего 100 человек. Их с удовольствием берут в меховые ателье, которые есть в каждом районе Москвы, а также в такие крупные предприятия, как ООО «Супермех», «Панда», «Одежда от Кристи», «Дом моды Татьяны Дорошкиной», частные предприятия, фабрики химчистки и крашения одежды. Сейчас же получается, что нас просто негде размещать. Все училища присоединяют со своей собственной материальной базой, у нас же ее почему-то отбирают.

Мягкое золото

Дабы я убедилась в уникальности мастерских, Лариса Петровна ведет меня на экскурсию по училищу. Сразу же обращаю внимание на серебристые огромные трубы под потолком.

- Это вытяжка, она просто необходима при работе с мехом, - комментирует Лариса Петровна. - Иначе ни мастера, ни учащиеся не смогут нормально дышать из-за тысяч шерстинок, витающих в воздухе.

Сначала мы идем в портновскую мастерскую, где мне объясняют: столы для раскроя меховых изделий особые - широкие и такие, чтобы можно было со всех сторон подойти к изделию. В шапочной мастерской обязательно деревянное правило, по которому выравнивают мех.

Оказалось, что мастер по головным уборам Наталья Миронова тоже в свое время закончила это училище, пять лет проработала на Ростокинском комбинате и потом, когда ее пригласили преподавать здесь, с радостью согласилась.

- Я тут уже 23 года, профессию мы даем ребятам нужную, востребованную. Сейчас, к примеру, к нам приходят учиться взрослые люди. Не так давно обучали бывшего военного сорока четырех лет. Выйдя в отставку, он решил открыть свою меховую мастерскую.

Наталья Викторовна показывает мне забавного каракулевого коккер-спаниеля и вазу с цветами из кожи. «Я еще и кружок мягкой игрушки веду, - рассказывает она. - Ведь из меха и кожи можно столько всего интересного сделать, а фантазии у наших ребят хоть отбавляй. Мы ведь рады слиянию с технологическим колледжем, думаем, что тогда можно будет открыть новые специальности - модельер, конструктор, дизайнер головных уборов».

- Кстати, мы обучаем ребят и технологии выделки меховых шкурок, оборудованию меховых предприятий, основам рыночной экономики, конструированию и моделированию меховых изделий, а также товароведению пушно-мехового сырья и полуфабрикатов. Так что нет ничего удивительного в том, что среди наших выпускников много таких, которые потом открывают свои мастерские и меховые ателье и даже небольшие частные предприятия.

В кабинете товароведения меня ждут открытия - оказывается, шубку можно сшить и из шкурок хомяка, хотя, конечно, для этого наверняка потребуется извести чуть ли не вагон этих мелких животных. А вот на норковую шубу до пят нужно 50 норочек, причем желательно самочек.

- У них шкурка помягче, - делится со мной секретами мастерства старейший преподаватель училища Тамара Анатольевна Алексеева, которая пришла учиться сюда в 1947 году. И с тех пор не разлучалась с училищем. Работала здесь мастером, экономистом, а потом, выйдя на пенсию, - скорняком-наборщиком..

Лариса Петровна тем временем продолжает показывать мне уникальную коллекцию российских мехов, собранную в училище.

- Конечно, самые дорогие шубы из калана, соболя, черно-бурой лисы, норки, - комментирует Лариса Петровна, показывая одну за другой шкурки различных животных. - У нас даже горностай есть, так любимый русскими царями. Оказалось, горностай совсем маленький беленький зверек с нежным мехом. Но больше всего меня впечатлил даже не нежно-шелковистый соболь, а шикарная черно-бурая лиса с длинным ворсом. Разумеется, животных жаль, я даже предвижу возмущения Гринписа, если моя статья им попадется на глаза, но спросите, какая женщина не мечтает о шикарной норковой или лисьей шубке, тем более что в России, особенно на Севере, без натуральных мехов действительно не обойтись.

В меховой коллекции оказались также оленьи и волчьи шкуры, овчина и каракульча и даже шкурка суслика песчаного.

- Знаете, очень хороши шубки из хорька, бобра и белки, - продолжает она. - Между прочим, у нас есть свой магазин-склад, где шубки, шапочки, меховые жилеты намного дешевле, чем в магазине и даже на рынке.

- Склад, разумеется, на сигнализации, там ведь столько добра, не на одну тысячу рублей, - поясняет Лариса Петровна, пока возится с замком.

И действительно - настоящий магазин. Чего тут только нет - детские шапочки из кролика, меховые жилеты, каракулевые модные женские шубки и яркие, красочные - синие, бордовые пальто для девочек-подростков из стриженого и крашеного кролика.

- Не было бы счастья, да несчастье помогло, - говорит Лариса Петровна. - У нас, конечно, покупатели всегда были, но мало, ведь реклама дорогая, нам не по карману. А тут после сюжета по телевидению о нашей реорганизации начали звонить люди. Интересоваться товаром, а мы ведь и на заказ шьем с удовольствием.

...Уже под занавес я заглянула в библиотеку училища и познакомилась с Ганной Полежаевой. Оказалось, что она по крупицам собирала книги, какие-то принесла из своего собственного дома, здесь уникальная литература по профессии - скорняцкому делу.

- Будет очень обидно, если наша профессия исчезнет, - говорит Ганна Викторовна. - Разве это хорошо, что рынок заполонили некачественные китайские и турецкие шубы, они рвутся буквально через месяц-другой. Наши российские по своему качеству многим фору дадут. Ведь на Ростокинском комбинате всегда шили, как положено по стандартам, не экономили, не растягивали шкурки, поэтому и шапки, и шубы носятся по 10-20 и больше лет.

- Нет, вы не подумайте, что мы сидим сложа руки и ждем гибели училища, - включается в разговор Лариса Петровна. - Ко всем, к кому можно было обратиться за помощью, уже обратились и писали неоднократно - мэру Москвы Юрию Лужкову, председателю Госдумы Борису Грызлову, председателю Мосгордумы Владимиру Платонову и, конечно, Любови Кезиной. Отправили письма и нашим работодателям - в ООО «Русский мех», в «Супермех», в «Панду», меховое ателье, в Российский пушно-меховой союз. Мы надеемся, здравый смысл восторжествует. Неужели училище, готовящее меховщиков, стало ненужным России, которая испокон веков славилась своими мехами?..

...Россия - страна парадоксов, думала я, стоя в ожидании маршрутки на продуваемой со всех сторон остановке. Мехов на мне не было, не по карману импортные, а свои, отечественные, видимо, скоро и совсем переведутся. Или станут дороже заморских, ведь мастеров-меховщиков скоро днем с огнем не сыщешь. Неужели всегда будем из России вывозить лишь сырье - меха, нефть, лес, забывая, что русские мастера славились еще до петровских времен. Только дайте возможность им передать свое ремесло молодому поколению...

Или, может быть, кому-то выгодно, чтобы мы до скончания века оставались лишь сырьевой державой, которая по дешевке продает свое и потом покупает втридорога низкосортный чужой товар, сейчас чаще всего китайский - иной среднему россиянину не по карману.

Светлана РУДЕНКО, Москва

P.S.

Просим считать данный материал официальным обращением в Департамент образования Москвы с просьбой рассмотреть ситуацию в связи с реорганизацией в ПУ № 124.

Информация к размышлению

В подобной ситуации оказалось не только 124-е ПУ столицы, но и еще два московских учреждения НПО - ПУ №147 и ПУ № 101, на чьи площади претендуют базовые предприятия. Под угрозой закрытия профессиональный лицей №17 Петрозаводска, а также целый ряд профучилищ Санкт-Петербурга (см. «УГ», № 44 от 2 ноября 2004 года). Так, с 1998 года в Петербурге утрачено около двадцати учреждений НПО. Пути ликвидации различны: что-то просто выводится из реестра, что-то уничтожается завуалированно - под флагом объединения: ПУ-133 с ПУ-123, ПУ-65 с ПУ-66, ПУ-30 с ПУ-39, ПУ-32 с ПУ-35, ПУ-68 с ПУ-22, лицея «Сервис» с лицеем №113, ПУ-145 с Лицеем традиционной культуры, ПУ-10 с Невским политехническим лицеем.

Сегодня почти полностью разрушены заброшенные корпуса ПУ-9, ПУ-94, ПУ-144, превращается в руины бывшее ПУ-136, переданное Василеостровскому РУВД и не используемое им, ветшает пустующее здание ПУ-133.

Часть площадей передается другим образовательным структурам: здания ПУ-85 и ПУ-68 - Санкт-Петербургскому государственному университету, ПУ-79 и ПУ-35 - школам, ПУ-92 - Автодорожному колледжу. Здание ПУ-23 было передано педучилищу № 8. Сейчас идет попытка передать здание ПУ-45 и часть здания Туристического профессионального лицея Академии общественных связей.