Старшеклассники, ходящие по заданию школы брать интервью у оставшихся в живых ветеранов, задающие те вопросы, которые им надиктовали учителя, и смеющиеся над происходящим, едва выйдя на улицу. Самая пронзительная сцена в фильме: две школьницы, разносящие открытки на 23 Февраля и формально прочитывающие текст с них старикам, вдруг сталкиваются со смертью. Идут отдать открытку, а попадают на похороны: гроб с телом последней участницы войны выносят им навстречу из подъезда. И это единственный момент за весь фильм, когда им не до смеха.
Горькое и правдивое ощущение этого фильма вновь вспомнилось мне, когда на лентах новостных агентств я прочел очередное высказывание министра образования о «back in USSR» - возврате к советской школе как главном сегодняшнем векторе развития. Ценностное поле в образовании не что иное, как отражение ситуации в нашем обществе в целом. И проблемы в содержании - они в обществе, а не в школе. В школе они просто виднее. Но вместо того чтобы двигаться вперед, нам предлагают вернуться назад. Как писал когда-то Геннадий Шпаликов: «По несчастью или к счастью, // Истина проста: // Никогда не возвращайся // В прежние места. // Даже если пепелище // Выглядит вполне, // Не найти того, что ищем, // Ни тебе, ни мне».
Вот уже в каждой школе есть указание  - создать некую «Юнармию», аналог пионерской организации. Что за название? К какой войне мы должны готовить наших детей? В фильме Головнева учителя так и называют детей - не классами, а батальонами. Кто поведет эти батальоны в бой и за что будет этот бой? А если без иронии (печальной, на самом деле), то приемы эти - мертвые формы, которые, конечно, заполнят отчеты о патриотической деятельности, но не более того. Это другой мир и другие дети.
В то же время из последних сил выживают начатые в 90-е годы замечательные образовательные инициативы, например, исследовательские сообщества, где ребята ездят в археологические, этнографические, экологические экспедиции и тот самый патриотизм получают через реальную деятельность по изучению своей страны. Стыдно сказать, что Всероссийский фестиваль-семинар детских театральных студий в этом году, чтобы иметь возможность состояться, вынужден собирать деньги по принципу краудфандинга - сами участники фестиваля сдают деньги с миру по нитке. Краудфандинг для театров, где играют дети, и сколько там бюджетных денег на «Юнармию»?! А может, стоит наоборот?
Все эти инициативы, которые взросли в 90-е годы в подчас мучительных, но плодотворных поисках смыслов, которые дали и дают прекрасные результаты, на обочине нашего нового пути. Ведь возвращаться надо к советским традициям. Это не что иное, как пренебрежение тем трудом, который проделан за последние 25 лет в российском образовании. Дай Бог, чтобы выжило это все и на образовательной обочине, уступая магистральную дорогу неведомой «Юнармии». Уверен, что так оно и будет. Объявим краудфандинг, соберем денег, переночуем в спальных мешках на полу школьных классов, как сейчас и делают юные артисты и исследователи. Может, и лучше будем готовы к войне - возьмут нас хотя бы в запасной батальон. Главное, чтобы юнармейцы, которых взрастит новая старая система, оказались истинными патриотами и не подвели.