В письме, которое подписали учителя, работники школы и родители, говорится: «Процесс оптимизации образования находится в полном разгаре: реорганизуются, сливаются, закрываются образовательные учреждения города. Закрыты вечерние школы №2, 4, 15, 30. Осталась одна вечерняя школа №29, которая располагается в здании по улице Третьяковской, 61. Это архитектурный памятник, с 1914 года в здании находилась гимназия, организованная Н.Ф.Шанской, а затем - школа. Более ста лет здесь располагается храм образования, который сейчас стал ненужным из-за протекающей крыши. Лучше закрыть школу, продать здание, но только не ремонтировать! Беда в том, что наше здание находится в самом центре города и является лакомым кусочком... Для департамента нерентабельно содержать его, выгоднее продать. Сначала сказали, что здание забирает казначейство, сейчас - Департамент культуры. Школа - юридическое лицо. Нет никакого приказа либо распоряжения Департамента образования о слиянии со школой №152 в качестве вечернего отделения. Есть только устное настойчивое распоряжение о переводе учащихся в СОШ №152. Так на каком основании школа закрывается? Вопрос об объединении школ не рассматривался в коллективе, нет решения управляющего совета, нет положительного заключения комиссии с учетом мнения общественности, педагогов, родителей и самих учащихся. Нарушается право выбора учебного заведения, данного обучающимся Конституцией РФ и Законом «Об образовании в РФ». Вечерняя школа №29 должна быть самостоятельным учебным заведением со своими традициями, учебными возможностями, библиотекой и своим историческим зданием! Закрытие, объединение школ - это провальный путь развития общества».
Специфика школы №29, как рассказывали ее педагоги, в том, что здесь обучают граждан от 15 до 40 лет. Сюда приходили в основном взрослые, хотя обучение можно было начать с 6-го класса. Был учебно-консультационный пункт при СИЗО-1, продолжали образование подросшие ученики из коррекционных школ, где только 9 классов. В 2013-м «вечерка» получила свидетельства об аккредитации и лицензировании. За полвека ее существования сложились крепкие традиции - гибкость форм обучения, умелое сочетание урочной и зачетной систем, индивидуальных и групповых занятий, доброжелательный подход к ученикам, помощь в социальном становлении. На август в школе было чуть более 300 учеников, 16 учителей, социальный педагог, библиотекарь, технический персонал.
- В октябре прошлого года до нас дошел слух о возможных переменах в судьбе школы, - рассказала учитель немецкого языка Маргарита Пономарева. - А в июне к нам приехала директор Департамента образования Екатерина Витальевна Спехова с двумя чиновницами. Не показав никаких документов о реорганизации или ликвидации, предложили переезжать в среднюю школу №152, мотивируя тем, что нет денег на ремонт крыши нашего здания-памятника. Нужно было полтора миллиона рублей. Учителя и учащиеся высказались против. Но наш завуч, видимо по требованию Департамента образования, стала обзванивать несовершеннолетних учеников, настоятельно убеждая забрать документы и отнести их в школу №152. А куда должны пойти взрослые ученики, у которых семьи, работа? В департаменте учителям намекнули: они же взрослые - пусть сами и решают вопрос своего образования. То есть платно? Так они же сплошь малоимущие. 50 лет я отдала образованию, горько, что сегодня такое отношение к школам, педагогам и ученикам.
Родители тоже были взбудоражены:
- У сына в общеобразовательной школе были проблемы, учиться не хотел, - поделилась Сауле Рахмешова, социальный работник. - С трудом удалось убедить, что хорошую профессию без школьного аттестата не получить. Поступил в школу №29, и все наладилось. С классным руководителем хороший контакт, учителя занимаются дополнительно при необходимости. И вот как гром среди ясного неба - в середине лета настойчивые звонки: «Заберите документы и переходите в школу №152». Какие переживания у ребенка и родителей, как пройдет адаптация, кого-нибудь волнует?
Депутат Дроздов счел, что дырявая крыша, на ремонт которой нет средств, всего лишь предлог, чиновникам просто удобно ссылаться на новый Федеральный закон «Об образовании в РФ», согласно которому с 1 января 2016 года такая форма обучения, как вечерние школы, не предусмотрена:
- Закон законом, а Конституция России главнее. Ведь именно она гарантирует всем без исключения право на бесплатное образование. Да и по Закону «Об образовании в РФ» нужен целый ряд документов: постановление администрации муниципального района, акт экспертной оценки последствий ликвидации, решение комиссии по проведению экспертной оценки, решение собрания граждан города, деревни или села.
Встреча депутата с мэром Омска Вячеславом Двораковским, состоявшаяся 8 августа, закончилась, казалось бы, успешно - градоначальник пообещал, что все будет сделано согласно закону, и поручил урегулирование вопроса своему заместителю Ирине Касьяновой. Через неделю в школу приехали заместитель мэра Касьянова и директор Департамента образования Екатерина Спехова. Главный образовательный чиновник города пообещала, что учителей примут в школу №152. Правда, оговорилась:
- С учетом того, сколько там нужно учителей. Будем предлагать вакансии. На сайте департамента 186 предложений рабочих мест. Здание школы будет передано Департаменту культуры, директор которого обещает трудоустройство части технического персонала... Если несовершеннолетние забрали документы из 29-й и не принесли их в 152-ю, мы будем с ними работать, так как по закону они должны получить 9-летнее образование. Если ученик старше 18 лет, он вправе принимать самостоятельное решение, нужно ли ему образование.
На вопрос педагогов о том, почему нет положенных документов о закрытии школы, ответила Ирина Касьянова:
- К Департаменту образования предъявлены штрафные санкции, так как не делается ремонт крыши, а это здание - памятник архитектуры. Деньги выделялись в 2015 году, но организации с лицензией на ремонт такого здания не нашлось. Есть решение суда, и теперь школу могут закрыть. Мы не планировали ее ликвидировать, поэтому нет приказа о реорганизации или ликвидации. Никто никого не объединяет, просто переводят вашу школу в другое здание.
Екатерина Спехова объяснила, что действует в интересах педагогов, ведь если бы департамент издал приказ о переводе школы в связи с аварийным состоянием в другое помещение, то «забрали бы лицензию на образовательную деятельность, и пришлось бы отправить педагогов в отпуск без содержания».
Учеников внезапно стало меньше. По словам председателя профсоюзной организации вечерней школы Натальи Кайгородовой, каждый год набирали по 300 подопечных, а теперь вдруг не дотянули до сотни, по ее мнению, с учениками и родителями «провели работу». Учителя направили по электронной почте письмо в Генеральную прокуратуру РФ, Роспотребнадзор, в прокуратуру Омской области. Не помогло - школы, которая работала 50 лет, имела документы об аккредитации и лицензировании, обучала специфический контингент - и взрослых, и несовершеннолетних, больше нет. 180 человек из 29-й действительно перешли в 152-ю. Взрослые в чужую среднюю школу, где учатся дети, пойти не захотели. Семеро педагогов из коллектива, где было 32 человека, работают теперь на вечернем отделении школы №152, остальные ушли кто куда. Здание-памятник на Третьяковской, 61 пока еще называется «вечерняя школа №29», но в ее штате - бывший завуч, бухгалтер, завхоз и сторож. Таким же образом раньше были закрыты вечерние школы №2, 4, 15, 30 - их преобразовали и слили с другими, средними. Операция «Ликвидация» завершилась - больше самостоятельных вечерних школ в Омске нет.
- Развалили школу, развалили коллектив, который годами разрабатывал свою методику работы с учениками-вечерниками-заочниками, не дали шанса школе сохраниться как самостоятельное учреждение, - считает Геннадий Дроздов. - В октябре я в очередной раз задал вопрос мэру, напомнив, что он обещал представить документы. Примерно через месяц получил письмо-отписку. Обращался и к губернатору Виктору Назарову, а в результате получил письмо от министра образования Омской области Сергея Канунникова, где нет ни одного четкого ответа на поставленные вопросы. Примерно такие же «ответы без ответов» пришли учителям, написавшим коллективные письма в Генеральную прокуратуру РФ, Роспотребнадзор. Побывал я и на приеме у прокурора Омска Алексея Полубоярова, но, несмотря на вежливые обещания, воз и ныне там.
Педагоги отступились. Можно было действовать более решительно, опираясь на юридическую сторону, но они опустили руки.
- Метод ликвидации школ с использованием лазеек в законах отработан, - возмущен депутат. - Очень удобно экономить, при этом докладывая наверх, что все хорошо и школы сохраняются. А если нет, то только потому, что учащиеся оттуда «сами ушли»! И никто их не задерживал: меньше грамотных - меньше забот чиновникам. Советская власть в тяжелейшей ситуации после Гражданской войны открывала новые школы, и даже в Великую Отечественную войну ни одной школы не закрыли. Что ждет наше образование сегодня?

Наталья ЯКОВЛЕВА, Омск