Пошла разбираться. Написала заявление директору школы с вопросами: почему экзамен платный, почему деньги берут с детей, почему меня, которая эти деньги и зарабатывает, не поставили в известность? Понимала, что по-другому ответы я вряд ли получу. Директор сильно спешила, секретарь ушла на обед. Десять минут стояла, как двоечница, выпрашивающая тройку, перед учительским столом, за которым сидела педагог.
- Экзамен платный, потому что его проводит ИСОТИ, - объяснила учитель истории Ирина Передрей.
Про ИСОТИ я уже слышала - Институт современных образовательных технологий и измерений, который располагается в комнате по соседству со всякими ИП. Не поняла только, почему экзамен, за который заплачено целому институту, проводит та же учительница в свое рабочее время.
- Договор у нас, - объяснила. - Это дополнительная услуга.
- А бесплатно не можете провести экзамен? - туплю я.
- Готовить детей к экзаменам не входит в наши обязанности, - удивилась моему вопросу Передрей. - Ваш ребенок может посещать тест-классы. Они стоят 350 рублей, у нас договор с Многопрофильной академией непрерывного образования.
То есть как это? Вход бесплатный, а выход за деньги? Учитесь даром, но за экзамены платить придется? Разве экзамен не итог того, что изучил ребенок за школьные годы? А также того, что дал ему учитель. Ведь по результатам экзамена оценивается и работа педагога - это один из критериев, по которым присваивается категория, то есть меняется зарплата. Так объяснила мне Лидия Денисенко, специалист отдела общего образования Департамента образования Омска.
- Ну по крайней мере можете вернуть 350 рублей за тест-класс по истории, ребенок заплатил за октябрь, но ни разу не посетил? - прошу учительницу.
- Ребенок не ходил, но тест-классы-то я проводила! - возмущается она. - Не только ваш ребенок не ходил, но никто не требует. Тем более что я выдала материалы.
То есть в принципе не важно, есть дети в классе или нет, главное - провести. А деньги взяли авансом, попробуй их теперь верни. Да ладно, лишь бы на пользу. Только какая польза от четырех листочков с тестами, скачанными из Интернета? Выходит, что 4 теста стоят 350 рублей? Их достаточно и на официальных сайтах ОГЭ и ЕГЭ, причем бесплатно.
- Вы можете не проходить у нас тест-класс, - утешила учительница.
То есть учителя рассказали детям, как это прекрасно и полезно - учиться в тест-классе, и дети по привычке поверили. Разве это не навязывание услуг? Дети пришли домой, сказали, что в школу нужно 350 рублей, потом еще 200, потом еще и еще... Передрей показала мне даже ведомость с подписью моего ребенка за сданные деньги, что меня вообще поставило в тупик: разве дети 14 лет могут совершать сделки без согласия родителей?
Может быть, я бы промолчала, как и большинство родителей, несмотря на декларации, школа остается закрытой системой, и как ссора с ней скажется на ребенке, неизвестно. Но про платные экзамены и навязанные услуги мне уже рассказывали родители, правда, с просьбами не публиковать свои имена. Мне хотелось понять: если это законная услуга, почему мне, имеющей право на налоговый вычет за образование ребенка, не могут выдать квитанцию или чек? Если учителя действительно загружены, то почему они подрабатывают прямо в рабочее время? Если школам в самом деле нужны деньги, почему их не взять с институтов и академий за аренду помещений?
Но я тоже родитель и тоже опасаюсь. Поэтому обратилась в прокуратуру, известив об этом школу и разместив информацию в Интернете. На следующий день ребенка моего и на экзамен позвали, и деньги вернули. А директор гимназии внезапно пригласила меня к себе, чтобы «все объяснить». Поскольку Светлана Хамкова впервые поинтересовалась, когда мне удобно, я совсем распоясалась и не взяла бахилы. Без них родителей, по закону равноправных участников образовательного процесса, в омские школы не пускают. Но вахтер с охранником, повертев в руках мое удостоверение, только нежно спросили: «Мы вас не задерживаем?»
- Зачем же вы записываете на диктофон? - ласково укорила Светлана Авинеровна. - Разве мы не можем просто поговорить?
- Не можем, - объясняю. - Я пыталась. Наша ситуация вышла за пределы школы. Всем интересно. Я ведь журналист федеральной газеты.
Директор вызвала учителя истории Передрей, которая сказала, что она сразу не сориентировалась, ибо мое появление в школе было неожиданным. Обычно родителей в гимназию пропускают, только если педагог сам пожелает спуститься за ними на вахту.
- Ирина Анатольевна уже получила за невежливость. И получит еще! - сурово оборвала ее Хамкова, после чего учитель прослезилась и попросила у меня извинения.
Выяснилось, что платный экзамен вовсе не экзамен, а проект ИСОТИ под названием «Контрольная в формате ЕГЭ». Как значится на сайте института, в результате все получают возможность: обучающиеся - почувствовать себя на настоящем экзамене, родители - независимой объективной оценки, руководители - анализа своей работы. То, что самую большую возможность получает этот самый институт чего-то там - по 200 рублей с детского носа, на сайте не сказано. Но как ребенок «почувствует себя на настоящем экзамене», если его проводит тот же учитель? Почему анализ работы руководитель не может сделать по результатам бесплатной контрольной? Для чего родителю «независимая объективная оценка», если экзамен - тест и на вопрос, к примеру, сколько лет длилась Столетняя война, правильный ответ может быть только объективным?
- ИСОТИ - подразделение Регионального информационно-аналитического центра! - вскричала директор. - Мы готовим детей к экзамену в рамках урока. Остальные услуги - дополнительные, за деньги - только по желанию.
Наверное, директор искренне думала, будто ИСОТИ - подразделение РИАЦ. Потому что лицензию на деятельность этого института выдало именно Министерство образования Омской области. Так же как и лицензию Многопрофильной академии непрерывного образования, управляет которой Владимир Гам, его имя на днях занесено в Почетную книгу работников городского образования. Академия находится в офисе торгового центра, где несколько дам выдают сертификаты за дистанционное обучение и собирают деньги, а тест-классы проводит все тот же учитель. Функция МАНО в проведении тест-классов сводится к предоставлению контрольно-измерительных материалов. То есть крайне многопрофильная академия берет деньги за КИМы, которые находятся в свободном бесплатном доступе на официальных сайтах ОГЭ и ЕГЭ?
В ответ на вопрос, почему учителя собирают деньги с детей, которые подписывают ведомости без согласия родителей, Хамкова сердечно поблагодарила за то, что я вскрыла недоработки, посоветовав впредь сразу звонить ей. Никаких квитанций, договоров и чеков я так и не увидела.
Елена Куприянова, начальник Департамента дошкольного, общего, дополнительного, общего образования и кадрового развития Министерства образования Омской области, уверила меня, что экзамен и подготовка к нему - часть образовательного процесса, и ни Министерство образования области, ни его структура - Региональный информационно-аналитический центр - никаких платных экзаменов не проводят. Но жаловаться все же посоветовала в Департамент образования Омска, потому что именно он, а не министерство, учредитель городских школ. «Горячая линия» по поборам в Департаменте образования работает два часа в неделю...
В сельских школах, где учредитель - областной Минобраз, действительно платных экзаменов нет: педагоги как-то умудряются готовить учеников к ОГЭ и ЕГЭ, не зарабатывая на этом. Дарья Брылько, главный специалист, ответственный за связи со СМИ городского Департамента образования, объяснила, что это же делают и омские учителя во время уроков, а все остальное - исключительно по желанию. Но у меня такого желания не было! И у детей оно появилось, после того как учитель объявил, что пробный экзамен будет платным, не спрашивая, хочется им этого или нет. Дети просто поверили, как привыкли верить педагогу. Да и родители тоже. Мы ведь идем на рынок. А школе доверяем, нас к этому призывают неустанно.
На вопрос, каким образом должна правильно оформляться платная образовательная услуга и какие документы должен получить родитель, главный специалист департамента ответить не сумела, посоветовав уточнить у директора гимназии. Круг замкнулся. Министерство образования Омской области и Департамент образования Омска, разделив полномочия, переложили ответственность на родителей, не так-то просто и разобраться, куда жаловаться. Почему Министерство образования Омской области, выдав лицензии ИСОТИ и МАНО, не интересуется, за какие именно услуги эти бизнесмены сдирают деньги с детей? Почему Департамент образования не волнуется оттого, что всякие ИСОТИ и МАНО чувствуют себя в городских школах как дома? Почему оба этих немаленьких органа, неплохо кормящихся с наших налогов, не могут организовать образовательный процесс так, как полагается по закону, - бесплатно, чтобы в школах не паслись коммерсанты?