«Царь Эдип» (по трагедии Софокла). Театр имени Е.Вахтангова (Москва). Режиссер  Римас Туминас.
Премьера спектакля состоялась на родине драматурга. Спектакль вообще оказался предельно аутентичным благодаря участию в нем греческой творческой команды: композитора Теодора Абазиса и артистов Национального театра Греции.
Помните, как бы ни пытался Эдип убежать от предсказания, рок его настигает? Эту неумолимую судьбу художник спектакля Адомас Яцовскис воплотил в единственный элемент декорации - огромную трубу-каток. Сначала актер Виктор Добронравов в образе молодого и амбициозного Эдипа легко забирается на нее и попирает ногами, но чем дальше, тем труднее на ней удержаться. Труба раскачивается, катится по сцене и к финалу перемалывает большую часть героев трагедии, да и самого Эдипа. И чем больше раскачивается огромная труба на сцене, тем больше распадается «пружина» внутри героя, заплетаются ноги, опускаются плечи, горделивая речь гаснет.
Еще более скупыми, но по-трагически величавыми средствами пользуется Людмила Максакова в роли Иокасты. Она беспощадна к своей героине, ведь по сюжету мифа именно Иокаста запустила цепь трагических событий: она испугалась пророчества и обрекла сына, младенца Эдипа, на смерть, лишь жалость пастуха спасает ему жизнь. Иокаста себя уже наказала - она мертва заживо, ее мимика и жесты механически бесстрастны, как у статуи, которая не совсем еще окаменела.
Самым подвижным и живым в этом спектакле оказывается персонаж бессловесный, но судя по всему чрезвычайно важный для Туминаса - это юный Воин. Актер Павел Юдин подвижен как ртуть, это воплощенное поклонение Эдипу, его силе и власти. И он же шарахается от слепого царя, не в силах поверить, что его кумир низвержен. Его почти звериные метания то к хозяину, то от него поднимают важнейший вопрос: удел кумиров - подниматься на вершину и падать с нее, а что же делать тем, кто этим кумирам поклонялся? И как только мы попытаемся ответить на него, так сразу поймем, что каток судьбы не случайно зависает в финале над партером...


«Гроза» (по пьесе Александра Островского). БДТ им. Товстоногова (Санкт-Петербург). Режиссер Андрей Могучий.
Худрук БДТ подобрал отнюдь не классические ключи к пьесе Островского. Разглядев в ней черты народных площадных представлений, он попытался «сочинить» форму спектакля, подобную японскому традиционному театру, предположив, как мог бы выглядеть русский национальный театр, если бы он сохранил в себе черты архаической народной культуры.
Партер рассекает подобный японской «дороге цветов» длинный помост, по которому персонажи проходят к сцене. Сама сцена представляет собой как бы палехскую шкатулку. Занавесы, созданные художником Верой Мартыновой на основе палехских росписей, резко открываются, развернув черную пустоту, в которой с самого начала вспыхивают белые грозовые раскаты, высвечивая одетых в черное персонажей «темного царства» и Катерину в красном платье, изначально выделяющуюся в этом черно-белом мире. Герои спектакля не говорят по-бытовому, для них совместно с композитором Александром Маноцковым специально создан ритмизованный народный говор, подчиняющий себе существование персонажей. А Борис, приехавший в Калинов из другого мира, свой текст поет как оперные арии, на эту роль специально был приглашен солист Михайловского театра Александр Кузнецов.
Спектакль Могучего - очередной и значительный шаг режиссера в поисках нового «большого стиля» БДТ. Это спектакль, рационально выстроенный и обостренно тревожный, существующий в ритме барабанов, звуком которых обрамлено действие, спектакль, открывающий нового Островского, парадоксальным образом обращаясь как раз к истокам его драматургии и русской культуры в целом и дающий тем самым ответ на так остро звучащий в последнее время вопрос: живого звучания традиции возможно достичь не путем ее консервации, а через поиск и эксперимент художника. Не случайно «Гроза» Могучего выдвинута на главную национальную театральную премию «Золотая маска» аж в шести номинациях.


«Пиковая дама» (по повести Александра Пушкина). Коляда-театр (Екатеринбург). Режиссер Николай Коляда.
Автор инсценировки повести Николай Коляда зацепился за тот факт, что главный герой - обрусевший немец, и обыграл нюанс на полную катушку. Поэтому едва ли не половина текста произносится на немецком языке, но понятно все. Слова-то в большинстве незнакомые, но заслуженный артист России Олег Ягодин (Германн) так интонирует, что передаваемые эмоции воспринимаются «дословно».
Первое явление героя - картина «немец под Москвой». В шапке-ушанке, валенках, поверх шубы платок, по-бабьи затянутый за спиной на узел. Чуть позже он принарядится, готовясь к свиданию с Лизой и с Графиней: темную ушанку сменит на белую, праздничную. Германн всегда мерзнет, и голос у него простуженный до скрипа, и предложения он не проговаривает, а выстреливает или выплевывает. Малосимпатичный персонаж. Да здесь позитивных и не найдется. Лиза тоже заурядная мещаночка. Ничего плохого в этом нет, но и ничего хорошего. Главное же, чего нет, так это любви, только притворство, причем с обеих сторон. Но оба поставили не на ту карту.
Современные аллюзии спектакля не только в стремлении «за бугор» и во всесильности золотого божка (счет купюр понятен на любых языках!). В утрированной, гротесковой форме каждый из персонажей демонстрирует качество или явление, которое активно проявляется сегодня, сейчас. Будь то бессмысленное времяпрепровождение части молодежи (карты и компьютерные игры из одного лагеря ухода от реальности), девичьи грезы о принце (чтобы любил и богатым был) или бездеятельные страдания на тему, как из «я-ничто» превратиться в «я-все».
Но вербальный уровень лишь один из многих равноценных составляющих  творений Коляды. Музыкальный строй, пластическое решение, фантазийно построенные мизансцены, визуальная картинка, актерская игра и как итог та нематериальная субстанция, которая со сцены распространяется на зрительный зал, словно некая энергетическая волна, и вызывает мощный эмоциональный отклик.
     

«Я его знаю» (по новеллам книги Светланы Алексиевич «Время секонд-хенд»). На сцене арт-кафе «Вишневый сад» (Сергиев Посад) и других площадках. Режиссер Александр Демахин.
После присуждения Нобелевской премии по литературе 2015 года Светлану Алексиевич смело можно считать современным классиком. Кто-то из учителей включает ее книги в списки для внеклассного чтения. А вот на сцене Алексиевич ставят нечасто: поставить ее документальную и жесткую прозу возьмется не каждый. Драматург и режиссер Александр Демахин  неудобной правды никогда не боялся и выбрал истории, рассказанные писательницей, для постановки эскиза спектакля в театральной лаборатории «Современная поэзия и проза», которую весной этого года в Курганском театре драмы проводил театральный критик Павел Руднев. Это два монолога современников - молодых мужчины (русского парня, прошедшего через страшные армейские будни начала 1990-х) и женщины (армянки, ставшей женой азербайджанца в годы национальной резни), которые странным образом дополняют друг друга.
Эксперимент стал полноценным спектаклем, который был показан, правда, всего 6 раз на театральных площадках Кургана, Сергиева Посада и Москвы. Дело, помимо прочего, в том, что исполнители главных ролей - Анна Сараева и Константин Галушин - курганские артисты и должны специально приезжать в другие города, чтобы отыграть спектакль.
Но все трудности того стоили. При отсутствии каких-либо декораций и мизансцен, в камерном пространстве (на расстоянии нескольких шагов от зрителей) актеры все внимание сосредотачивают на интонации и скупой пластике. Они рассказывают свои истории, как на исповеди, как лучшему другу, как Господу. Соврать тут нельзя даже на миллиметр. И с этой труднейшей режиссерской задачей они замечательно справляются. И вот уже ты на месте девушки, которая полюбила не в то время и не в том месте (оказывается, такие бывают!). Которая носит долгожданного первенца под сердцем, прячась по чердакам и подвалам, чтобы не зарезали бывшие друзья и соседи. Или это ты сын военного до мозга костей, который мечтает, чтобы он повторил подвиг Мересьева. А на дворе, между прочим, первая чеченская, и гробы с русскими мальчиками текут свинцовой рекой...
   
 
«На дне» (по пьесе Максима Горького). Нижегородский академический театр драмы имени Горького (Нижний Новгород). Режиссер Валерий Саркисов.
В конце года в Нижегородском театре драмы имени Горького прошли предпремьерные показы спектакля «На дне». Столичный режиссер Валерий Саркисов предложил собственную версию хрестоматийной пьесы в городе, где она родилась. «Самое главное, что мы попытались сохранить, - это юмор Горького, - признается режиссер. - Мне хотелось поставить веселый, умный и драматичный спектакль про всех нас, а не про персонажей, которых принято называть отбросами общества».
Новая интерпретация призвана сломать стереотипы и изменить представление о творчестве Горького. Текст оставлен без изменений (спасибо, что не тронули!), но хронотоп абсолютно изменен. На сцене вовсе не ночлежка, а трубы, лестницы и ударная установка, в продолжение действия звучит джаз - меломаны легко узнают темы Дюка Эллингтона. Обитатели ночлежки мало напоминают бомжей начала ХХ века - их обноски в видении художника Андрея Климова выглядят вполне современно и даже стильно.
«Оказаться на дне может каждый, от сумы не зарекайся!» - говорит необычное сценическое решение. И зрители невольно примеряют горьковские образы на себя, тем более что люди за минувшее столетие мало изменились. В спектакле нет главного героя, каждый образ получился ярким, и все без исключения персонажи вызывают сочувствие. И в этом главный пафос новой постановки.

Наш опрос

Какой спектакль 2016 года произвел на вас самое сильное впечатление?

Елена САВЧУК, педагог дополнительного образования, Москва:
- Самое сильное впечатление произвела постановка Константина Богомолова «Князь» в Ленкоме - очень отдаленная интерпретация «Идиота» Достоевского. Правда, исключительно негативное: режиссер сделал добро злом, черное - белым. Мышкин вообще стал князем тьмы. Бедный Достоевский!

Юрий САВЕЛЬЕВ, учитель математики, Екатеринбург:
- Мне понравились несколько постановок в Коляда-театре. Например, «Пиковая дама», там играет очень сильный актер Олег Ягодин. Совершенно неожиданный взгляд на повесть из школьной программы! После спектакля я тут же полез перечитывать Пушкина и открыл для себя много нового.


Спектакли смотрели
Светлана КОЗЛОВА,
Вадим НАДЕЖДИН,
Марина РОМАНОВА,
Вера КОСТРОВА,
Татьяна ЕФЛАЕВА