​25 миллиардов на строительство

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию
и науке:


- В уходящем году в системе образования были приняты очень важные решения - не только кадровые, но и инфраструктурные. Пожалуй, одно из важнейших - старт программы масштабного строительства школ. На эти цели в 2016 году было выделено 25 миллиардов. Общероссийский народный фронт сейчас проводит мониторинг первого года программы, и мы с радостью получаем фотографии новых современных школьных зданий со всей России.
Принесла результаты и работа по улучшению транспортной доступности школ - к выделенным ранее в этом году 3 млрд рублей недавно добавились еще 900 млн. Регионы получат 2433 новых школьных автобусов. Продлен срок действия федерального перечня учебников до пяти лет. Это должно во многом решить проблему обеспечения школ бесплатной литературой.
Повестка Общероссийского народного фронта стала основой для принятия важных решений в сфере образования. В частности, одно из таких решений касается сокращения отчетности в школах. Разработан законопроект, который должен уменьшить объемы школьной отчетности. Документ предполагает запрет на запросы у образовательных организаций информации и документов, размещенных на официальном сайте, а также на предоставление данных, которые подлежат официальному мониторингу.
По экспертным оценкам, сейчас образовательные организации готовят до 300 отчетов в год, около 80% которых пишут сами учителя. Педагоги давно просили об этом. Эту просьбу мы донесли до Президента РФ Владимира Путина на пензенском форуме по образованию, он дал соответствующее поручение. Теперь есть основания рассчитывать, что объем справок и отчетов, которые постоянно готовят учителя, уменьшится, и у них будет больше времени на работу с детьми.
Удалось убедить правительство пересмотреть подход к начислению зарплаты учителям. Новые модели будут создаваться на основе предложений самих педагогов. Главное - чтобы гарантированная часть зарплаты составляла не менее 70%.
Некоторое время назад организации дополнительного и дополнительного профессионального образования оказались наиболее уязвимым звеном в системе образования. Их с легкостью закрывали под видом реорганизации, объединения или за формальные нарушения - за отсутствие врача или горячего питания. Это происходило с востребованными кружками и секциями без веских оснований, без учета мнения местных жителей. Для защиты системы дополнительного образования мы разработали поправки в закон. Депутаты предыдущего созыва нас поддержали, и теперь вопросы медицинского обеспечения обучающихся передаются на усмотрение образовательной организации. У проверяющих органов стало меньше возможностей «оптимизировать» учреждения по формальным поводам. Соответствующие поправки вступили в силу с 15 июля 2016 года.

Смело делим на два


Виктор БОЛОТОВ, научный руководитель Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ:

- По-хорошему, подводя итоги года в образовании, следует разделить год на две части: первая половина, когда министром был Ливанов, и вторая половина, когда министром стала Ольга Юрьевна Васильева.
В первом полугодии у нас шло линейное развитие всех тех сюжетов, которые были запущены два-три года назад. Не было никаких революций, никаких взлетов и падений, за исключением, пожалуй, того факта, что мы сильно прибавили в рейтинге «5-100». И здесь, безусловно, нужно отдать должное Ливанову и его команде за то, что наши вузы достаточно серьезно поднялись вверх.
К минусам первого полугодия я бы отнес излишне форсированное создание системы опорных университетов. Как будто началась кампания под лозунгом «Даешь опорные университеты любой ценой!». При этом не обсуждается ни зачем, ни для чего, ни какой результат будет, ни тем более кто выиграет от этого объединения. Поэтому то, что сегодня новое министерство прекратило эту гонку опорных университетов, можно только поддерживать. Не надо с этим торопиться, пока мы не поймем, зачем они нам нужны.
Второе полугодие, конечно, вызывает больше вопросов... Кстати, сигналы, которые все это время поступали, в частности, от министра образования и науки, я бы тоже разделил на две части. Первая часть - это заявления нового руководства в стиле: «Мы изменим курс, которым двигались раньше, и все будет гораздо лучше!». Ну, что сказать, это, в общем-то, нормально и очень симптоматично, и с этим трудно спорить...
А вот вторая часть - это уже конкретные новеллы, по которым возникает ряд вопросов. Если даже не опасений... Например, введение курса астрономии, и здесь главный вопрос - вместо чего мы будем его вводить? Ссылались на второй иностранный язык, но ведь далеко не во всех школах он есть. И что тогда будут делать школы, где его нет? Вместо чего там появится астрономия?
Еще один большой сюжет - уменьшение вариативности учебной литературы. Вообще деление учебников на базовые, профильные и углубленные - это очень упрощенный поход. У той же начальной школы есть как минимум три разных дидактики, каждая из которых требует своего методического обеспечения. Это системы Занкова, Давыдова, традиционная школа, которая в свою очередь распадается еще как минимум на две линии - для тех ребят, которые больше склонны к естественно-научным предметам, и для гуманитариев. Пытаться сейчас перейти на одну линейку - значит уменьшить свободу выбора, уменьшить конкуренцию среди разных содержательных линий, это, если уж на то пошло, понижение общего уровня образования...
Вторая история - это, безусловно, ЕГЭ. Социальные сети всполошились и породили бесконечные потоки флуда по поводу того, надо ли возвращать вступительные экзамены в вузы... Не надо, ничего хорошего из этого не выйдет.
И третий вопрос - это про педобразование. В отличие от первых заявлений, которые, очевидно, были сделаны под влиянием не совсем добросовестных советников, сейчас отчетливо видно, что новая команда, которая возглавляет координационный совет в области образования «Образование и педагогические науки», планирует разумные действия на будущий цикл работы.
В целом мне кажется, что период резких заявлений, которые будоражили общество и вызывали резонанс, прошел. Начинается работа по совершенствованию текущего положения дел, что дает нам основания надеяться, что в будущем году в образовании никаких революций у нас не будет.

Время четко ставить задачи

Исак ФРУМИН, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ:

- В целом могу сказать, что у меня очень позитивное ощущение от этого года. Возможно, что большое влияние на мое восприятие оказало одно декабрьское событие - я имею в виду объявление результатов межстранового исследования PISA.
Еще в 2004 году мне посчастливилось быть одним из первых, кто заметил, что наши результаты в PISA позорны для страны, у которой такие высокие результаты в TIMSS: в TIMSS мы всегда занимали место в первой пятерке, а в PISA были лишь в третьем десятке. Тогда же, в середине 2000-х, мы провели большое исследование, пытаясь объяснить этот разрыв. Учитывая тот факт, что именно PISA рассматривается как ключевой показатель конкурентоспособности стран, мы тогда очень жестко поставили вопрос о том, что важнейшей задачей образовательной политики является такое изменение ситуации, чтобы наши результаты в PISA повысились. Минобрнауки - и здесь надо вспомнить вклад и Филиппова, и Фурсенко, и Болотова - тогда удалось мобилизовать на эту работу специалистов по чтению и математике, соответствующим образом были скорректированы и программы, и КИМы ЕГЭ...
В итоге в этом году вот такой замечательный результат - впервые мы превысили средние значения по чтению и математике. Для меня это событие, и оно показывает результат огромной работы, которую все эти десять с лишним лет вели сотни, тысячи людей, для того чтобы изменить качество школьного образования в стране. Тем не менее оно показывает и то, что изменения в школьном образовании идут очень трудно: мы затеяли этот разговор в середине 2000-х, но и в 2009-м, и в 2012-м результаты PISA не менялись, и только в 2015-м налицо позитивный сдвиг. Очень хорошие результаты, которые в этом году показала Москва, позволяют надеяться, что это будет устойчивой тенденцией.
Второй урок, который мы извлекли из этого кейса: если ты четко ставишь задачу - не просто расширить и углубить, а четко фиксируешь, в чем ты хочешь измерять будущий результат, - это создает условия для достижения реального успеха.
Поэтому для меня еще одним важным итогом этого года, причем даже в контексте очевидных для всех попыток повернуть время вспять, является фиксация того, что в нашем образовании все-таки произошли очень серьезные и необратимые позитивные изменения.
Что еще хотелось бы отметить? Конечно, по-иному зазвучала тема неравенства школ. Мы много говорили об этом, в том числе и в «Учительской газете», и именно в 2016 году разговоры перешли из количества в качество: стартовала большая федеральная программа поддержки школ, работающих в трудных условиях, с трудным контингентом. И это мне кажется тоже очень важным моментом: мы слишком долго смотрели на лучших, на лидеров, на таланты, и как-то умудрялись не замечать того, что 30% детей оканчивают школу функционально неграмотными. И этот поворот тоже один из важнейших результатов работы этого года.
Но это если говорить о позитивных итогах, а если об огорчении... Вынужден сказать, что смена команды в Министерстве образования и науки РФ привела к тому, что ряд людей из нашего профессионального сообщества - я, кстати, не имею в виду собственно сотрудников министерства и самого министра - как-то очень активно заговорили о том, что хорошо бы вернуть вот это и вот то... Это огорчает. Совсем недавно некоторые эксперты поддерживали и Болонский процесс, и ЕГЭ, а тут мгновенно перековались. При этом таких консервативных, и я бы даже сказал реакционных, суждений мы от министра не слышим. Мы слышим их от тех, кто пытается поймать новую начальственную волну. Думаю, что это бессмысленная позиция. Любому здравомыслящему начальнику в конце концов нужны трезвые, аналитические, обоснованные суждения - то, что мы называем «доказательная образовательная политика». Эксперт, который действует по принципу «сказать приятное начальнику», перестает быть экспертом. Вот такая перековка некоторых специалистов стала для меня неприятным итогом года.
Второе, что огорчает: не удалось изменить тренд снижения расходов на образование. К сожалению, мы видим, что сейчас наша сфера, пытаясь выполнить указы президента, из последних сил бросает все деньги на зарплату, тем самым кардинально сокращая расходы на развитие. Мы с этим уже сталкивались в 2000-х годах, и не дай бог, если этот период затянется.

По разные стороны баррикад

Катерина ПОЛИВАНОВА, директор Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ:

- Наверное, для большинства главный итог года в образовании - смена команды министерства. Не спорю, очень важное событие. Но у меня другой профессиональный интерес - современное детство. Поэтому я и буду говорить об этом. Для меня именно это и есть самое основное в образовании: дети и их родители, бабушки и дедушки, те миллионы маленьких и взрослых, для которых главные слова - школа, экзамены, домашнее задание, то есть то, о чем забываем мы - специалисты в области образования.
Образование меняется очень медленно. И, как я теперь понимаю, растут эти изменения не сверху, а снизу, исподволь. Эти точки перемен возникают сначала разрозненно, редко, и на них смотрят как на что-то случайное, их не замечают... А потом вдруг, словно сговорившись, эти перемены выхлестывают на поверхность, заявляют о себе во весь голос. А система образования, мы, исследователи, педагоги, руководители - все мы вдруг обнаруживаем такие перемены, удивляемся им и в хорошем случае стараемся соответствовать.
Такой новацией этого года стал для меня «голос семьи» в образовании. Здесь много нюансов и оттенков. Во-первых, вдруг в разных публикациях стали звучать жалобы на школу. Родители не понимают современных программ, при этом постоянно что-то делают вместе с детьми - клеят, ищут в Сети информацию, готовят презентации, которые вроде бы задавали детям. Родители первоклассников не ропщут, а вот опытные мамы уже и в Сети публикуются, и группы создают... При этом обычно ни в какие комитеты и советы не входят. Помню жалобу одного учителя: родители создали группу, а нас, педагогов, туда не пускают. Я понимаю педагогов: не мешайте работать! Но и родителей понимаю: «Руки прочь от моего ребенка!» Школа и родители - по разные стороны баррикад. Пока школе удается сдерживать этот натиск, сдерживать и идти на уступки. Школа открывается, создает форумы и группы, пытается разговаривать с родителями. Но тем все мало!
Когда-то на учителя смотрели снизу вверх, ему верили и доверяли. Сегодня стремительно растет образованность родителей, они уже многое знают, читают и обсуждают. А рынок предлагает все новые и новые образовательные сервисы. Мы сделали исследование в Москве, опросили родителей, картина очень неоднозначная: чем-то довольны, чем-то недовольны, но в школу ходят, в массе своей, редко. Что это все значит? Это значит, что нужно искать способы привлечь, подружиться, объяснить, перетянуть на свою сторону.
И надо создавать более близкие и доступные для родителей источники поддержки. На первый взгляд, парадокс: образованность растет, а родители все больше беспокоятся о том, как воспитывать ребенка. Почему? Оказывается, любой выбор означает отказ от чего-то другого: «А вдруг она вырастет и захочет стать химиком, а я ее отдам сейчас в музыкальную школу...»
В этом году запущен проект, посвященный разработке и внедрению образовательных программ для родителей. И, на мой взгляд, это знаковое событие. Оно означает, что государство чувствует потребность и хочет принять на себя эту задачу - поддержки родителей в их родительской миссии. Пока разработана концепция, изучен зарубежный и отечественный опыт, проведено исследование родительского запроса на образование. По его результатам каждый второй хотел бы посещать занятия для родителей. Впереди - разработка образовательных программ, апробация.
Вот так постепенно голос семьи из домашнего стал общественным, я очень рада, что его услышали, что мы все пытаемся его подхватить. Ведь это, возможно, самое главное в человеческой жизни - быть родителем.

Интеграция как ценность

Ирина АБАНКИНА, директор Института развития образования НИУ ВШЭ:

- В целом год заканчивается на весьма позитивной ноте - мы теперь по праву можем говорить о российском образованием как о результативном. У этого сдвига в общественном восприятии есть, на мой взгляд, две причины.
Первая - образование стало рассматриваться как система, построенная на интеграции основного и дополнительного образования, причем именно эта взаимосвязь, эта интеграция сама по себе видится как ценность - для всех участников образовательного процесса. Была принята концепция, разработан план мероприятий, попутно шло строительство технопарков, так называемые зимние и летние школы превратились в тематические смены, открылось множество интересных кружков, причем не только платных, но и бесплатных, во всех регионах нашей страны. Все это и для общества, и для родителей, и для педагогов, и для органов управления образованием в регионах и муниципалитетах послужило мощным толчком к осознанию того вклада, который дополнительное образование способно внести в развитие детей, в формирование навыков XXI века.
Второй позитивный тренд - результаты TIMSS и PISA. Да, мы долго, шаг за шагом шли к этому результату и в итоге выбились из когорты стран, результаты которых по читательской, математической и естественно-научной грамотности были ниже среднего показателя по ОЭСР. Ничего в образовании не происходит в одночасье, поэтому потребовалось вводить и новые измерительные инструменты, которые переориентировали школы на решение задач, где требуется нечто большее, чем простая подстановка ответа... Кроме того, последние данные международных исследований показали: наши школы повышенного уровня дают действительно высокие результаты.
Из негативных трендов, которые отчетливо проявились к концу года, я бы отметила общую атмосферу неустойчивости, которая во многом определяется кадровыми переменами в федеральном министерстве. Причем эти перемены еще не закончились... Предыдущая команда уже на старте предъявила программу изменений - сегодня же многие пребывают в ситуации напряженной попытки считывания новой программы из различных высказываний, в том числе министра Ольги Юрьевны Васильевой и ее новых заместителей.
Очевидно, что Министерство образования и науки - это ведомство, в отношении которого в обществе всегда ощущается высокий градус недовольства, но стратегия предыдущей команды была известна и понятна, и в этом смысле сразу было видно, чему и кому предъявляются претензии. Сейчас негативизм диктуется скорее всего все той же высокой степенью неопределенности и появляющимися на этом фоне опасениями консервативного разворота. Впрочем, возможно, еще рано сопоставлять и говорить о «возвратах» и «разворотах». Но совершенно точно можно говорить о том, что увеличение неопределенности в системе на очень сложном этапе ее поступательного движения может оказать свое негативное влияние на это движение.

Без двух процентов

Сергей КРАВЦОВ, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки:

- В этом году итоговое сочинение написали 618 тысяч участников, в том числе 614 тысяч выпускников текущего года. Порядка 98 процентов из них получили за сочинение «зачет».
Итоговое изложение написали порядка 13 тысяч ребят, и лишь 2 процентам из них не были зачтены результаты.
ЕГЭ в 2016 году сдавали около 750 тысяч участников, из них около 640 тысяч были выпускниками текущего года. Экзамены проводились во всех 85 субъектах РФ, в том числе в Крыму и Севастополе, а также в 52 странах ближнего и дальнего зарубежья.
Доля тех, кто написал работу по русскому языку на высокий балл (от 81 до 100), увеличилась на 6 процентов и составила 25,5 процента. Не смогли преодолеть минимальный порог для получения аттестата (24 балла) лишь около 0,7 процента участников.
Существенно улучшились результаты ЕГЭ по математике базового уровня. Количество участников, получивших неудовлетворительный результат, сократилось с 7,4 процента в 2015 году до 4,7 процента в 2016 году. На ЕГЭ по математике профильного уровня число участников, не преодолевших установленный минимальный балл, сократилось с 21 процента в 2015 году до 15 процентов в 2016 году при одновременном росте числа высокобалльников.

Главное событие - торжество идеологии развития

Александр Асмолов, директор Федерального института развития образования:

- Я бы назвал три главных события уходящего года. В первую очередь хотелось бы отметить торжество идеологии Льва Выготского в России и во всем мире. В этом году прошел Международный сетевой конгресс «Разум в обществе». Замечательно, что развивается Манифест гуманистической педагогики, и наконец этот год прошел под знаком развития сетевых образовательных проектов. Это тренд XXI века, который наверняка будет характерен и для наступающего 2017 года.

Явно. Зримо. Ощутимо


Евгений МАЛЕВАНОВ, ректор Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования:

- Подводя итоги 2016 года, могу сказать, что год прошел под знаком изменений. Изменений кадровых, организационных, содержательных. Но главное - изменений внутренних, персональных, личностных, не всегда заметных за внешней улыбкой собеседника.
Большинство изменений - содержательные, хотя оглядываюсь назад, и в глаза бросаются кадровые. Год показал, что действовать логически бывает неэффективно. А действовать эмоционально, чувственно эффективно, но непредсказуемо по последствиям для других и себя. Публикации педагогической тематики пожелтели, но не от старости. Очень часто в разговорах звучали слова «у нас всегда было по-другому» или «раньше у нас так никогда не было».
Планы на год разных образовательных систем и экспертных сообществ во многом не были реализованы. Реализация запланированного заместилась планированием реализации ранее незапланированного. А то новое, что ожидалось в самом начале 2017 года, отложено на несколько лет. Как сложный экзамен в период сессии. Больше времени на подготовку? Или меньше времени на пересдачу?
Год был високосным. Явно. Зримо. Ощутимо. Не первый раз в карьере, но впервые за последние несколько лет у меня не было ни одного дня отпуска. Странно, но почему-то охватывает желание не уходить в отпуск (по крайнем мере, надолго) и в следующем году.
Пора снова перечитать «Педагогику» Бабанского.