Каждый день чтений начинался с выноса пузатой старинной книжки с сочинениями Леопольда Антоновича Сулержицкого и гадания на ней - какая фраза станет эпиграфом дня? В завершающий третий день открылась повесть «В песках», слова: «Садись, пиши дальше». Словно приглашение описать все прошедшее, и в первую очередь обращение ко мне как к журналисту. Но о чем писать? О множестве вопросов, сомнений, фактов, о трудных поисках и не менее сложных находках?.. А может быть, оттолкнуться от темы Чтений 2016 года: «Инструменты театральной психологии и педагогики: опыт России и Европы»? Собрание людей, объединенных идеями школьной театральной педагогики, не ставило перед собой цели выстроить в обязательном порядке диалог российских и зарубежных специалистов. Однако диалоги (или пересечения) возникали и затухали в самых неожиданных местах.
Вот Евгений Сазонов, художественный руководитель знаменитого питерского ТЮТа, рассказывает о сотрудничестве с датским педагогом и режиссером Якобом Кербу. Даже не сотрудничестве - огромном воздействии, которое оказал Кербу на Евгения Юрьевича, его подопечных юных артистов в начале 90-х, когда ленинградцы попали на фестиваль «Дети Балтийского моря», а потом и Якоб Кербу приехал в Россию ставить спектакль. (Прочитать статью Евгения Сазонова об этом можно на сайте «Педагогика искусства»: pediskus.ru/index/sbornik/0-17.)
В чем разница российского подхода и того, что предлагает веселый датчанин с гитарой? Руководитель ТЮТа объясняет: «У нас мировой театр идет к ребенку. Мы предъявляем ему пространство, завлекаем его, и ребенок облагораживается. Меняет костюм, живет в среде спектакля, как живут в красивой архитектуре. Идем от Шекспира к личности ребенка». А Якоб Кербу, наоборот, идет от ребенка к Шекспиру - тому, который в ребенке. Он придумал механику, которая «вынимает» из детской души истории - трагические, комические, абстрактные. Истории превращаются в сценки. Кербу делает это мастерски. Дети счастливы...
«Этот механизм пробуждает демократическое отношение к человеку, - считает Евгений Сазонов. - Полагаю, что такой путь оправдан и плодотворен, ибо в истоках его - ребенок, его внутренний мир, бесконечный, полный чувств и мыслей, парадоксов и загадок. И мир этот никак не менее значим, интересен и глубок, чем мир Шекспира или Чехова».
Практики - еще один повод увидеть, как сходятся, пересекаются, сравниваются российские и зарубежные подходы к школьной театральной педагогике. Педагог дополнительного образования гимназии №1811 «Восточное Измайлово» Татьяна Лисичкина за 40 минут своего выступления умудрилась показать, как строится работа над спектаклем в начальной школе. Реальное время сочинения спектакля - 5-6 месяцев. Добровольцы собрались в круг, выбрали текст - «Алые паруса» Грина. Дети обычно обсуждают и решают если не все, то многое, начиная от выбора главного героя (да-да, не обязательно Ассоль или Грей, это может быть Меннерс или Эгль...) и создания афиш до кропотливой разработки сцен. Мне понравилось, как участники Чтений в роли детей интерпретировали сцену, где Ассоль засыпает на руках у Лонгерна, а нищий просит у него табачку. Представляете, как построить сцену, если дети примерно одного роста? Реальные дети предлагают на уроках театра несколько вариантов, и затем выбирается лучший.
Работа над спектаклем - это не зубрежка текстов, а разбор ситуаций. Мне показалось, что такой подход близок финскому гостю Чтений, удивительной по своему жизненному и профессиональному опыту Тинтти Карппинен, dramateacher, то есть преподавателю уроков театра. Тинтти с помощью учеников 1811-й гимназии показала несколько приемов (игру «Фруктовый салат», парное взаимодействие, когда один ребенок повторяет движения другого, русское название - «Нитка с иголкой»). Но не в упражнениях дело, они только иллюстрация к идее. Идее, которую днем раньше озвучивал Евгений Сазонов. И о которой на страничке чтений в ФБ сказала Александра Никитина: «Дело в отношении к человеку. Занятия Тинтти, как и многих других западных коллег, пронизаны АБСОЛЮТНЫМ уважением к ребенку. Она не учит, не судит, не навязывает, не доминирует. Она помогает каждому продвинуться на пути самопознания ровно настолько, насколько он сегодня готов. Насколько сможет понять себя, поймет и другого».
В этом суть. Самое короткое и внятное объяснение, зачем нужны уроки театра в школе: чтобы понимать друг друга. Финский педагог проводит тренинги с детьми и взрослыми - предлагает им представить конфликтную семейную ситуацию и сыграть в ней довольно жесткие роли, когда родители не доверяют собственным детям, а дети врут родителям. Однако они играют не себя, а абстрактных людей, на которых совсем не хочется быть похожими...
Эти взгляды в свою очередь идеологически близки автору социоигрового стиля Александре Ершовой. Мечта Александры Петровны: театр спасет школу. И пусть пока не спас, она продолжает работать в этом направлении. И в первую очередь для того, чтобы школьный учитель увидел в ученике человека - единственного и неповторимого. А ребенок научился выражать себя, используя актерские техники.
Российское и западное пересеклось снова во время выступления на третий день Чтений абсолютного победителя конкурса «Учитель года России»-1992 Артура Зарубы, преподавателя музыки московской Ломоносовской школы. В этой школе ученики не просто поют, они поют в мюзиклах, подобно своим американским сверстникам. Это как раз тот самый полезный опыт, который стоит перенять. Вместе с идеей организации в каждой школе хора, которую в нашей стране уже озвучивают на самом высоком уровне.
В чем плюсы постановки мюзикла? «Мюзиклы понятны молодежи, а темы могут быть взяты из высокой литературы», - коротко объясняет Артур Викторович. Поют все дети без исключения, у ребят загораются глаза... Начинали с мюзикла «Репка», были постановка к 300-летию Ломоносова, «Тимур и его команда» и многое другое.
Рассказывать о коротких и таких многогранных Чтениях памяти Л.А.Сулержицкого можно долго. Повторю еще раз, их главная ценность в том, что они ставят множество вопросов перед людьми, которые занимаются театральной педагогикой, а значит, двигают эту технологию дальше, помогают не опустить руки ее адептам. Выигрывают же оттого, что театр приходит в школу, главные люди - наши дети!