- В августе-сентябре 1988 г., - рассказывает Виктор, - мы выступали с концертными программами в военных госпиталях, на открытых площадках под звуки пулеметных очередей, которые доносились с вражеской стороны.

Когда прилетели туда, спустились с трапа самолета, у меня возникло странное ощущение. Там, в Афганистане, все было по-другому, не так, как дома, в Москве. Трудно было поверить, что подобное происходит фактически рядом с нами, живущими беззаботной мирной жизнью, всего в какой-то паре часов на самолете. То действительно была незнакомая, «спрятанная» от всех нас война.

Афганские гастроли до их начала мы воспринимали всего лишь как трудовые обязательства. За их выполнение нам была положена поездка в какую-нибудь европейскую страну, где в те времена дислоцировались наши войска, в качестве своего рода награды за тяжелые дни Афгана.

Но помню, вышли на сцену, стали петь, и некоторые из солдат не смогли сдержать слез. Ведь наш приезд для них - как весточка с Родины. В тот момент я вдруг понял, как нужны людям наши песни, радость, душевное тепло, моральная поддержка. Особенно там, на войне, в совершенно ином, жестоком и враждебном мире. После соприкосновения с ним в тебе будто что-то ломается. Многое переосмысливаешь, начинаешь воспринимать совсем иначе, чем раньше. Жить, как прежде, уже не можешь и не хочешь...

Были всякие неурядицы, за полтора месяца в Афганистане приобрели желудочно-кишечные заболевания, от которых потом долго не могли оправиться. Но это кажется пустяками, когда вспоминаешь, как нас встречали «афганцы», как искренне благодарили за выступления. Большей награды нам не требовалось.

Однажды перелетали на транспортном самолете из Кабула в Баграм. Начался обстрел. К счастью, обошлось. Через пару дней выехали на бронетранспортере к перевалу Саланг. Вдруг один из солдат обнаружил неразорвавшуюся гранату. Меня удивило, с каким спокойствием отнеслись к этому окружающие. Ее обезвредили и, будто ничего не случилось, двинулись дальше. А штатские, для кого поездка на войну была первой, долго не могли прийти в себя.

Как-то расположились на улице. Как вдруг где-то рвануло. Снаряд душманов угодил в казарму, в которой никого не было. Солдат увели смотреть фильм. Захотелось немедленно уехать. Но пришла мысль: а как же они - мальчишки-солдаты, которые начинают свой путь во взрослой жизни с войны? Ведь им придется остаться...

Под впечатлением поездки «за речку» Виктор вместе с поэтом Борисом Дубровеном написал песню под названием «В России скорость - это гонка, в Афгане скорость - это жизнь», которая стала популярной.

Позже он побывал в Чернобыле. Многих тогда при упоминании о нем бросало в дрожь. А тут на гастроли! Мог ли отказаться? Легко. Но для Виктора то была работа ради людей, которым в сложных условиях так нужны были его песни.

Год назад Виктор создал группу «Советский Союз». Зачем? Накопился нереализованный творческий потенциал. Признался: сомневался, что проект ждет успех. Но, похоже, ошибся. Мне довелось побывать на одном из концертов группы. Запомнилась радость зрителей, когда слышали знакомые старые песни: «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся», «Как прекрасен этот мир»... Есть в репертуаре группы и песни афганской поры.

В творчестве любого артиста наступает пора, когда лучшие времена позади. Многие, не противясь судьбе, опускают руки. И лишь самые плывут против течения. Один из них - Виктор Камашев. Откуда у него это? Кто знает, возможно, с тех афганских дорог? Быть может, из глубин памяти, подсознания до сих глядят на него те ребята-«афганцы»? И ждут песни как желанной весточки из родного дома... Потому-то он не мог отказываться от перелетов и поездок к ним по дорогам, нашпигованным минами, под прицелами душманских засад.

И нынче, выходя на сцену, ловит себя на мысли: а вдруг? Вдруг там, в полумраке зала, - кто-нибудь из бойцов-«афганцев»? Быть может, специально пришел, чтобы вспомнить свою опаленную Афганом юность и концерт на войне, в чужой стране за речкой?..