После, когда стали выяснять итоги информатизации, оказалось, что в школах по географии, химии, биологии, физике мало что изменилось. Количество часов в течение недели по разным предметам, в которых использовались компьютерные технологии обучения, в среднем по ЕС составило менее одного часа. Но этот час практически использовался не для изменения технологий преподавания по всем школьным предметам, а был посвящен изучению самого компьютера и работе в сети. То есть кусочку информатики. Тогда это время вообще не стоит считать, а значит, эффективность от информатизации нулевая. В ЕС стали разбираться, в чем проблема. Оказалось, что ее корень лежит в образовательном контенте. Если он некачественный, то не нужны ни компьютеры, ни переподготовка учителей. Ничего. Кто будет читать с монитора компьютера то же, что уже есть в печатном формате?

Чтобы не наступать на те же грабли, мы задумались: каким же контент должен быть? И пришли к выводу, что он должен быть таким, чтобы учитель или школьник, увидев его, поняли, что с книжкой этого сделать нельзя и что им это очень интересно. Новое будет внедряться тогда, когда это будет интересно. Но осознать еще не значит сделать хорошо. В 2003-2004 годах нам удалось создать около 100 электронных образовательных изданий, часть которых отвечает всем требованиям школы. То есть на рынке стали появляться правильные продукты. Благодаря им население наконец-то стало понимать, зачем нужен компьютер. И это тоже итог 2004 года.

Недавно я ознакомился с концепцией IT-рынка в России. В ней говорится, что в стране мало зарабатывают, поэтому у людей не хватает денег на покупку компьютера. Я категорически против. Сегодня компьютер стоит 400 долларов, а сколько стоят «Жигули»? 4000 долларов. И тем не менее, как только в семье появляются какие-то деньги, их откладывают на машину. Потому что население знает, зачем она нужна, а зачем нужен компьютер - нет. Сегодня компьютер может быть не только развлечением, но и помощником в учебе, иметь прямое отношение к школьной программе, при условии, что есть хорошие электронные образовательные продукты. А если ребенок будет использовать технику только для игр и чатов, родители не один раз подумают, стоит ли его покупать. Поэтому в России информатизация образования несколько раз была под угрозой срыва. 15 лет назад появились компьютеры, а вместе с ними и лозунг: «Купите ребенку компьютер, и с образованием все будет хорошо». Купили, ничего не изменилось. 10 лет назад - второй лозунг: «Подключите компьютер к интернету, и с образованием все будет хорошо». Подключили, и снова ничего не изменилось. И не могло измениться, потому как в интернете крайне мало образовательных ресурсов, нужных, а главное, полезных школьникам. Например, есть сайт школы №5, где любой пользователь узнает об успехах образовательного учреждения, замечательных учителей, талантливых учеников. Что для своего образования почерпнет ученик из школы №7? Имеет это отношение к школьной программе? Опосредованное.

Третий этап, 2000-е годы, начало РЕОИСа. В этот период стало понятно, что электронные образовательные ресурсы - это базис информатизации. Теперь, как я уже говорил, стали появляться более продуманные электронные продукты. И даже такие, увидев которые, учителя и школьники понимают, что это им интересно и они будут их использовать. Но тут возникает другая проблема: некачественных, совершенно бесполезных электронных ресурсов, в которых просто скопированы учебники, много больше.

Сегодня просматривается четвертый этап информатизации. На мой взгляд, он самый сложный: нужно менять педагогические технологии (см. ИКТ №5 от 10 февраля 2004 года). Этот процесс хоть медленно, но продвигается. Еще одним итогом 2004 года стало то, что в переподготовку учителей стали включать предметные электронные образовательные ресурсы. Теперь для них компьютер не просто печатная машинка, а помощник в профессиональной деятельности.

Александр ОСИН, генеральный директор Республиканского мультимедиацентра Министерства образования и науки РФ