Забытое образование
В России в 2016 году охват программами дополнительного образования даже расширился: в них вовлечены малыши от полутора лет и молодые люди от 18 до 24 лет. Педагоги не покинули дворцы детского творчества или станции юннатов.
По данным мониторинга экономики образования (МЭО), проводимого НИУ ВШЭ при участии фонда «Общественное мнение», за 2014-2015 учебный год 39% педагогов организаций допобразования работают более 20 лет. За плечами 77,5% этих людей - высшее образование, у 56,8% - высшее педагогическое. Поэтому в России сохраняется высокий уровень дополнительного образования детей.
Еще один удивительный факт: большинство юных россиян (68% дошкольников и 82,7% учеников общеобразовательных школ) получают дополнительное образование бесплатно!
Однако не все могут похвастаться возможностью записаться в кружок или секцию. Мониторинг экономики образования НИУ ВШЭ зафиксировал, что в 2014-2015 учебном году дополнительное образование (без учета занятий, связанных со сдачей ЕГЭ) получали только 30% детей России.

Спрос на новое
В России набирает силу тенденция к восстановлению традиций в сфере образования.
- Впервые в 2016 году в рамках Федеральной целевой программы развития образования (ФЦПРО) началась поддержка дополнительного образования в таком объеме, - говорит директор Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ Сергей Косарецкий. - Мы не должны забывать про замечательное наследие советской системы дополнительного образования, благодаря которому СССР добился таких успехов в науке и культуре.
Сегодня Институт образования НИУ ВШЭ по решению Министерства образования и науки РФ осуществляет методическое сопровождение проектов по изменению системы финансирования в дополнительном образовании. Два десятка регионов России подали на конкурс свои проекты. Победили семь.

Без конституционных гарантий
Главная проблема системы дополнительного образования заключена в самом названии: «дополнительное». Дополнительное - значит не поддержанное конституционными гарантиями. Родители могут бесконечно задаваться вопросом: кому предъявлять претензии, если программы допобразования в районе ограничены развалившейся футбольной площадкой советских времен?
- Никому! - отвечает директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина, участник конкурсной комиссии по отбору проектов. - Если у муниципалитета нет средств, то программы дополнительного образования просто не финансируются. Сейчас наблюдается перекос: кто-то из ребят занимается в трех-пяти секциях и кружках, а кто-то вообще не имеет возможности их посещать.

Мы возвращаемся?
В 2010 году после принятия Закона №83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» практика родительской доплаты за услуги дополнительного образования была признана незаконной. В Бюджетном кодексе проводилось четкое разделение: либо услуга бюджетная, либо она включена в реестр платных услуг. Это значило: российские родители полностью оплачивают тот или иной кружок или секцию, либо они нанимают частного педагога, либо довольствуются государственными программами допобразования.
- Можно ли сказать, что в 2016 году мы возвращаемся к практике, которая существовала до 2010 года?
- В области дополнительного образования - да. Право родительского софинансирования разрешается новым проектом закона Минфина. Планируется, что он будет принят в 2016 году, - говорит Ирина Абанкина. - Закон вводит в действие конкурентные механизмы в дополнение к госзаданию и муниципальному заданию на конкурсной основе, в том числе через механизм сертификатов. Фактически это тот же самый ваучер. Он позволяет семье участвовать в выборе и оплате программ дополнительного образования.
Конкурс выиграли семь субъектов РФ: республики Татарстан и Саха (Якутия), Ханты-Мансийский АО, Пермский край, Тульская, Вологодская и Астраханская области. Все они реализуют новаторские программы допобразования, а Пермский край был пионером введения ваучеров в дополнительном образовании.
- Значит ли это, что в 2017 году у нас появятся семь разных моделей финансирования дополнительного образования?
- Не обязательно! Мы считаем, что в 2017 году увидят свет 2-3 модели, - надеется Ирина Абанкина. - В основе каждой модели будут персонифицированный учет детей, индивидуальный сертификат, который позволит семьям выбрать услугу дополнительного образования из имеющегося набора услуг, и отслеживание перемещений детей по разным программам.

Марафон по программам

Семьи смогут получить сертификат по шести направлениям общеразвивающих программ допобразования: технической, естественно-научной, спортивной, художественной, туристическо-краеведческой и социально-педагогической.
Предпрофессиональные программы культуры и спорта в этот перечень, по мнению экспертов, входить не должны. Каждая программа должна быть описана на портале госуслуг. Регионам предлагается создать открытый реестр индивидуальных лицензированных предпринимателей в сфере допобразования (ведь эти люди будут получать бюджетные деньги).
Ситуацию облегчает то, что для дополнительного образования сегодня сформирован специальный код бюджетной классификации. Деньги на допобразование стали адресными: они идут из регионального бюджета в муниципальный по отдельному каналу и могут затем распределяться по семьям с помощью сертификатов.
Вопрос, по мнению экспертов, заключается в том, какой объем услуг гарантируется семье по одному сертификату.
В Москве, например, за счет бюджета каждый ребенок может посещать два кружка и одну спортивную секцию. Субъекты РФ живут в другой системе координат.
В России такого
еще не было
- Я не вижу трудностей в расчете персонифицированного финансирования, - говорит старший научный сотрудник ФИРО, аналитик Института образования НИУ ВШЭ Cемен Славин, который консультирует регионы в рамках проекта. - На мой взгляд, персонифицированное финансирование - это нормативное подушевое финансирование (включающее распределение заказов по 44-му Федеральному закону, чтобы подключить частников), плюс внедренная система электронного учета.
Семен Славин, впрочем, считает, что в России еще не было подобного опыта. Даже в Пермском крае (где был проведен один из первых экспериментов по введению ваучера на услуги дополнительного образования) в систему вводились ограничения: за счет бюджетных средств можно было посещать одну программу допобразования.
Эксперты подчеркивают: пакетность единовременной помощи очень важна для семей. Это здорово - за счет ваучера отправить ребенка в летний лагерь. Так поступили власти в Вологодской области, выдав этим летом семьям ваучер на 14,5 тысячи рублей (желающие могли доплачивать за смену 5-7 тысяч руб.).
Однако подросткам, как свидетельствует статистика, интересно пробовать себя в разных сферах деятельности.

Отследить траекторию каждого
Эксперты предполагают, что в регионах появятся электронные карточки или чипы, встроенные в карту ученика, а организации допобразования будут оснащены считывающими устройствами. С их помощью можно будет отследить траекторию каждого ребенка и привязать к ней бюджетное финансирование.
- Мы считаем, что этот сертификат направлен на выбор семей и поможет переключить бюджетные ресурсы на то, что выбирают семьи, - говорит Ирина Абанкина. - Опыт создания электронных систем, учитывающих предпочтения родителей, уже существует. Одна из первых систем движения по электронной очереди для дошкольников была создана в Татарстане. Астраханская область и Республика Саха (Якутия) давно реформируют свою систему и смогут предложить свои механизмы движения денег вслед за ребенком в системе дополнительного образования.
- Какие трудности ожидают регионы?
- Проблема в том, что некоторые руководители смешивают персонифицированное финансирование с персонифицированным учетом, - считает Семен Славин. - Чаще всего они по-прежнему не видят самого ребенка, продолжая рассчитывать образовательную услугу. При этом очевидно, что финансирование продолжает ориентироваться на организации, а не на детей.

Цифры

В 2014-2015 году, по данным мониторинга экономики образования НИУ ВШЭ, в организациях дополнительного образования страны занимались 40% школьников и 26% дошкольников (из них 13% в возрасте от полутора до трех лет). 21% родителей платили за услуги дополнительного образования своей школе, 26% вносили деньги в другие организации (центры детского творчества, школы искусств и т. п.), 11% платили частным лицам. Чаще всего посещают программы допобразования дети 5-9 лет и 10-14 лет (37,3% и 47,2% соответственно), чуть реже - подростки 15-17 лет (30,7%).