Не убить регламентом
Впрочем, актуальность заданных экспертами тем и вопросов была столь очевидной, что не могла не создать живое дискуссионное поле. Хотим мы этого или нет, но общество несется семимильными шагами в новый технологический уклад, где основным активом является не инструмент, как раньше, а интеллект. Как заявляют главы крупнейших и успешных корпораций и холдингов, в 10 тысяч раз выше эффективность работника, который умеет мыслить. Особенно это касается наукоемких областей. Поэтому главная задача, которая стоит сейчас перед страной, - это вырастить отечественных гениальных конструкторов и изобретателей. И огромная роль в этом отводится системе дополнительного образования, в частности кружковому движению.
Как заметил проректор по учебной работе Московского политехнического университета Дмитрий Земцов, технологические уклады периодически сменяют друг друга, однако Россия в свое время смену технологического уклада пропустила, поэтому мировых лидеров в области ИТ и Интернета, рожденных в нашей стране, сейчас нет. Отсюда возникает закономерный вопрос: что сделать, чтобы российская экономика через систему образования, через подготовку новых кадров смогла найти такие рыночные ниши, где пока никого нет, смогла использовать те технологии, которые «выстрелят» через 5-10 лет, и смогла подготовить к их «приему» производственные компании. Идея Национальной технологической инициативы (НТИ) - это как раз попытка опереться на тех ребят, что выйдут из системы дополнительного, неформального образования и сделают техническое творчество не хобби, а собственной жизнью.
По словам Дмитрия Земцова, для нужд технологического развития России нужно, чтобы лет через десять в ней появилось порядка десятка компаний мирового масштаба, а для того чтобы возникла компания типа Гугла, воронка на входе должна быть очень широкая, то есть должен быть мощный социальный класс людей, которые привыкли работать в кружковом формате, объединяясь вокруг технологического творчества и инженерного дела. Этой привычки у нынешнего поколения нет, потому что были сложные более 20 лет во всей российской системе образования, и сейчас нужно сделать так, чтобы кружковый тип деятельности стал популярен и востребован у молодежи.
Разумеется, школа с кружковым движением не может не пересекаться, так как и в школу, и в учреждения дополнительного образования ходят одни и те же дети, однако следует учитывать, что кружок возникает добровольно и бесконтрольно. Самый главный риск создания «дорожной карты» НТИ по кружкам - это случайно убить сообщество, зарегламентировав его. Ведь если бы попробовали создать сообщество любителей авторской песни административными ресурсами, то в стране не было бы Грушевского фестиваля. В школе, к сожалению, большое влияние на образовательный результат оказывает форма, а не содержание. Классно-урочный формат логически противоречит идее кружка, поэтому формировать объединения, где ребята что-то делают сами, нужно в других форматах. Хотя сотрудничать со школами можно и нужно, и у многих вузов и предприятий с образовательными организациями заключены договоры о сотрудничестве.


Гравицапы одиночек
В то же время серьезное экспертное сообщество на пленарной сессии задумалось: а, собственно, кто будет выходить из подобных инженерно-технических кружков - гениальные одиночки или просто хорошие исполнители?
По мнению руководителя ЦТПО НИТУ МИСиС Владимира Кузнецова, на этот вопрос нет очевидного ответа. Прежний технологический уклад был основан на массовости: тысяча людей делали свою работу, тысячу одинаковых автомобилей, и при этом каждый человек накручивал свою конкретную гайку.
Сегодня вполне реален достаточно сложный технологический проект, который может осуществить один человек. К примеру, некий гражданин в режиме реального времени в аэропорту чуть больше чем за месяц распечатал макет слона. Пассажиры вносили небольшие дотации в рамках одной благотворительной акции, и, когда человек платил деньги, 3D-принтер печатал фрагмент детали слона. Этот проект - возможная иллюстрация нового технологического уклада, который в отличие от прежнего, основанного на глобальном поиске ресурсов и глобальной дистрибьюции товаров, своим фундаментом делает малые локальные ячейки, то есть персональное производство. В этом смысле человек может быть гениальным одиночкой, и если ему нужна гравицапа (летательный аппарат из к/ф «Кин-дза-дза»), то ему никому ничего не нужно доказывать, он хочет, может и сделает ее.
Несколько иной взгляд на данную тему высказал директор Центра по работе с талантливыми школьниками Московского политехнического университета Андрей Андрюшков. В частности, он заметил, что сегодня известные вузы начали активно внедрять проектное обучение со школьниками, стараясь сделать так, чтобы дети заразились прекрасным желанием создавать и изобретать что-то самостоятельно, но, с другой стороны, работодатели уже говорят, что нет ничего более страшного, чем если придет на производство выпускник такого вот творческого пространства, готовый конструировать и экспериментировать, тогда как нужно элементарно обслуживать дорогое оборудование и более ничего. Поэтому действительно важно понять, кого нужно готовить и что хотелось бы получить на выходе.
Андрей Анрюшков считает, что дополнительное инженерное образование должно быть нацелено не на выпуск одержимых, которые хотят заниматься техническим творчеством как таковым, а на людей, которые понимают, где их изобретение будет употребляться, на людей, у которых есть желание создать то, что изменит жизнь общества. Это стремление создать уникальные вещи, которые изменят жизнь человека, при этом понимая ее ценность, на самом деле является той базой, которая безусловна. Компании, которые не понимают, что нужно капитализировать людей, умеющих создавать вещи и меняющих жизнь, неизбежно проиграют. К слову, компании, которые уже имеют таких специалистов, часто подстраиваются под них, например, позволяют работать по ночам или удаленно, и это оправдывает себя, поскольку более эффективен труд человека, для которого создана творческая и комфортная среда. К капитализации уникальных людей и созданию для них особых условий приходят уже многие крупные производственные холдинги, поскольку понимают, что иначе не будет никакого развития. Таким образом, задача кружкового движения сегодня - это обучение детей умению, двигаясь междисциплинарно, осваивать новые инструменты и средства, с тем чтобы затем превращать это в функции, услуги, продукты, которые будут изменять мир.
И таких детей и кружков должно быть много, уверен проректор по развитию Московского государственного областного университета Павел Рабинович. Конечно, имеются в виду мотивированные дети, которые готовы реализовывать свой потенциал от задумки до идеи. Если идти дорогой сравнений, то форму организации детской активности можно представить в виде бутика для избранных или сетевого магазина. По мнению эксперта, скорее всего это магазин шаговой доступности, но с отделом оригинальных товаров. Гениальный одиночка вполне может трудиться в массовом «магазине», а уже деликатно и знающе обращаться с его гениальностью должен профильный вуз. Главное - юного гения не потерять на полпути и сопроводить к его профессиональным вершинам.
За «штучный товар» высказалась и президент благотворительного фонда «Система» Елена Чернышкова. Однако она пояснила, что работодатели часто жалуются, что все-таки гениальные одиночки - это большая инвестиция, с ними невероятно сложно в силу их социальной дезадаптации. Левши необходимы для нового экономического уклада, однако проблема уклада в том, что с ними нужно уметь работать, и нужно учить этому работодателя.
Еще одна проблема заключается в том, что помимо системы отбора, поиска, сопровождения и социальной адаптации таких детей-звезд на уровне государства должна быть продумана система предоставления им рабочих мест. Потому что ребята, подготовленные на международном уровне, зачастую не могут найти себе работу в России.


Даешь уроки реальности!
И, разумеется, экспертное сообщество не могло обойти стороной кадровый вопрос. Павел Рабинович обострил дискуссию высказыванием, что сегодня будущих учителей, педагогов дополнительного образования готовят люди, которые кроме того, что рассказывать «про космические корабли, которые бороздят просторы Вселенной», ничего больше не умеют. Потому что те, кто учит учителей, как правило, не принимают участия ни в реальной научной деятельности, ни в осуществлении реальных проектов, а также не выходят в реальные школы и не занимаются с реальными детьми. Решением проблемы может стать привлечение к работе с детьми и со студентами так называемых внешних экспертов, то есть представителей производств, учреждений науки, культуры и т. д. Чтобы дети видели в школе не только пресловутую Марьванну, но и представителя реальной науки, реального производства, который для них выступит научным руководителем, консультантом тех реальных проектов, которыми дети занимаются, и поможет выбраться из ловушки линейного мышления.
Павел Рабинович подчеркнул, что не менее актуальна проблема повышения квалификации педагогов. Сегодня они 72 часа слушают то, что знают другие. Но слушать и получать знания непосредственно в контакте с детьми - это большая разница. Примеров интересных, эффективных форм и методик совершенствования довольно много. Так, в Калининграде существуют летние смены в лагерях, когда педагоги выезжают вместе с детьми и все полученные взрослыми знания тотчас отрабатываются в детском коллективе. Эффект от подобного обучения принципиально другой как для детей, так и для взрослых.
Дмитрий Земцов считает, что те, кто придет работать в кружки с ребятами, непременно должны быть технологическими лидерами хотя бы по уровню компетенций и по уровню амбиций в области этих компетенций, то есть должны знать и понимать больше. И, безусловно, должны любить ребенка, его проект и его свободу в этом проекте. Без этих качеств быть наставником сложно, потому что можно быть хорошим учителем и хвалить проект, но если при этом не ценить самодвижение ребенка, то не будет роста и творческого полета.
Тем не менее, по мнению Елены Чернышковой, все педагоги разные. Каждый из них добивается выдающихся результатов за счет чего-то своего, и вовсе не обязательно иметь общий профиль. Можно быть успешным педагогом за счет совершенно разных вещей. Но очень важно, чтобы тот, кто будет работать с ребенком, обладал предметными знаниями. Педагогическим премудростям его можно научить, и, к слову, за рубежом именно так и делают: там не учат учителей быть учителями. Но что касается российских педагогов, то у них есть одна замечательная черта - они всегда готовы к обучению, похвалила Елена Чернышкова.


Исследовать - знать - действовать - уметь!
Формат открытой дискуссии, диалога со слушателями сохранился и на секциях, прошедших в рамках конференции. Они были посвящены основным направлениям инженерной кружковой деятельности, работе вузов со школами и передовым образовательным практикам. На каждой из секций можно было ознакомиться с опытом работы той или иной организации, работающей с детьми или со студентами и использующей различные эффективные образовательные технологии, например, электронные школьные мастерские, многопрофильные студенческие лаборатории, инженерные школы, фестивальное движение и т. п.
По мнению большинства экспертов, самой прорывной образовательной практикой на сегодня является проектирование. Во всяком случае, как пояснила Юлия Селюкова, это необходимость для развития именно таких детей, из которых потом вырастут будущие конструкторы. Потому что проектирование позволяет провести мысль или изобретение от начала до конца, посмотреть на то, как выглядит окружающий мир, из которого берется актуальная задача. Проектирование ставит перед ребенком несколько задач: проанализировать отрасль, поставить проблему, искать пути решения, выставить ряд гипотез. Это есть настоящий мыследеятельностный процесс. Еще Константином Ушинским почти 200 лет назад было сказано, что ребенок учится только через деятельность, и ничего более эффективного пока не придумано.
Но в то же время, как считает Павел Рабинович, педагоги часто путают проект и исследование, забывая, что проект - это временное мероприятие, направленное на достижение уникального результата. Без реального результата проект перестает быть проектом. Если придерживаться парадигмы «исследовать - знать - действовать - уметь!» и договориться о понятийных вещах, тогда сразу становится понятно, что у проекта должна быть достижимая цель, которая сразу рождает ряд ключевых вопросов: что? как? куда? зачем? Благодаря этому дети сами используют учителей, чтобы добыть необходимые знания. Сейчас во многих образовательных организациях наоборот - тему проекта обычно предлагает учитель, а типовым результатом проекта становится презентация. Поэтому нужно уделить большое внимание переходу от проектной деятельности в школе к реализации проектов.
В чем еще безусловная необходимость проектирования как передовой образовательной практики? С его помощью дети начнут воспринимать предметы в школе не как лишнюю нагрузку, а учителя в школе не как злейшего врага. Изменится восприятие, поскольку станет понятно, что предмет - это удобный инструмент для реализации задумки проекта, а учитель - это навигатор в той предметной области, в которой нужно сделать проект, и каждая тема в этой предметной области связана и работает на фактическую реализацию. Это позволит сформировать ряд важных компетенций, одной из которых будет умение из ничего сделать продукт, не важно, какой, пройдя весь процесс от задумки до конкретной реализации, которая кому-то нужна. Тогда можно говорить о том, что система образования эффективна.
Это же касается и дополнительного образования, считает Владимир Кузнецов. Здесь проектная деятельность должна быть взята за основу, а обучение строиться таким образом, чтобы это было непохоже на обучение. Дети должны делать проекты, строить гравицапы, неизбежно вытягивая из окружающей среды необходимые знания из области физики, математики, информатики. Конечно, не только самостоятельно, но и с помощью Интернета, с помощью наставника и т. д. Главное при этом - создать творческую среду, в которой будут рождаться идеи.
Примером такого формата работы с детьми можно назвать инженерно-конструкторские школы «Лифт в будущее». Как рассказала руководитель департамента образовательных программ НП «Лифт в будущее» Елена Клепикова, в их основе лежит проектная деятельность, подразумевающая анализ ситуации, выявление проблемы, генерацию идеи, планирование работы и обязательно реализацию. При этом важен не только отбор мотивированных, талантливых детей, но и создание креативного в научно-техническом плане детского сообщества, способного самостоятельно создавать команды и рабочие группы для решения актуальных проектных тем. Погружаясь в проектную деятельность, ребята видят, чем живет та или иная сфера, видят стратегические горизонты развития как отдельных индустрий, так и страны в целом и берутся за сложные задачи, наращивая свой компетентностный потенциал. Но самое важное заключается в том, что проектная деятельность не дает ребенку заданных алгоритмов, и он не оперирует готовыми знаниями, а добывает и формулирует их сам. Именно из таких ребят затем вырастают те, кто сам способен генерировать идеи и придумывать эффективные решения.

Без оазиса можно засохнуть
Примечательно, что участники конференции в целом были за проектную деятельность как в основном, так и в дополнительном образовании, и во многих образовательных организациях она действительно используется, однако вопрос, который задали педагоги, продемонстрировал, что часто проблемой становится неуспех проекта. И взрослые, и дети, работая над ним, понимают, что столкнулись с непосильной задачей.
Однако, по мнению экспертов, одна из функций грамотного руководителя проекта как раз и заключается в том, чтобы либо довести проект до победного финала, либо вовремя его прервать, чтобы цена затрат была минимальной. И как показывает опыт, в мире не бывает нерешаемых задач. Задачу можно либо распределить по времени, либо привлечь к ней внешние ресурсы. Например, группе школьников предстоит разгрузить десять вагонов со школьными партами. Можно придумать механизм автоматической разгрузки вагонов, можно договориться с социальными партнерами, а можно проложить рельсы прямо до пункта назначения. Вариантов решения задачи множество, нужно только понимать: как и зачем.
Кстати сказать, важно помнить, что детям гораздо интереснее работать в проекте, если они понимают, что задача, которую им необходимо решить, не тренировочная, то есть для нее нет решения в Интернете. Это как раз тот шанс для гениального одиночки, который мыслит не шаблонами и не готовыми формулами, проявить свои способности. И дети, как признаются видавшие виды руководители успешных компаний, выдают иногда такие нетривиальные подходы, что диву даешься, как они до этого додумались. Правда, детям, которые уже вкусили радость процесса открытия себя на различных фестивалях и в летних школах и счастье работы над реальным проектом, трудно потом приходится на местах в регионах, поскольку в провинции в отличие от мегаполисов создать творческую инновационную среду довольно сложно. Конечно, талантливые дети, объединившись в Сети, продолжают работу над решением проектной задачи, которой они занимались на сборах, однако инженерно-технических оазисов в регионах, где можно продолжать развивать свои конструкторские таланты, должно быть на порядок больше.