Мыльная опера
- Пока моя фокус-группа работает, я, пожалуй, выпью чаю, - говорит химик Евгений Ковалев из Волгограда и как ни в чем не бывало, будто не на сцене стоит, а посреди собственной кухни, опускает в прозрачную кружку с кипятком пакетик каркаде. Не спеша размешивает, делает глоток и удовлетворенно кивает - хорошо. Зрители недоуменно переглядываются, по залу пролетает тихий смех. Но вскоре смысл этого странного чаепития становится ясен. Оказывается, каркаде - природный индикатор, выявляющий наличие щелочи в той или иной среде. Достаточно добавить несколько его капель в мыльный раствор, чтобы понять, в каком из сортов моющего средства щелочи в переизбытке. Такой простой, казалось бы, эксперимент решает, по мнению Евгения Геннадиевича, множество задач. Во-первых, он не оторван от жизни: руки моют все, а значит, каждому будет интересно выяснить, какое мыло самое щадящее и безопасное. Во-вторых, борется со стереотипами и заставляет мыслить критически: кто бы мог подумать, что в хозяйственном мыле щелочи куда меньше, чем в детском? В-третьих, ставит новые вопросы: если мыло не содержит щелочь, значит ли это, что оно абсолютно безопасно?

Не доверяй и проверяй
Мы слишком ленивы и нелюбопытны - это еще Александр Сергеевич Пушкин заметил. Со времен классика мало что изменилось: большинству из нас по-прежнему проще принять то или иное утверждение на веру, чем взять на себя труд проверить его, проанализировав источники и сопоставив факты. Мы падки на сенсации и громкие заявления, но в силах школы сдвинуть дело с мертвой точки, приучив детей с ранних лет сомневаться и задавать вопросы. Именно работе с информацией посвятили свои мастер-классы большинство лауреатов.
Так, историк Ришат Калимуллин из Ульяновской области провел «сеанс с разоблачением», показав, как на своих занятиях учит отличать правду от мистификаций и фейков, наводнивших Интернет и социальные сети. Действительно ли у Ленина был брат-близнец, о чем свидетельствует якобы старинная фотография, гуляющая по Сети? На самом ли деле Салтыков-Щедрин утверждал, что, если он проснется через сто лет, в России будут по-прежнему пить и воровать? Правда ли, что разноцветные квадратики на тюбиках с зубной пастой указывают на содержание в ней тех или иных химических веществ? Все это легко проверить, если знать, как, что и где искать. Нужно лишь немного терпения и желания отделить зерна от плевел.
О том же шел разговор и на мастер-классе Владислава Галимова. Красноярский биолог показал, что чтение - это не просто складывание букв в слоги, а слогов - в слова, но умение видеть между строк, смотреть на мир под разными углами. Можно ли судить о предмете на основании одного или даже двух источников? Конечно же, нет. Чем больше сведений, тем объемнее будет ваша картина мира. И не важно, о чем идет речь - о строении инфузории-туфельки или покупке квартиры в том или ином районе, для достижения максимального эффекта не ленитесь привлекать и сопоставлять информацию.

Заинтересуй, а там разберемся...

Но всегда ли мистификация - это зло? А вот и не всегда. Любой вымысел можно поставить на службу обучению, превратив его в блестящий мотиватор. Так считает Максим Рыжов из Санкт-Петербурга. Адепт кейс-технологий, за 20 минут своего мастер-класса он показал, как превратить фейк в тему серьезного проекта. Вот перед нами видеоролик: человек бежит по воде. Возможно ли такое? Позвольте ученикам самим в этом разобраться, не вмешиваясь, а лишь направляя ход их рассуждений, и в итоге даже самые доверчивые придут к выводу, что если герой сенсационного сюжета не переодетая ящерица-василиск, то по воде, аки посуху, передвигаться он физически не может, это всего лишь ловкий фокус. Привлечь внимание ребят к той или иной серьезной научной проблеме Максим Петрович также предлагает с помощью приемов парадоксальных ситуаций и невероятных фактов.
Вопросам мотивации посвящено и выступление Антона Лагутина, информатика из подмосковной Коломны. По мысли Антона Александровича, чтобы увлечь ребенка даже самой сложной дисциплиной, достаточно «встроить» в нее игровые технологии и детские увлечения. Нравятся ученикам эффекты «дополнительной реальности»? Да кто б возражал! С помощью серии специально подобранных QR-кодов можно вызвать на экран мобильного телефона объемную модель римского Колизея или дорогого современного автомобиля. И вот уже вместо того чтобы ловить покемонов, дети, затаив дыхание, путешествуют по античным временам на уроке истории или разбирают двигатель вместе с учителем физики.

Человек играющий
Игровые технологии и их общественно полезное использование на уроках стали второй по популярности темой мастер-классов. Андрей Барашев, словесник из Ростова-на-Дону, предлагает своей фокус-группе «игру в бисер» - загадочную игру ума, похожую на саму жизнь. По обрывочным описаниям тех или иных предметов, включив логику и дедукцию, участникам предстоит восстановить некое целое. В начале пути они еще даже не понимают, что ищут, и лишь оттого, что автор ребусов - филолог, могут предположить, что речь идет о некоем литературном произведении. Вопросы весьма туманны, ответы на них, казалось бы, вообще никак не связаны и являют собой хаотичный набор слов и понятий: Лермонтов, карты, уланы, Тамбов, анекдот... В итоге тайное становится явным: вершина этой шарады - поэма Михаила Юрьевича «Тамбовская казначейша». Почему Андрей Хугасович загадал именно ее? Не «Маскарад», не «Бородино», не канонического «Героя нашего времени», входящего в школьную программу? Да потому и загадал, что нет «Тамбовской казначейши» в списке литературы, обязательной к прочтению. Но после столь азартной игры можно быть уверенным в том, что дети не выдержат и прочтут книгу «не по программе».
Евгений Бондарь, учитель русского языка и литературы из Калининграда, всем прочим технологиям тоже предпочитает игровую. Мастер по составлению квестов, он предлагает своей фокус-группе серию шифровок, которые приводят путешественников-интеллектуалов к рассказу Эдгара По «Убийство на улице Морг».
- Как и у любой технологии, у игры тоже есть свои вчера, сегодня и завтра, - объясняет Леонид Евгеньевич. - Пазлы, кроссворды и ролевые игры - это уже прошлое. Использование в учебном процессе современных настольных игр - день сегодняшний. Я же мечтаю о будущем: о создании учебно-игровых комплектов для старшей и средней школы, о полезных компьютерных играх, о настольных играх по каждому предмету, о сетевых чемпионатах между школами, об интеграции учебной и игровой деятельности.

Обреченный на победу
Каждый мастер-класс, представленный лауреатами на суд публики и Большого жюри, был по-своему любопытен. Филолог Анжелика Зимина из Самарской области анализировала значения цветов в поэзии Анны Ахматовой. Информатик Максим Луференков из Смоленска объяснял, что любое жизненное явление можно смоделировать, биолог Наталия Мелкумова из Ивановской области показала коллегам, как важно в процессе обучения не пренебрегать всеми органами чувств - и зрением, и слухом, и обонянием, и тактильными ощущениями. Историк Иван Филатов из Казани рассказывал, как при помощи произведений искусства развивает в учениках эмоциональность. Биолог Елена Кабачкова из Анадыря продемонстрировала собравшимся свой любимый прием «безвыходная ситуация», направленный, естественно, исключительно на то, чтобы доказать ребенку: любая задача имеет решение. «Англичанки» Мария Королёва из Кировской области и Екатерина Калинина из Новосибирска поделились своими секретами преодоления «иноязычной немоты».
Александру Шагалову, учителю русского языка и литературы из Краснодарского края, по жребию выпало давать мастер-класс последним. За окнами стремительно темнело, а собравшиеся в актовом зале самарской школы №132 зрители уже порядком устали и нетерпеливо поглядывали на часы. Но все это длилось ровно до тех пор, пока учитель не поднялся на сцену. В этот момент реальность перестала быть реальной, время замерло, а потом и вовсе исчезло... Александр Михайлович говорил о том, какую роль могут играть аудиозаписи на уроке, сколь многое голос может рассказать о том или ином человеке. Невероятно правдоподобно изобразил он интонации Маяковского и Чуковского. Включив запись голоса Есенина, обратил внимание на полное несоответствие девичьей внешности поэта с его низким и грубоватым тембром.
- Послушав Есенина вживую, дети будут совсем иначе воспринимать его лирику, - заверил Шагалов.
А затем продемонстрировал, как, используя аудиоархивные находки, можно учить детей анализировать поэзию. Из динамиков полился голос Эдуарда Багрицкого, и вот уже незримый, но осязаемый, перед слушателями возникает образ солдата, овеваемый четырьмя ветрами: один сулит власть, другой - свободу, третий - мирную жизнь, четвертый - смерть во имя революции. Кто вызвал его к жизни? Голос автора или совсем еще молодой учитель, «Моцарт педагогики», как окрестят Шагалова позже в конкурсных кулуарах? Кто бы ни вызвал, свое дело солдат сделал: после своего мастер-класса Александр Михайлович был обречен на победу...