Если искать точку отсчета, с которой начались размышления и поиски в области более качественной подготовки специалистов, то путь к ней будет измеряться не одним десятком лет. Евгений Васильевич на эту тему думал всегда. На его взгляд, в чем российское образование всегда было слабо, так это в технологиях обучения. И здесь не грех обернуться на зарубежного соседа.

- Я нисколько не сомневаюсь, что наше профессиональное образование - одно из лучших в мире. Но оно - фундаментальное, то есть в нем нет направленности на конкретного работодателя. На сегодняшний день в наших вузах подготовка студентов состоит на 80% из теории и на 20% - из практики. И мы обречены на выпуск таких специалистов, поскольку на большинстве наших предприятий нет ультрасовременного оборудования, а стоят станки 50-60-х годов. Ориентировать на работу с ними - это прошлый век.

Фундаментальность образования можно отнести к особенностям российской действительности, и эта особенность стоит того, чтобы ею дорожить. Но в том, что профессиональное образование за последнее десятилетие потеряло связь с предприятиями, кроется, на взгляд Иванова, огромный минус.

- В любой европейской стране существует закон, гарантирующий трудоустройство и прохождение практики выпускникам. В Германии, например, практику проходят непосредственно на тех предприятиях, для которых готовят вуз или профессиональная школа. В Финляндии есть консультационные, промышленные советы, которые финансируют то профессиональное образование, что будет востребовано конкретным работодателем. Российский закон никаких обязательств перед будущим специалистом не несет. Нас могло бы выручить одно из направлений международной деятельности - социальное партнерство,- однако налог на прибыль не позволяет выделять спонсорскую помощь заинтересованным предприятиям. Согласившись оплатить новый станок, они должны будут отдать государству немалую сумму, и их поддержка выльется в круглую сумму. Да, мы заключим договор с предприятием, наш студент пойдет на практику, но знакомиться с оборудованием он будет с нуля, так как государство профинансировать покупку современного станка нам не смогло, а предприятию невыгодно переплачивать. Безусловно, нужен пересмотр национальной политики в вопросах профессионального образования.

- Евгений Васильевич, а как возник опыт международного сотрудничества?

- Мы решили, что перестройка в колледже должна начинаться с внедрения информационных технологий. Инструментами их были и пока остаются иностранный язык и компьютер. И первыми в городе мы приобрели пять машин. Это позволило применить компьютерные технологии буквально по всем предметам, в системе управления и так далее. На сегодня мы - обладатели 252 компьютеров. Потом ввели в колледже изучение английского, немецкого и французского языков. Независимо от того, по какой специальности обучается наш студент, он в обязательном порядке получает знание иностранного языка.

- Евгений Васильевич, но зачем мастеру производственного обучения, которого вы готовите наряду с офис-менеджерами и бухгалтерами, английский язык?

- Потому что более 130 тысяч предприятий Петербурга имеют внешнеэкономические связи. Большая часть заказов на них идет от иностранных государств, надо элементарно разбираться в чертежах, вести переговоры. Человек, знающий иностранный язык, более успешен в карьере. И потом, это - уровень его культуры, подъем престижа нашей страны.

В решении внедрить информационные технологии в процесс обучения нам очень помогли иностранные коллеги. При их поддержке мы провели колоссальные исследования, проанкетировали абитуриентов, родителей, работодателей. На основе результатов этих исследований мы и провозгласили две основные задачи: иностранный язык и компьютер. После этого динамика развития колледжа стала положительной. Появились международные проекты, на базе зарубежного опыта началось создание российских технологий.

- С какими странами идет сотрудничество?

- Вообще их около тринадцати. Очень много прямых контактов с коллегами. Самые первые связи мы установили с англичанами. Гринвичский университет ведет исследовательскую работу в области изучения профессионального образования в России, и с ним у нас долгие плодотворные отношения. Также с Вулвичским, Бруклинским колледжами. Так как у нас нет проблем с английским языком, то в Англии наш колледж вывели на крупнейшую сертифицирующую структуру City & Guilds. Вот уже 10 лет мы проводим в жизнь ее стандарты, что приняты в сто одной стране мира. Это значит, что у нас есть аккредитация, данная этой структурой, есть международный сертифицирующий центр с 30 подцентрами, расположенными в основном на северо-западе России, и мы вправе экзаменовать всех желающих, кто хочет протестировать свое знание английского языка.

С Германией налажен взаимообмен студентами. Группы по 10 человек вместе с преподавателями приезжают к нам, учатся здесь, живут в семьях. Такие же поездки совершают российские студенты.

С Финляндией прямых договоров пока нет, но есть контакты с министерством образования страны. Многие проекты профинансированы финнами. Менеджером одного из них «Подготовка, переподготовка, повышение квалификации мастеров производственного обучения и преподавателей спецдисциплин» являюсь я. Это - уникальный проект.

- В чем его уникальность?

- В рамках проекта впервые в России разработан профессиональный стандарт. Ранее он выглядел, как квалификационная характеристика, теперь это - подробно расписанные должностные обязанности, учебные предметы, учебные часы. Другими словами, мы даем детальный «портрет» специалиста, которого хочет видеть работодатель.

Благодаря проекту разработана новая педагогическая квалификация «Педагог профессионального обучения». Ведь профессионально-педагогические квалификации не пересматривались в течение последних 60 лет, устарели не только их содержание, но и названия.

- Значит, теперь вместо «мастера производственного обучения» вы будете готовить «педагога профессионального обучения»?

- Да, стандарт утвержден и введен в действие с 1 сентября 2002 года.Новые образовательные программы ориентированы на современные требования к преподавателям и педагогам профессионального обучения, на более качественную их подготовку, на умение формировать и развивать такие навыки, как анализ рынка труда и рынка образовательных услуг, предпринимательство и инициатива, работа с социальными партнерами, использование информационных технологий в учебном процессе и при разработке учебно-методической документации, владение современными педагогическими технологиями.

Перечислять названия всех международных обменных программ колледжа - не хватит газетной полосы. В партнерах здесь фигурируют и Австрия, и Швеция, и Королевство Нидерланды, и Бельгия, и Италия. Евгений Васильевич убежден, что для современного учебного заведения - это явление нормальное. Было бы желание учиться. Как он заметил, это очень здорово, когда ребята ездят практиковаться в другие страны, ведут обширную переписку, завязывают деловые и дружеские отношения.

Что же касается российского опыта, который мог бы быть использован зарубежными коллегами, то здесь Евгений Васильевич считает, что наша страна - непочатый край идей. Чего-чего, а светлых голов в ней хватает. И кстати, многие дельные мероприятия проводились в России еще в советское время. Взять хотя бы планы социально-экономического развития на каждые пять лет (ныне это называется стратегическим планированием). Единственное, что сводило на «нет» эти неплохие перспективы, полное отсутствие экономического обоснования.

- Мы не переписываем опыт зарубежных коллег в области профессионального образования и управления под копирку, - говорит Евгений Васильевич. - Никто на его безусловном введении и не настаивает. Нам важно определить, что более всего приемлемо для России, и постараться выработать на этой основе оригинальную технологию.

Санкт-Петербург