Стояла поздняя осень. После холодных затяжных дождей вдруг потеплело - плавни поблекли, присмирели, пропитались густыми прелыми запахами. В степи простор, в лесу угодье. В том числе и грибное. Бродя по лесным урочищам, не мог не обратить собиратель плодов и корешков внимания на один популярный и ныне среди любителей тихой охоты древесный гриб. В народе называют его и «свинячим ухом», и «гливой», и «сивохой». Большинству же это «архитектурное» и кулинарное грибное чудо южных рощ, посадок и плавней известно как вешенка...
«Когда на сердце тяжесть и холодно в груди...» Когда действительно такое состояние, а то и похуже, что делать, как и чем спасаться? Бард советует: «К ступеням Эрмитажа ты в сумерках приди». Есть и другие рецепты: «Лечь бы на дно, как подводная лодка...» Советы дельные, спору нет. Кого-то и выручат, и встряхнут, и избавят от тяжести на сердце. Как и бег трусцой, стакан водки, любовное приключение. Я же предпочитаю менее накладную, чем любую другую, тихую охоту - сбор грибов. Именно их, а не, скажем, ягод или травяных дикоросов. Если грибы надо еще поискать, побегать за ними по лесам и полям, то те же ягоды приходи и собирай. Как известно, курочка по зернышку клюет и сыта бывает, а сборщик по ягодке кладет - так незаметно и набирается полная емкость. Как по мне, так довольно однообразная и утомительная работа. Хотя иногда и успокаивающая, действующая, как душевная терапия. Но все же к азарту отношения не имеет. Разве что цель себе поставишь - набрать хоть стакан, хоть бидончик, хоть ведро. Особенно это касается сбора клюквы, которую не рвут, а действительно собирают, сгребая со мха...
«Мир не есть мысль, как думают философы. Мир есть страсть», - утверждал Николай Бердяев. Страсть, а рядом (а нередко и заодно, вместе) с ней и азарт - двигатель любого большого дела. Да и маленькие бытовые дела без вдохновения, азартного игрового напряга быстро превращаются в скучное занятие, надоевшую обязаловку. Азарт - это высшее напряжение сил, максимальная продуктивность и самоотдача, наполненная душевным радостным трепетом. Это как бы второе дыхание, которое, будто по волшебству, вдруг становится первым. Иное дело человек воспринимает как крест, который приходится нести по жизни. Азарт чудесным образом способен превратить это дело в высшее благо, некий подарок судьбы.
Однако «зажечь» себя, азартно отдаться даже любимому занятию бывает непросто. Сказываются и возраст, и хвори, и житейские неурядицы. Особенно это касается почина сложного проблемного дела. «Благословил Бог встать, а ляжем и сами», - говорят в народе по поводу трудности почина. Аппетит приходит во время еды, азарт появляется во время работы. Однако начать день, приступить к делу, сделать первый шаг для многих в силу ряда причин бывает и проблемно, и тягостно, и весьма хлопотно. Для натур впечатлительных, живущих моментом, нередко доброе начало полдела откачало, а плохое начало - и все дело стало. Лиха беда полы шинели завернуть, а там пошел. Да так порою, что и не угонишься.
Как же сделать почин легким и добрым? Как заразиться работой, включить в дело азарт? Он не рождается вместе с человеком, не сваливается вдруг с неба. Ему нужна искра, разгон, разминка. Азарт часто легко возникает в процессе необременительных для ума и сердца любимых увлечений, игры. В их число может не входить работа, дающая средства к существованию, однако именно с них можно начать основное дело, именно их азартный заряд способен воодушевить человека, настроить его на продуктивный рабочий лад. Это как в сложном механизме: для того чтобы заставить работать основной двигатель, сначала запускают вспомогательный (он, кстати, так и называется «пускачом»).
Так вот, сбор грибов часто и выступает в роли этого «пускача». Если другие осенние грибы, скажем, рядовку, старательно ищешь, собираешь - тихо и мирно бродишь по ложбинкам и высматриваешь среди опавшей листвы характерные бугорки, то за вешенкой действительно охотишься. Ее добыча сродни охоте на зверя или ловле крупной рыбы. Вооруженный ножом и компасом (в любую минуту может упасть туман), часто забираешься в самую плавневую чащу. Более страстного увлечения я не знаю. Впрочем, с не меньшим азартом я брожу по подмосковным лесам, забираясь в самую глухомань в поисках заветных красавцев боровиков и подосиновиков, хлюпаю по мещерским болотам, пытаясь отыскать на грядах крепкие и ядреные подберезовики-«черноголовики», карабкаюсь по крымским скалам в надежде напасть на склонах на россыпь редкой, чрезвычайно вкусной в любых видах рядовки-«синеножки».
Иногда даже просто грибная прогулка по лесу способна основательно встряхнуть человека, стать своеобразным почином серьезного дела. Ходьба может быть неторопливой, когда бредешь по проселку, высматривая на обочине грибки, медленно ступаешь по мху, вдыхая сосновые запахи, или пробираешься по бровке краешком болота, заглядывая под каждый кустик. Я называю таких грибников «прогульщиками». Среди них, конечно, тоже немало страстных собирателей, однако настоящему азарту все-таки подвержены те, кто превращает вылазку в лес в своеобразный грибной марафон. Это грибники-«бегуны» - любители побегать по «своим» грибным местам, разбросанным друг от друга на значительном расстоянии. Тут и азарт, и физическая тренировка. Есть еще разряд грибников-«верхолазов». Это о добыче вешенки. Хорошо, когда вешенка свисает с надломленного дерева или растет внизу ствола так, что до грибов можно дотянуться рукой с ножом. Нередко же грибные этажи расположены высоко над землей. До грибных древесных этажей добраться бывает нелегко. Тут действительно нужен опыт верхолаза. На Шри-Ланке я наблюдал, как молодые крепкие ребята с помощью веревочного кольца, которое служит своеобразным упором для ног, ловко добираются до кокосовых плодов, что растут под гигантским зеленым пальмовым веером на умопомрачительной высоте. Разлапистый старый осокорь не стройная кокосовая пальма. С помощью веревочного кольца до грибных плодов не добраться. Приходится подтягиваться на ветках, хвататься за старые отростки, используя для упора сухие сучки, которые в любую минуту могут треснуть, надломиться. Это уже настоящий экстрим.
Азарт - это песня души, настрой на победу, предвосхищение успеха. Этим «пред...» живет каждая клеточка тела. Отправляясь за грибами, я не сомневаюсь в успешном результате. Опыта достаточно. Если не удастся найти благородных грибов, то с десяток сыроежек, свинушек, болотовиков отыщу обязательно. Хватит и кулинарной сметки (насмотрелся у разных народов), чтоб было и сытно, и аппетитно. Как правило, азарт во время тихой охоты сопровождается вспышками (для меня до сих пор это загадка, тут уже работа terra incognita - подсознания) творческой мысли. Нагнулся за золотистой монеткой, которой мне всегда представляется лисичка, - грибок в корзину, а денежку и вместе с ней какую-нибудь умную мысль - в голову. Наполняется корзина, наполняется и память. Возвращаюсь домой и тут же обрабатываю добычу - грибную и мысленную. Грибной азарт запускает вдохновение, стимулирует творческое возбуждение, настраивает тебя на успех в разных, как мелких бытовых, так и в жизненно важных делах. Страсть, с которой ты предаешься собирательству, так быстро не угасает, она будет еще долго напоминать о себе, требовать выхода. Часто азарт даже разгорается с новой силой, подпитываясь твоей энергией и уверенностью, рожденными во время сбора грибов.
В любом возрасте грибной азарт способен встряхнуть человека, зарядить его силой, уверенностью, выдать ему своеобразный энергетический аванс. В связи с этим вспоминается случай. К тихой охоте он, правда, отношения не имеет, однако грибы в нем и азарт выступают главными действующими лицами. Художник Велимир Исаев создал в Подмосковье уникальный семейный музейный комплекс «Уходящая Мещера». В нем собраны картины художника, архитектурные детали крестьянских изб, предметы старинного быта, поделки и инсталляции из коряг, коры, шишек. На создание экспозиции ушло почти полвека. А началось все с... гриба. «В первый раз я ощутил себя художником, - вспоминал Велимир, - когда молодая учительница на уроке рисования попросила меня изобразить гриб. Я и так, и эдак малевал - все не то. С глазами, полными слез, я мучительно соображал, как он должен выглядеть. А потом разобрал какой-то кураж, захотелось всем доказать, что я могу создать некое грибное чудо. Тут-то и вспомнилась моя любимая сказка про грибы. Даже неожиданно для себя я такой гриб сотворил, что все ахнули. С этого рисунка все и началось. Выходя из класса с гордо поднятой головой, я понял, что должен стать творцом чудес». Впоследствии художник, находясь в деревне, часто прерывал создание картин и уходил в лес за грибами...
Страсть, азарт помогают человеку достичь благой цели, подвигают его на героические поступки, однако нередко становятся и источником многих бед. Охота, конечно, пуще неволи, но и у азарта должна быть своя мера, которая, как известно, всякому делу (грибному в том числе) вера. Однажды поздней осенью, рыская по плавням в поисках грибов (не только вешенок, но и рядовок, и шампиньонов, и свинушек), я оказался в незнакомых дебрях. Солнца, по которому всегда ориентировался, не было видно. С кривых черных веток клочьями свисал туман. Перебредая очередной «прогоной» (так местные называют болотистые низинки), внезапно почувствовал, что сначала одна нога, потом другая стали вязнуть в черном месиве. Выбраться из этой болотистой западни удалось благодаря вербовой ветке, до которой я все-таки смог дотянуться.
...Редко, однако, в глухих плавневых урочищах еще встречаются отжившие свой век осокоревые стволы-колонны, снизу доверху сплошь заросшие грибными плодами. Авторитетно заявляю: если вы, предаваясь азарту, не бродили по туманным предзимним плавням в поисках дикой вешенки, а потом, сидя у жарко пылающей печки, не отправляли ее ложка за ложкой в рот, соскребывая с горячей сковороды, значит, вы мало что смыслите в достоинствах и вкусе грибов. Впрочем, как и в жизни...