Это настоящий географический детектив, сплетенный из бесстрашия и коварства, дружбы и предательства, веры и отчаяния, тщеславия и искренности. Если взяться пересказать его сухо и пунктирно, выйдет следующее. В 1891 году, отправляясь в экспедицию к берегам Гренландии, прославленный командор Роберт Пири взял на борт своего судна «Кайт» молодого Фредерика Кука, оказавшегося врачом от Бога. Поначалу Пири не скупится на похвалы лекарю, не раз спасавшему и его, и команду от верной гибели: «Лично я многим обязан его мастерству, невозмутимой настойчивости и хладнокровию в экстренных случаях». Через 6 лет Кук присоединился к направлявшемуся в Антарктиду Руалю Амундсену, а в 1903 году, не в состоянии освободиться от «неудержимого, властного зова Севера», пошел на штурм неприступной горы Мак-Кинли. Первая попытка провалилась. Вторая тоже не удалась. И лишь осенью 1906 года доктору Куку удалось добраться до вершины. Следующая цель, которую поставил себе неутомимый первопроходец, была столь же дерзкой, сколь и величественной: он решил одолеть вершину мира - добраться до Северного полюса. Для этого у него было все: опыт, знания, смелость, интуиция, холодная голова и горячее сердце. И он сделал это: 21 апреля 1908 года ступил на самую северную точку планеты. Но в то же самое время к полюсу рвался и Роберт Пири. Для командора это было делом жизни. Когда он понял, что его опередили, Пири развернул беспощадную травлю своего старого товарища. План его был по-настоящему иезуитский: он заявил во всеуслышание, что Кук - лжец, никогда не был ни на полюсе, ни на горе Мак-Кинли и все эти годы лишь морочил почтеннейшую публику. Авторитет Пири в научном мире был огромен. Ему поверили. Кука обвинили сумасшедшим, упекли за решетку, он умер в нищете, осмеянный и презираемый всеми. Занавес...
Для чего Дмитрию Шпаро понадобилось возвращать из небытия эту давнюю трагедию вековой давности, ни одного свидетеля которой уже и в живых-то нет? Для чего было поднимать дневники, письма, архивные документы, сотни фотографий и рисунков, по строчке анализировать то, что было сказано, и то, что читается между строк? Для чего, подобно следователю, устраивать очные ставки свидетелям, друзьям и врагам, доказывая, что заметки Кука, поднимавшегося на Мак-Кинли и идущего на Север, не были плодом его фантазии - многочисленные детали и подробности могли быть известны только очевидцу, видевшему и пережившему то, о чем он пишет. Наверное, в нашем современнике, человеке прямом и честном, говорят чувство справедливости и жажда истины. А еще - и это, наверное, в первую очередь - ущемленная гордость и обида. Но не за себя - заслуги Дмитрия Шпаро никому не придет в голову умалять, но за собрата по цеху, за путешественника, достигшего недостижимого, но вместо признания заслужившего лишь пощечины и презрение. Российский полярник, впервые в истории достигший Северного полюса на лыжах, организовавший восхождение на Мак-Кинли инвалидов-колясочников, потерпевший две неудачи при переходе Берингова пролива, но на третий раз мужественно взявший свое, не понаслышке знающий о том, каковы на вкус победа и поражение, не желает делить пьедестал с клеветником Пири. Он - наследник Фредерика Кука. Об этом и книга.
Забейте в поисковой строке «Яндекса» короткий вопрос: кто открыл Северный полюс? И перед вами появится старинная черно-белая фотография человека, лица которого под меховым капюшоном не разглядеть. Рядом подпись: «Роберт Пири». Мифы, вскормленные корыстью и тщеславием, рождаются стремительно, а на то, чтобы развенчать их, требуются годы. Первый шаг сделан. Дальше будет легче.

​Дмитрий Шпаро. Фредерик Кук на вершине континента. Возвращаем Мак-Кинли великому американцу. Москва: Манн, Иванов и Фербер, 2016