Государственным языком в нашей стране провозглашен русский - это закреплено и в Конституции, и в положениях действующего законодательства.
Но что такое государственный язык? Что отличает его, например, от языка литературного или языка межнационального общения? Какие требования предъявляются к использованию языка как государственного? Какими должны быть механизмы контроля за использованием языка как государственного? Ответить на все эти вопросы и значит наметить тот путь, двигаясь по которому можно постепенно «сделать страну одних уст».
Начнем с того, что государственным принято считать язык, за которым в стране законодательно закреплен самый высокий юридический статус по сравнению с остальными языками, которые могут использоваться на данной территории. Государственный язык выполняет в рамках страны объединяющую функцию в политической, социальной и культурной сферах; он выступает в качестве символа государства.
Помнить об этом особенно важно сейчас, когда развитие научного знания, различного рода профессиональных практик, оформление профессиональных сообществ с необходимостью приводит к развитию социальных и профессиональных «подъязыков», употребляющихся в пределах различных социальных и профессиональных групп. Врачи, экономисты, юристы при общении с пациентами, посетителями, гражданами говорят и пишут на таком профессиональном языке, который оказывается не всем понятен. Исследования ученых СПбГУ показывают, что в обществе теперь уже становится проблемой не только взаимопонимание разных профессиональных групп - медиков и юристов, программистов и юристов, экономистов и юристов. Общее коммуникативное пространство рассыпается, появляется непонимание, возникают барьеры в общении.
Решить эту проблему можно путем подготовки специальных словарей, грамматик и справочников, цель которых состоит в том, чтобы зафиксировать именно общеупотребительную норму языка, и которые будут корректироваться чаще, чем словари и грамматики языка литературного.
Предполагается, что все граждане владеют государственным языком: дети осваивают его в школе; для получения гражданства (а часто даже разрешения на проживание) взрослым нужно сдать экзамен по языку. И это необходимо уже потому, что без «общего языка» невозможно полноценно участвовать в социальных отношениях, в полной мере реализовывать свои права и исполнять обязанности, не говоря уже о том, чтобы познать национальную культуру и традиции.
18 июля теперь уже бывшим министром образования и науки РФ Дмитрием Ливановым был подписан приказ №870 «Об утверждении Порядка формирования федерального перечня учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования». Утвержденный приказом Порядок должен обеспечить обновление федерального перечня учебников, допущенных к использованию в начальной и средней школе. Трудно переоценить важность и значимость для общества этой работы именно сейчас. Достаточно сказать, что в настоящее время в школах используется более семидесяти (!) учебных комплексов по русскому языку, в то время как результаты опросов свидетельствуют, что восемьдесят процентов учителей хотели бы использовать базовую линейку учебников.
В Порядке зафиксировано, что решающее слово в части включения учебника в федеральный перечень остается за Научно-методическим советом по учебникам, создаваемым Министерством образования и науки РФ, который принимает решение «на основании положительных экспертных заключений по результатам научной (научной историко-культурной - для учебников истории России), педагогической, общественной, этнокультурной и региональной экспертиз».
Как уже отмечалось выше, планируется, что экспертиза как уже использующихся, так и вновь заявляемых учебников должна носить комплексный характер. Вот здесь-то при рассмотрении утвержденного Порядка и возникают некоторые сомнения.
При определении предмета научной (научной историко-культурной - для учебников истории России) экспертизы говорится о соответствии предметной концепции учебного предмета или предметной области соответствующего федерального государственного образовательного стандарта, о ключевых и актуальных теориях, идеях, понятиях и фактах, методах научного познания, о передовых достижениях науки, техники, технологий.
При определении предмета педагогической экспертизы речь идет о соответствии содержания учебников примерным образовательным программам, формировании личностных, метапредметных и предметных результатов, навыков самооценки и самоанализа, овладении приемами отбора, анализа и синтеза информации, развитии критического мышления, обеспечении индивидуализации и персонализации обучения... Наконец, два очень важных требования - «методический аппарат учебника... предоставляет возможность групповой деятельности обучающихся и коммуникации между участниками образовательных отношений» и «текстовый материал учебника соответствует нормам современного русского языка, государственных языков республик, языков народов Российской Федерации». Очевидно, что выполнение второго требования мыслится как определяющее условие возможности выполнения первого требования.
Кроме вышеприведенных цитат и краткого упоминания о необходимости «понятности» изложения, в требованиях педагогической экспертизы применительно к языку, на котором написан учебник, и допустимым в нем языковым нормам ничего не сказано. При определении предмета общественной экспертизы о языке учебников нигде не упоминается. Наконец, при рассмотрении критериев этнокультурной и региональной экспертиз в Порядке приводится следующий тезис: «в содержании учебника: ... обеспечено право на обучение на родном языке из числа языков народов Российской Федерации и литературы народов России на родном языке, языковая составляющая учебника соответствует современному литературному языку народов РФ», вторую часть которого понять довольно сложно.
Таким образом, научная, педагогическая, общественная, этнокультурная и региональная экспертизы должны быть дополнены анализом языка учебников, претендующих на вхождение в федеральный перечень, в части соответствия его нормам современного русского языка как государственного (или необходимо включить в состав критериев, формирующих предмет вышеперечисленных экспертиз, существенную языковую составляющую). Мы не должны повторить ошибку строителей Вавилонской башни, но должны сделать все, чтобы построить «страну одних уст».

​Николай КРОПАЧЕВ, д. ю. н., профессор, ректор СПбГУ;
Сергей БЕЛОВ, к. ю. н., доцент, директор НИИ Проблем государственного языка СПбГУ;
Сергей Богданов, д. филол. н., профессор СПбГУ