В юбилейных статьях, адресах и личных поздравлениях принято говорить слова, неизбежно тяготеющие к пафосу и высокому «штилю»: от них почему-то неловко и поздравляющему, и принимающему поздравления. Но когда речь идет о человеке близком и любимом, от пафоса, наоборот, тянет к душевности и неофициальности. Лев Иосифович Соболев не просто учитель - он родной человек, а это дает возможность пренебречь жанровыми требованиями юбилейного поздравления и сказать просто о нем. Поэтому вместо эпиграфа, почему-то пропустившего вперед себя предисловие, повторю за булгаковским Левием Матвеем: «Я его ученик». А его ученику невозможно говорить об учителе официозно, даже если этот ученик давно уже окончил школу...
Выпускники иногда используют выражение «мой бывший учитель» - оно кажется странным и неуместным, когда говоришь о Льве Иосифовиче, потому что это личность настолько уникальная и многогранная, что любая беседа, любая встреча с ним (пусть даже не очная: например, его телелекции из цикла «Русская литература» или литературоведческие печатные статьи) - это без преувеличения духовное обогащение. Это учитель, который не может быть бывшим: его влияние настолько велико, что даже воспоминание об общении с ним продолжает формировать человека как личность.
Трудно посчитать, сколько за 40 лет работы в гимназии №1567 сделал Лев Иосифович, скольких учеников выпустил, скольким помог поверить в себя и раскрыть до того незнакомые самому ребенку качества. Еще труднее осознать, на скольких детей, коллег, зрителей его спектаклей и передач, посетителей научно-учебного сайта повлияла его личность. Школа - сложная «площадка» для внутреннего роста: она затягивает, увлекает и поглощает все внимание, всю энергию, все силы и духовные ресурсы - тем сложнее сохранить что-то вне работы: а Лев Иосифович Соболев - редкое исключение, за которым хочется тянуться, как за примером. Заслуженный учитель Российской Федерации, ученый-филолог, методист, режиссер... Все это так, но как-то сухо и холодно звучит, когда речь идет о гениальном человеке, талант которого не замкнулся в себе, не оберегаем от чуждых влияний, напротив - он подарен всем, кто вокруг, кто может и хочет понимать и воспринимать.
Особенно сильно его влияние ощущается теми из его выпускников, кто связал свою жизнь со словесностью, с литературоведением, с преподаванием: его манера как-то незаметно и органично срослась с представлением о том, каким должен быть учитель и словесник, ученый и филолог - и невольно ловишь себя на использовании его приемов, его выражений, его интонаций, его мимики, его подхода к тексту в частности и к своему делу в целом.
Лев Иосифович никогда не занимался ни на уроках, ни в приватных беседах какими-то долгими рассуждениями на отвлеченные темы, никогда не уходил в сторону от предмета, хотя нередко и на его уроках, и на его репетициях спектаклей звучали, казалось бы, «развлекающие» его младших слушателей истории. Такие легкие, часто комические сюжеты и анекдоты из жизни школы, из биографий знаменитых писателей, из воспоминаний о театральных капустниках, забавные ошибки в сочинениях учеников прошлых лет... - а запоминались до того, что впору было носить с собой на уроки и репетиции диктофон, ну или записывать сразу в отдельный блокнот на память. А сейчас очевидно, насколько все это значимо и важно: через них как-то незаметно, легко, без нажима и морализаторства вошли в жизнь интерес к театру, интерес к институту музея, интерес к науке, интерес к книге, интерес к каждой встречающейся личности, внимание к поистине удивительной тайне взаимосвязи эпохи и искусства, их синтеза как отражения того или иного временного периода. Лев Иосифович никогда не преподавал и не преподает сейчас только словесность - он прививает необходимость к осмыслению жизни и себя.
И еще он приучил к редкому, удивительному вниманию к слову, причем не только к слову литературному, но к слову вообще.
Что можно пожелать такому человеку, как Лев Иосифович? Наверное, в первую очередь великих сил и терпения, чтобы еще долго-долго оказывать свое магнетическое влияние на молодых людей, которым посчастливилось у него учиться. Непременно здоровья и крепких нервов, чтобы спокойно и радостно переносить все сложности общения с таким непростым контингентом, как формирующиеся личности подростков. Обязательно - мощной эмоциональной и энергетической отдачи от тех, в кого вложены силы и чувства, на кого возлагаются надежды и с кем связываются ожидания. И великого оптимизма, без которого немыслимы ни сам Лев Иосифович, ни русская литература, которая становится для его учеников частью их дальнейшей жизни.

От имени всех выпускников
Екатерина ДЕМИДЕНКО,
Елена ДЕМИДЕНКО,
учителя гимназии №1567, кандидаты филологических наук