- Владимир Павлович, вы в музыке с младенчества. У вас было детство?
- У меня было прекрасное детство, несмотря на то что с четырех лет я жил только с бабушкой. Когда мы приехали в Москву, мне было четыре года, бабушке - 68 лет. Теперь-то я понимаю, что она совершила подвиг, так резко перекроив свою жизнь ради внука. Прежде дальше Белебея она никуда не выезжала, а из-за меня, по сути, отказалась от того, что мы называем «спокойная старость».
Снимали комнату - сначала на Мытной, а потом на ВДНХ, в «трешке» на улице Бажова. Как и все тогда, жили скромно, но дружно. Бабушка воспитала меня и двух дочерей хозяйки - тети Наташи.
- В представлении обывателя ребенка невозможно заставить сидеть за инструментом часами без, скажем мягко, легкого нажима родителей...
- Поймите, в ЦМШ поступают очень одаренные дети. Дети, которые сознательно сделали свой выбор в жизни. Поэтому ремень и окрики родителей здесь неуместны. Дети попадают в умные руки педагогов, среди которых немало профессоров консерватории, авторов учебников, звезд музыкальной педагогики и исполнителей с мировым именем. Они знают, как найти ключик даже к самому капризному вундеркинду. (Улыбается.)
И мне повезло: я оказался в классе Анны Даниловны Артоболевской. Это педагог-легенда! Она умела создать уникальную творческую атмосферу. Классные концерты нередко посещали родители. Мы, дети, садились и играли в четыре руки. Дома у Артоболевской было два рояля - мы и в восемь рук играли ансамбли.
Хочешь играть рапсодию? Играй, но облегченный вариант. Анна Даниловна задавала на лето, допустим, все инвенции Баха и 50 этюдов Черни. Но если мы выучили пять или десять, это уже было здорово. Домашнее задание для нас не было обузой.
В класс приходили старшие ученики, уже известные в музыкальном мире: Алеша Любимов, Алеша Наседкин, Женя Королев, гениально читающий с листа любое произведение. Я считаю, что никто не играет Баха лучше Евгения Королева, хотя многие предпочитают Гленна Гульда. Бах, инвенции, сюиты, фуги которого мы учим с первого класса, у Королева звучат так, будто ты слышишь их впервые.
У Артоболевской все ученики очень разные. Никто ни на кого не похож. На мое счастье, впоследствии Анна Даниловна буквально за руку привела меня к моему следующему педагогу - профессору Московской консерватории Алексею Аркадьевичу Наседкину. За годы учебы и аспирантуры он вывел меня на большую концертную магистраль.
- Известные музыканты, как правило, из музыкальных семей. Вы не исключение?
- Мама училась в Москве, в Училище Октябрьской революции - сейчас это Московский институт музыки имени Шнитке - по классу баяна и аккордеона. С отличием его окончила. Ее оставляли в Москве, приглашали сесть в какой-то оркестр народных инструментов, но мама уехала домой, в Белебей. Зато в результате этого решения родился я. (Улыбается.)
Мама была педагогом. Учила детей музыке. Я слышал с раннего детства, как она занималась на пианино, на баяне. Но совсем не обязательно, что известные музыканты появляются только у родителей-музыкантов.
Вообще через воспитание музыкой, причем в раннем возрасте, должны проходить все дети. Это делает их не просто счастливыми - они погружаются в другой мир. Это как горизонт - он манит загадкой, тайной, ты к нему приближаешься, уже протянул руку, чтобы коснуться, а он отдаляется, тайн не становится меньше...
Музыка больше, чем слово. Она глубже и серьезнее. Слово человек понять способен, а музыку еще никому не удалось постичь. Даже Бах, Моцарт и другие гении смотрели на Ее Величество Музыку снизу вверх. Иначе им не открылось бы в ней что-то божественное.
Учить детей музыке просто необходимо. Это как прививка от недуга серости. Нет, не точно... Это как причастие музыкой.
- В вашем директорском кабинете я видел афиши звезд мировой классической музыки с надписью «Овчинников приглашает»... Куда вы приглашали Хворостовского, Венгерова, Муллову, Луганского?
- К нам, в ЦМШ. Приглашал великих музыкантов, которые у нас учились, и не только их. Первым был пианист Владимир Фельцман. (Сын Оскара Фельцмана. - С.Р.) Он живет в Штатах, сделал там колоссальную карьеру. Фельцман давал здесь мастер-класс. Рассказывал, что в Америке хотел создать такую же, как ЦМШ, школу, нашел спонсоров, но ему не разрешили. Дима Алексеев живет в Лондоне. Он тоже окончил ЦМШ и нашу консерваторию. Тоже давал мастер-класс. Будучи нашим гостем, Дмитрий Хворостовский пригласил наш оркестр во Дворец съездов, наши ученики принимали участие в его благотворительных концертах.
Геннадий Рождественский, Виктория Постникова, Владимир Спиваков, Денис Мацуев, Дмитрий Ситковецкий, Виктория Муллова, Питер Донохоу, Пауль Бадура-Скода, Максим Могилевский, Вадим Руденко, Сергей Слонимский, Юрий Симонов, Владимир Виардо, Филипп Копачевский, Феликс Коробов, Константин Орбелян, Ванесса Латарж... Да всех и не перечислишь, кто побывал в ЦМШ за последние годы. Это цвет мировой классической музыки. Подчеркну, все они приезжают к нам бесплатно, из любви к школе, к Москве.
- Добрая половина из перечисленных музыкантов получили образование у нас, но живут в США, Англии, Германии, Франции... Ребята не спрашивают, почему?
- Не спрашивают. Дети взрослые и все понимают. Да наши гости и сами рассказывали, почему поселились кто в Лондоне, кто в Мюнхене, кто в Нью-Йорке... Многие из них уезжали в советское время, из другой страны. Старались обрести большую свободу, а Союз был закрыт для мира. Для искусства, для музыканта это смерть - вариться в собственном соку. Все зависит от личной судьбы. Кто хочет, тот все равно уедет. Я исколесил весь мир, поработал в Англии, Японии, Америке... Но понял, что своим там нигде не стану. Я же не могу переехать за границу со всем кругом общения!
Вообще за границей нас сильно никто не ждет. Зачем им плодить конкурентов?! Рады только в том случае, если мы будем приносить большой доход импресарио, компании, фирме...
У детей ЦМШ сильная мотивация. Они ясно видят свое будущее. Те, кто приехал из провинции, хотят закрепиться в Москве или поработать на Западе. Сейчас можно сделать карьеру и в России, в Союзе не было такой возможности.
Многие наши музыканты возвращаются на Родину. Было время, когда у нас платили больше, чем на Западе. А вообще музыканты должны быть абсолютно свободными в выборе и иметь возможность ездить по всему миру.
- Американский скрипач Иегуди Менухин назвал ЦМШ лучшей музыкальной школой в мире. Нелепо измерять музыкальные успехи цифрами, но 80% мировой музыкальной элиты учились в вашей школе и в Московской консерватории. А как сейчас с талантами, Владимир Павлович?
- И сейчас все в порядке. Россия неисчерпаема на таланты. ЦМШ прирастает не только Москвой, но и Дальним Востоком, Сибирью, Уралом... Лауреатом последнего конкурса П.И.Чайковского стал, например, Даниил Харитонов. Он из Южно-Сахалинска. Выпускники ЦМШ принимали участие во всех конкурсах Чайковского начиная с 1958 года, но впервые за всю историю школы третья премия досталась не выпускнику, таких было много, а десятикласснику ЦМШ.
До него рекорд принадлежал Андрею Гаврилову, он стал лауреатом в 18 лет. Только окончил ЦМШ, поступил в консерваторию и получил приз. А Дане Харитонову всего 16 лет. Таланты молодеют.
- Владимир Павлович, кем ЦМШ сегодня особенно гордится?
- Пианиста Даниила Харитонова я уже назвал. Кто еще? Растут у нас прекрасные пианисты Семен Каракулиди и Александра Стычкина. Скрипачи Наина Кобзарева, Агафья Григорьева, Серафима Никитина, Мария Андреева. Кларнетист Эрик Мирзоян...
- А Сева Завидов? Знаю, что его пригласили с концертом в Карнеги-холл, а мальчишке всего 10 лет...
- Сева пришел учиться в ЦМШ в четырехлетнем возрасте. Сейчас он в четвертом классе. Его педагог по фортепиано - заслуженный учитель России Тамара Леонидовна Колосс, которая много лет возглавляла фортепианное отделение ЦМШ. Сева москвич, из многодетной семьи. Родители не музыканты. Он уже пять раз выступал в Большом зале Московской консерватории. С оркестром исполнял произведения Гайдна и Баха. В конце прошлого года в США стал победителем Международного конкурса «Debut International Piano Competition», который проводится в рамках фестиваля «Golden Key Festival». Как победитель в младшей возрастной категории Сева в июне дал сольный концерт в Карнеги-холле, а в августе выступит с тремя концертами в Вене.
- Нынче ЦМШ окончили 39 человек. Это что - 39 будущих звезд мирового уровня? У меня есть знакомая выпускница консерватории по классу фортепиано, которая шьет шубы...
- Министр культуры как-то грустно пошутил: оканчиваешь консерваторию - забивай место в переходе... В этом есть своя правда. Можно проучиться 18 лет музыке и не стать известным музыкантом. Женщина, о которой вы рассказали, должна была почувствовать, что из нее не получится выдающаяся пианистка. Да и перестройка наломала дров. Многие музыканты уехали из страны, но и за морем не добились больших результатов. Зато среди них немало педагогов, компьютерщиков, и очень успешных.
В любой другой профессии музыканты - добросовестные работники. Они же пахари! Знают, что если ты не отсидишь, не отработаешь, то и результата не будет. А та, что шьет шубы, зарабатывает наверняка больше профессора консерватории, который получает 45000 рублей.
Не все станут звездами, это правда. Но все хотят остаться в столице. А в Москве перебор музыкантов. Если бы эти пианисты, скрипачи, виолончелисты уехали в провинцию, они были бы востребованы. Но все хотят зацепиться за Москву, а то и проследовать дальше - на Запад.
Самое главное, чтобы те, кто получил музыкальное образование, не жалели о том, что внушительный период своей жизни занимались музыкой. Они дальше видят, глубже чувствуют... Эти люди освещены музыкой. Они уже не такие, как все.

Досье «УГ»

Владимир Овчинников родился в 1958 году в г. Белебее (Башкирия). Окончил с отличием Московскую консерваторию по классу фортепиано (педагог - проф. А.А.Наседкин), там же проходил ассистентуру-стажировку. В 1993-1996 годах преподавал фортепиано в Королевском Северном музыкальном колледже в Великобритании. С 1995 года работает в Московской филармонии. С 1996 года доцент Московской консерватории на кафедре специального фортепиано под руководством профессора В.В.Горностаевой.
С 2011 по 2016 годы директор Центральной музыкальной школы.
Лауреат международных конкурсов пианистов в Монреале (1980 г., 2-я премия), лауреат VII Международного конкурса имени П.И.Чайковского (Москва, 1982 г., 2-я премия), лауреат Международного конкурса пианистов в Лидсе (Великобритания, 1987 г., 1-я премия и золотая медаль), лауреат Международного конкурса камерных ансамблей в Верчелли (Италия, 1984 г., 1-я премия, совместно с А.Е.Винницким).