- Идея и ее воплощение в том, что мы направляем в такие районы известных музыкантов и наших стипендиатов. На концертах аншлаги, чего мы, признаться, не ожидали. Люди соскучились по фундаментальной культуре. Устали от дискотек и ночных клубов. Пришли к нам! Оказалось, в классической музыке и сегодня огромная потребность. - Вопреки традиции мой собеседник сам первым взял слово, не дожидаясь вопроса журналиста. Видимо, наболело! - Обидно растерять то, что было наработано целыми поколениями русских, российских музыкантов. Без русских музыкальных традиций ни один музыкант в мире не может выйти на международный уровень. Почему наши звезды мировой сцены спрятаны от собственного народа?! Это надо исправлять. Российский очаг мировой культуры требует защиты и бережного к себе отношения. Но, к сожалению, в информационном пространстве очень мало классической музыки. Ощущение, что еще немного, и в погоне за мнимыми ценностями мы проскочим точку невозврата. Музыкальная сокровищница человечества, которую полтора столетия наполняли музыканты России, спрятана от своих же людей. А ведь наша страна обогатила весь музыкальный мир!
Поэтому и появился проект «Возрождение гастрольной карты России». Он охватывает 200 городов России из самой глубинки - Кузбасс, Сибирь, приполярный Урал... Там, где люди ничего, кроме телевизора не видели. Это звучит дико, но в России еще есть места, где люди не видели живого профессионального музыканта, не слышали вживую скрипку, фортепиано, виолончель... Не говоря уже о целом симфоническом оркестре.
- Валерий Иосифович, Ипполитовку, как ласково называют Государственный музыкально-педагогический институт имени М.М.Ипполитова-Иванова (ГМПИ), называют дочкой Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского.
- У каждого вуза своя «фамильная» ниша, хотя это единая кровеносная и нервная система. Каждый из этих вузов славен своей историей. Нам, например, скоро сто лет. Частные вузы стали развиваться совсем недавно, а государственные работают по старинным стандартам. Московская школа считается ведущей в мире. Мы составляющая этой школы.
У нас единые стандарты преподавания, много общей профессуры... Это очень важный сложившийся пласт культуры. Он важен и для России, и для всего мира. У нас учится много иностранцев. Наш опыт изучают во всем мире. То, что Россия сделала 150 лет назад, когда создали Московскую консерваторию, а музыкант из любителя превратился в профессионала, то есть стал полноправным членом социума. Это была подлинная культурная революция мирового масштаба. Россия в этом вопросе вела системную политику. Собирали лучшие умы - художников, музыкантов, врачей, ученых... Это легло на плодородную почву талантливого народа.
Через 10-20 лет консерватория воспитала музыкантов мирового уровня. Вся мировая критика заговорила, что спираль развития культуры, и исполнительского искусства в частности, замкнулась на России. Ипполитов-Иванов, чье имя носит наш институт, сыграл одну из основополагающих ролей в образовании этой системы. Он, к слову, был первым выборным (единогласно!) ректором московской консерватории. И 15 лет был в этой должности. Ипполитов-Иванов закладывал основы, принципы музыкального образования. Его роль в нашей культуре, увы, недооценена.
А вот последнее десятилетие в новейшей истории России оказалось самым опасным для культуры. В последние 20 лет мы оказались как бы на периферии и в общественном сознании. Государственная поддержка культуры по инерции идет, но кривая поползла вниз. Сейчас правда что-то выправляется, но уж больно медленно...
- Век музыканта-исполнителя короток. Если его не оценили при жизни, потом уж точно не оценят. Это писателя можно открыть для себя и через век, и через два после его смерти, а музыкант может так и остаться неоцененным. Не обидно за профессию, Валерий Иосифович?
- Вы правы. У нас такая профессия, что если предыдущее поколение не вложило что-то в следующее, то волшебная цепь может прерваться на одной жизни. Мастерство музыканта-исполнителя передается, что называется, из уст в уста. Если прервалась преемственность, ее потом не восстановить. Исполнительская школа создается веками. Поскольку это не материальная сфера, она остается только в памяти людей.
- А как же новые технологии? Видеозаписи, например?
- (Горько улыбается.) По видеозаписи не научишься играть на скрипке. По ТВ можно научиться кашеварить или делать ремонт, но не игре на скрипке, фортепиано, виолончели, баяне, арфе... Разве что на уровне самодеятельности. Но чтобы научиться играть на мировом уровне, а значит, остаться в обойме мировой культуры, нужен и живой педагог, и целый пласт культуры, за ним стоящий. Ведь за каждым словом, за каждым замечанием педагога - вся его творческая жизнь. Его сомнения, взлеты, бессонные ночи размышлений... Колоссальная работа над самим собой.
У нас же столько накоплено! Столько методики! Сам принцип общения мастера и ученика уникален. Для нас ученик зачастую важнее собственного ребенка. Звезда создается вдвоем. Без великого педагога не может быть великого исполнителя. Это всегда тандем. И когда этот принцип нарушается, теряются ориентиры.
Сейчас они во многом потеряны с точки зрения глубины трактовок, потому что многое происходит в угоду невзыскательной публике, в угоду развлекаловке. Теряется суть музыкальной сокровищницы, созданной человечеством. А это главное достояние. Культура - главное достояние человечества, а музыка - искусство особое, оно не конкретно, оно абстрактно. Внутренний космос словами не передашь, только музыка на это способна. Возможно, мы так до конца и не знаем, что такое музыка. Как не знаем до конца, что такое любовь. Может быть, музыка - это космический язык. Язык общения между мирами. Недаром американцы послали на Луну Девятую симфонию Бетховена ре минор как послание землян.
Россия (повторюсь) внесла в мировую культуру беспрецедентный вклад. Одна из функций культуры - создать насыщенную интеллектуальную среду в обществе. Среду, без которой невозможны достижения ни в какой области. Эйнштейн сказал, что если бы он не играл на скрипке, то не стал бы ученым такого уровня.
Обидно будет растранжирить, проесть золотой запас нашей музыкальной культуры. Посмотрите, как развивается Восток - Китай, Япония, Южная Корея...
- И как же?
- В той же Корее, например, четыре музыкальных канала, транслирующих только классическую музыку. Там каждый способный музыкант на учете. Каждый на виду. Каждый может заявить о себе в том или ином конкурсе. Там молодежь поголовно занимается музыкой, все ходят со скрипочками. Есть, конечно, и дискотеки, но только для того, чтобы «выпустить пар». Постоянно в этом никто не варится. Отсюда - другая среда. Люди ориентированы на что-то настоящее, высокое. «Дикари» там не приживаются.
Там много наших педагогов. Записывается каждое слово профессора. Скупаются лучшие инструменты...
Культура может объединять нации, народы, если этот ресурс используется верно. В той же Южной Корее у молодежи другое мышление. Они нацелены на то, что важно для всего человечества, они хотят это освоить, это для них приоритет.
- Более десяти лет назад на базе Ипполитовки вы создали Московский молодежный камерный оркестр, который уже успели полюбить во всем мире. Много гастролируете?
- Да, грех жаловаться. Оркестр востребован. Нас часто приглашают на различные международные фестивали. В год десятилетия, например, совершили мировое турне: Япония, Италия, Бельгия, Черногория, Франция, Монако... По сути, у нас собрана музыкальная молодежная сборная Москвы, но костяк оркестра наш - из Ипполитовки. А вообще есть и музыканты из Центральной музыкальной школы (ЦМШ), музыкальной академии имени Гнесиных, Московской консерватории...
За 12 лет через оркестр прошло более 180 музыкантов. Те, кто играл у нас, прошли в большие оркестры и заняли в них ведущие роли. Сразу приходят на первые пульты. Изюминка оркестра еще и в том, что все 12 лет мы существуем без какой бы то ни было материальной поддержки со стороны государства, что само по себе уже показательно.
Музыканты оркестра - стипендиаты Фонда «Русское исполнительское искусство», лауреаты международных конкурсов...
- Валерий Иосифович, Ипполитовку по праву называют фабрикой звезд отечественной сцены. Причем не только классической...
- Это так. Наше кредо - как можно полнее раскрыть талант учащегося. Порой и не знаешь, куда вынесет судьба того или иного ипполитовца. У нас как раз та сфера искусства, которая не может гарантировать результата. Сейчас очень активно разрабатывают рейтинги вузов. Ищут критерии, по которым можно было бы оценить эффективность работы того или иного вуза. В крупнопоточных вузах можно найти какие-то формальные признаки, но у нас-то продукция штучная. Мы воспитываем людей неординарных, которые и не должны вписываться в общие рамки. Иначе выпускник, если он лишен индивидуальности, никому не нужен. Он должен быть самобытен.
Как самобытного человека может оценивать человек несамобытный? Чайковского современники считали дилетантом средней руки. Так кто из них прав? Чайковский или современники? Оперу «Кармен» Жоржа Бизе вообще сначала не приняли. Баха не заметили...
Мы сеем зерна. У нас посевная, а что взойдет через 10-20-30 лет... Можно только предположить. Стоило открыться у нас отделению народного пения, как появились Зыкина, Кадышева, Шадрина, Литвиненко, Петрова... Целая плеяда!
У нас нет эстрадного отделения, а какие из Ипполитовки вышли личности! Пугачева, Шафутинский, Мазаев, Агузарова, Малинин... Все они получили фундаментальное образование. Какие еще вузы назовешь, чтобы его выпускники «пришли» в каждую семью и стали олицетворением эпохи?
Вот главный критерий вуза! А как оценить талант педагога? Нельзя запрограммировать результат. Ни один писатель не может предсказать судьбу своего сочинения, ни один композитор, режиссер... Они, конечно, стараются написать как можно лучше, лучше остальных, но как пойдет? Здесь надо только доверять, вкладывать и надеяться.
У нас же авторская педагогика. Индивидуальные занятия. Педагог ставит «знак качества», и представитель этого педагога несет свой бренд по жизни. Это главный стимул и критерий. Педагог не может пренебречь именем, потому что имя - его главная ценность.
У нас такая система. Нет левых ходов. Все на виду. Каждый заинтересован в талантливом ученике. Он не возьмет за деньги бездарного, потому что это повлияет на его, педагога, имя.
- Знаю, что вы учредили уникальную премию для педагогов...
- Да. Вместе с нашим выпускником, выдающимся скрипачом Максимом Венгеровым возрождаем эту тему. Международная премия в области музыкальной педагогики имени Ипполитова-Иванова. Уникальная вещь. Нигде такого нет. Мы придумали такой ход: выдающиеся исполнители дают гала-концерт в честь своих педагогов и участвуют в его награждении. Это очень трогает людей. Скажем, гала-концерт Венгерова и других звезд в честь своих педагогов. Венгеров играл для своего великого педагога Захара Брона, Наташа Мечетина - для Сергея Доренского... (Другой великий ученик Сергея Леонидовича Денис Мацуев в то время был на гастролях в Штатах.) Виолончелист Борис Андрианов играл для своего педагога Наталии Николаевны Шаховской... Потом ученики вручали учителям призы. И все это в рамках гала-концерта.
- Валерий Иосифович, а сейчас в Ипполитовке есть звезды?
- Всех не назову, чтобы не сглазить, а вот Настя Тимошенко выпустилась нынешним летом. Она лауреат нескольких международных конкурсов. Солистка Всероссийского юношеского оркестра под управлением народного артиста России Юрия Башмета и Московского молодежного камерного оркестра. Представляет наше скрипичное искусство в европейском молодежном оркестре в Вербье (Франция). Играла в дуэте с Юрием Башметом.
Остальных, повторюсь, пока называть не спешу. Страшновато. Мы посеяли, а потом... Кто-то выстрелит, а кто-то загаснет. У нас бывает так: до седьмого класса все вундеркинды, а после седьмого некому играть. На раннем этапе привыкают к успеху, а Личность создается кровью и больше проявляется, когда преодолевает неудачи. Наша задача - чтобы ученики могли развиваться и максимально реализоваться в жизни.