Меня познакомили с тренером Ингой. И она тут же повела меня в большой зал на втором этаже, проверить меня на растяжку. С каждой минутой мне там не нравилось все больше и больше. Пришла Светлана Анатольевна, главный тренер в группе. Под ее руководством когда-то тренировалась и Инга сама, но теперь она помогала ей в качестве второго тренера. Меня посадили на лавочку, для того чтобы я посмотрела на тренировку девочек. Особо я ее не запомнила, так как мне это было не интересно. Когда я поняла, что это затянется надолго, я решила расплакаться со словами: хочу к маме, и план сработал. Меня отпустили домой. К сожалению, ненадолго...
Тренировки длились по часу, три раза в неделю. Выступали мы два раза в год, на рождественские праздники и в апреле. Поскольку я была самая младшая в группе, друзей найти не могла. Впечатление о гимнастике с каждым днем становилось все хуже и хуже. На своих первых соревнованиях я заняла всего 14-е место. Таланта у меня, как видно, к этому виду спорта не было никакого. Все дети, приходя в зал, уже делали мостик, колесо и почти садились на шпагат, я же не умела ничего. В дальнейшем это тоже очень мешало мне, ведь в спорте генетика имеет важную роль. Например, у олимпийской чемпионки Насти Люкин отец - олимпийский чемпион. У серебряной призерки олимпиады в Лондоне 2012 года Виктории Комовой мать Наталья Колесникова - чемпионка мира по спортивной гимнастике. А у чемпионки мира Алии Мустафиной отец - известный спортсмен Фархат Мустафин. Но я начала работать над собой. Если у кого-то что-либо не получалось, они чаще больше и не пытались это сделать. Я же отрабатывала трудный элемент по 100, 200, столько раз, пока он не получался. Никогда не бросала начатое и, более того, никогда не показывала, как мне плохо и как я устала. Слезы - это слабость, поэтому их никогда и никто в зале не видел. Я всегда все держала в себе и после каждой тренировки выходила абсолютно обессиленная. На своих третьих соревнованиях, когда мне было 5 лет, следуя своему принципу, я все-таки смогла забраться на пьедестал. Тогда я получила свою первую медаль. За полтора года мне удалось с 14-го места подняться до 3-го! Но на достигнутом не остановилась и уже весной получила долгожданное 1-е место. На следующий день, когда я пришла на тренировку, какая-то незнакомая женщина назвала меня чемпионкой. Рядом со мной шла тренер Инга и сказала: «Смотри, тебя уже начинают узнавать». Это было приятно, и последующие несколько лет я занимала только первые места. Поскольку тренер поняла, что выступать в этой группе мне стало слишком легко, меня перевели в другую группу.
Мне было шесть. В этой группе я оказалась младше всех, самой младшей девочке было 10 лет. Тренировки 4 раза в неделю по три часа. Тогда меня научили делать на большом бревне колесо и перевороты. Как известно, в женской спортивной гимнастике 4 снаряда: опорный прыжок, разновысокие брусья, бревно и ковер (на котором выполняют вольные упражнения с акробатикой). Я научилась многому, но психологически мне было труднее. Я не общалась со старшими девочками, потому что они были совсем взрослыми, и у нас не было общих интересов.
Летом меня первый раз забрали в спортивный лагерь. Именно там я все-таки нашла общий язык со взрослыми девочками, с ними даже оказалось весело. А потом в группу пришла Меланья, ровесница, она стала моей первой лучшей подругой. Правда, тренировки были уже 5 дней в неделю, среда и воскресенье - выходные. Но на занятия ходить стало уже намного веселее. После тренировок мы с Меланьей гуляли по городу, придумывали разные игры. На соревнованиях она была моей конкуренткой (мы всегда шли с ней бок о бок), но при этом никогда не соперничали. Всегда помогали друг другу и поддерживали во время соревнований. Мы с ней постоянно делили между собой первое и второе места и без капли зависти поздравляли друг друга с победой. Наши результаты начали радовать тренеров, а олимпийская федерация обратила на нас внимание и начала следить за нашими успехами.
Зимой в группу пришли сразу несколько талантливых девочек, нас становилось все больше. В спортивную гимнастику ежегодно приходят многие, в сборную попадают лишь единицы. Тренировки слишком тяжелые для детей, многие просто не выносят нагрузки. Гимнастика - очень травмоопасный вид спорта, поэтому помимо мозолей, синяков и постоянных болей там запросто можно переломать кости, потянуть мышцу, порвать связки. Детей подвергают высочайшему риску ради какой-то медали. Не каждый родитель решается на это, и не каждый ребенок готов вытерпеть это. Кроме физической боли есть и другое. В любом спорте основа всего - строгая дисциплина. Порой сделать какой-либо элемент в первый раз страшно. Надо перешагнуть через себя, превысить человеческие возможности для выполнения этого элемента. Для примера возьмем сальто назад. Чтобы выполнить его, необходимо оторваться от земли и в воздухе кувырком назад перевернуть тело через себя. Не каждый может выполнить такой элемент. Более того, необходима специальная физическая подготовка, надо обеспечить себе подходящие условия для выполнения (мостики, маты). При выполнении элемента в первый раз риск травмы наиболее высокий, чем в последующие разы. Тренер в такие моменты помогает ребенку, поддерживая его, но порой требуются и более весомые стимулы к работе, нужно подстегнуть, иногда накричать. И ребенок, боясь разозлить наставника, готов прыгнуть выше своей головы. Но тренеры - не тираны. Они всегда похвалят, когда элемент в первый раз выполнен успешно. Тщательно следят за здоровьем и стараются минимизировать риски получения травмы. Светлана Анатольевна постоянно дарила нам разные игрушки за любой впервые выполненный элемент. Поэтому это очень мотивировало детей учиться и пробовать что-то новое. Помимо соревнований и тренировок на износ иногда проводили различные спортивные игры. И мы разучивали танцы к праздникам.
Меланья ушла из гимнастики. Остались другие девочки, с которыми я прошла через очень многое. Конечно, ни одна не была похожа на Меланью, и у большинства из них были мерзкие характеры. Они не раз подставляли и меня, и друг друга. На соревнованиях уже не было никакой поддержки, а наоборот - зависть и соперничество. Быть может, это и подтолкнуло не стоять на месте, а тренироваться еще больше и становиться лучше. И вот я впервые на чемпионате, Олимпийский комитет записал меня в молодежную сборную, и я официально получила первую категорию, став чемпионкой в этом разряде. На носу олимпийский год. В зале я познакомилась с Еленой Заневской, она как раз готовилась на Олимпиаду в Пекин. Я была восхищена тем, что она делает на снарядах, и вскоре узнала, что она тренируется у Ирины Катинене, лучшего тренера. У нее была небольшая группа, и всех (в том числе и тренеров) я видела довольно-таки редко, потому что чаще они проводили время на сборах за границей. Практически каждая из ее подопечных входила в состав сборной. Мы с девочками начали наблюдать за ними и каждый раз восхищались их возможностями. Не раз обсуждали то, чего бы мы могли достигнуть, тренируясь у Ирины Петровны.
2008 год изменил многое в моей жизни. Ведь тогда я первый раз поехала на соревнования, представляя сборную. Мне было 10 лет. Буквально за месяц изменили все мои программы, для того чтобы выглядеть достойно на международной арене. Шанс на то, что я получу призовое место, а тем более пройду в финал, был мизерным. Это был ежегодный турнир Кубок тигренка в Риге. Для первых соревнований на чужой арене я показала очень хороший результат и прошла все многоборье без единого падения. Кроме меня поехала Елена Заневская и моя подруга по команде Моника Нарадаускайте, которая выступала со мной по такому же разряду. До сих пор помню то незабываемое чувство, когда при выступлении тебя поддерживают возгласы зрителей. После такого начинаешь чувствовать ответственность перед страной, за которую выступаешь, и не хочешь подводить ее. По результатам этого турнира я получила звание кандидата в мастера спорта. И мне очень понравилось выступать на выезде, поэтому я решила не останавливаться на достигнутом.
Уже через 2 месяца после Кубка тигренка меня пригласили на другой турнир в Белоруссию в Гродно. Эти соревнования были немного серьезнее предыдущих, так как на сей раз выступали сильнейшие гимнастки из СНГ. Меня это не напугало, ведь мне хватило 2 месяца для подготовки, и я совершенно спокойно, сделав всего одно падение, прошла свою программу. Вечером узнала, что прошла в финал многоборья под 3-м номером (это значило, что в первый день заняла бы третье место), и постаралась себя настроить так, чтобы пройти второй день полностью без падений. К счастью, у меня это получилось. И я привезла домой «серебро».
Лето наступило с довольно-таки грустной для нас новости, мы узнали, что Светлана Анатольевна ушла на пенсию. Практически все, чему я научилась, было ее заслугой, и мы не знали, справится ли Инга одна, так как у нее еще было мало опыта для работы с детьми. Тренировки на протяжении всего лета были облегченными. Наступил сентябрь, и Инга отправила меня на бревно делать упражнение, в которое входило сальто назад. Я не делала его три месяца, но перечить тренеру не стала. Из-за того, что тело практически забыло, как делать сальто, я промазала мимо бревна, упав на ногу. На следующий день поехала в спортивный диспансер на обследование и выяснила, что у меня трещина. После этого случая Светлана Анатольевна вернулась в зал. Правда, работала она теперь 2 раза в неделю, но, по крайней мере, помогала Инге и контролировала ситуацию с другими гимнастками. Несмотря на то что на мне был гипс, я все равно приходила в зал для того, чтобы готовиться к соревнованиям. Как-то раз Ирина Петровна заметила это и похвалила меня за мой спортивный характер, за то, что продолжаю тренироваться даже с такой травмой. Я была очень рада, что тренер такого уровня заметила меня. И вот уже спустя 2 месяца выступила на соревнованиях.
На следующий после соревнований день, 8 ноября 2008 года, мы с Моникой, ничего не подозревая, после школы, как обычно, поехали в зал. Немного опоздав, мы спустились на первый этаж и увидели, что вся наша группа делает разминку вместе с мужем Ирины Петровны, он часто помогал ей проводить тренировки. Но он никогда ни с кем не работал, кроме ее группы. Мы все не понаслышке знали о цене, которую спортсменки отдают, тренируясь у нее. Методы тренировок у нее несколько жестокие. Но она единственная, кто запросто готовил гимнасток для состава сборной. Мы с Моникой отреагировали совсем по-разному: она просто развернулась и ушла из зала навсегда. Моника сразу поняла, что не выдержит. Ну а я решила, что это какая-то ошибка и Инга просто по случаю своего отсутствия попросила его присмотреть за нами. Как выяснилось позже, Катинене понравились результаты, которые мы показали на соревнованиях. В нашей группе было немало перспективных девочек, и она в связи с тем, что у нас отсутствует главный тренер, решила взять ответственность на себя. Некоторые из нас обрадовались, а некоторые испугались и ушли. В результате из группы, которая перешла к ней в тот день, осталось всего 4, в том числе и я.
Тренер Ирина заставила нас буквально каждый элемент учить заново. Каждая из нас достигла довольно высокого уровня. Но всю зиму мы потратили на то, что изучали базовые элементы, которые делают новички, раз за разом повторяя и повторяя их. Тогда мы не понимали, что это было сделано для того, чтобы переучить нас. В гимнастике можно очень легко потерять баллы на соревнованиях за исполнение. Чем больше «грязи» в упражнении, тем больше вероятность отдалиться от первого места. На самом деле это совершенно ненужная трата баллов, которую легко можно избежать при помощи таких методов тренировок. Шел день за днем, шаг за шагом, мы тренировались на износ. В этой группе тренировки уже были по 6 раз в неделю, по 5 часов в день. А во время каникул у нас было по 2 тренировки в день. Полгода, что мы провели под руководством Ирины Петровны, сказались на результатах каждой. Олимпийской федерации понравились наши достижения, и было решено протестировать всю команду на выезде.
В мае 2009 года нас отправили на соревнования в Малмеди (Бельгия). Поскольку это всего лишь были тестовые соревнования, никто и не ждал от нас никаких результатов. Тем более все знали, что для соревнований на выезде у нас еще слишком мало опыта и мы еще не в состоянии бороться с другими странами. Турнир был очень крупный, и на него приехали лучшие спортсменки из 10 стран мира. Наша задача была пройти спокойно свою программу и получить какой-то опыт, наблюдая за спортсменками из других стран. Нас разделили по возрасту на разные категории. Самая младшая из нас была Доминика Гарлукович, и выступала она по 3-й категории. Но заняла 6-е место! После этого шла 2-я категория, по которой из нашей группы выступали сразу две девочки - Эвелина Образцова и Угне Саулюнайте. Эвелине до призового места не хватило совсем немного, и она получила 4-е место, Угне - 7-е. Мы с тренером были поражены результатами и очень рады за девочек. Но тут наступила очередь объявлять победителей по самой высшей категории - 1-й. А значит, моей. Объявили, что победительницей соревнований по первой категории стала... я! Все были в шоке, я тоже. Да, прошла все без падений, но мы не ожидали того, что я стану лучшей из спортсменок из 10 стран, с кем я соперничала. В Бельгии мы пробыли еще 3 дня, поэтому за это время я уже успела забыть о своей победе. Но когда вернулась в зал, увидела большими буквами свое имя. На стенде было написано поздравление. Я была удивлена и польщена одновременно. Такие моменты навсегда остаются в памяти, и тогда понимаешь, что тренировки прошли не зря.
Это был колоссальный скачок вверх, но наступило лето, как говорит тренер, лето - самый лучший период для тренировок, так как нам не мешает школа. Я оказалась в одной команде с элитой. У Ирины Катинене, помимо Елены Заневской (участницы Олимпиады в 2008 году), были еще две девочки, подающие большие надежды. Лаура Швилпайте готовилась на Олимпиаду в Лондоне в 2012 году, она не раз выступала на чемпионатах Европы и мира и даже попадала в финал. Вторую девочку звали Габриеле Блажите. Она на два года младше меня, но была незаменимой победительницей среди юниоров. Ее готовили на Олимпиаду в Рио-2016. Я же среди них оказалась случайно, даже сама Ирина Петровна говорила всем: «Она хороший человек, но не гимнастка». Мы жили у моря в Вентспилсе. Тренируясь с ее мужем, нам казалось, что гимнастика - это игра. Тогда же к нам в лагерь приехали девочки с Кипра. Новые знакомства радовали, мы, общаясь, развивали свои знания английского языка. Все девочки оказались очень милыми, с ними было очень интересно общаться.
Когда через год Катинене вновь пригласила меня в лагерь, я обрадовалась, так как думала, что он будет таким же. Но скоро поняла, что ошибалась. Этот лагерь - самый настоящий ад, какой не пожелаю ни одному ребенку. Он показал мне, кто есть кто. Каждый день - выживание. А таких дней было 31. Так как смена длилась весь июль. Для начала Ирина Петровна отобрала у нас телефоны и всю еду. Две тренировки в день, ели мало, работали много. И ко всему этому ни у кого из нас не было связи с родителями. Но для нас это было не самое худшее. Мы были полностью лишены всего сладкого и неполезного. Детский организм требовал сахара, который мы изредка видели на сырниках. Поэтому вскоре нам пришлось перейти на крайние меры. Мы ждали, когда тренер заснет, и самый смелый из нас вылезал через окно и убегал за территорию лагеря в продуктовый магазин. Другие прикрывали его. Но именно так мы выживали. Сложнее всего было тогда, когда мы с девочками ссорились. Находиться в атмосфере, где тебя все ненавидят, крайне тяжело. Но, конечно, результат, которого добивалась тренер, все равно был. Она после лагеря привозила накачанных анорексиков. И скорее всего, «машин», которые смогут выжить в экстремальных условиях.
Но поскольку мы все-таки дети, мы долго зла не держим. Наоборот, после этого она вселила страх в каждого из нас. Она управляла нами как хотела. Никто не мог сказать ей нет. Тренер - это закон. Лишь одна из нас ей возражала благодаря своему упертому характеру, поэтому ее карьера в гимнастике была на грани срыва.
На протяжении многих лет в многоборье среди юниоров призовые места не менялись. Это воспитанницы Ирины Петровны. На первом месте всегда была Габриеле Блажите. У этой девочки невероятный запас физической силы и выносливости. Именно поэтому она всегда твердо стояла на своей позиции. Второй была я. У меня, как я уже говорила, не было никакого таланта в гимнастике. Но я работала на износ и смогла пробиться. Поскольку с физической силой у меня были проблемы и даже тренер всегда называла меня слабой, мы с ней решили обыграть это. Поскольку я не силовая гимнастка, мы решили развивать артистизм. И у меня это получилось намного проще. Из всех девочек я была самая гибкая и растянутая. Я брала судей за счет своего исполнения, растяжки, гибкости, красоты, грации. В отличие от Габриеле показывала гимнастику совершенно с другой стороны. Но этого было недостаточно, чтобы быть первой. Третья - Эвелина Образцова, талантливейшая из всех нас. У нее силы, как у Габы, и артистизм. Ей только пальцем поведи, и она с легкостью обогнала бы нас двоих, но... Тренер называла ее талантливой лентяйкой. Она никогда ничего не хотела делать, каждый раз ее приходилось тормошить, она постоянно ссорилась с тренером. Удерживала третью позицию лишь потому, что благодаря своему таланту ей хватало всего недели для подготовки. Она все схватывает на лету, но, к сожалению, не пользуется этим.
Осенью 2010 года Катинене пришло приглашение на сборы в Исландию, и она взяла с собой нас с Габриеле. На этих сборах нам посчастливилось тренироваться в замечательных условиях, тренировки приносили удовольствие, и я подняла сложность на всех снарядах. По возвращении заняла 3-е место на бревне, выступая первый раз вместе со взрослыми девочками на чемпионате.
2011 год был полностью забит соревнованиями, как на выезде, так и дома. Выступать на международном уровне стало для меня нормальным, поэтому в мае мне присвоили международную категорию, и я получила карточку FIG (Federation International of Gymnastics). Стала мастером спорта по спортивной гимнастике и была отобрана представлять страну на юношеских Олимпийских играх (EYOF - European Youth Olympic Festival). С меня сняли все мерки, для того чтобы сшить экипировку. Я не ходила в школу и днями напролет с утра до ночи сидела в зале.
А перед чемпионатом Европы за две недели до соревнований я неудачно упала с бревна. Результат - перелом руки. Тогда я готова была провалиться под землю, так как думала, что на Европу теперь меня не возьмут. Но тренер похлопотала за меня, и было принято решение, что я буду участвовать в нем, выступая только на бревне. Несмотря на боль, я все-таки работала на трех снарядах (бревно, прыжок и вольные). Но по приезде в Бельгию у меня начались осложнения, и с соревнований меня хотели снять. Я уговорила тренеров, чтобы мне позволили выступить. Получила ровно 10 баллов. Это был очень хороший результат, несмотря на то что у меня не было специальных требований, за которые начисляют дополнительные баллы. Для выполнений этих требований мне нужно было использовать руки. Этого сделать при переломе не могла.
За лето я выросла на 11 см. Когда вернулась в зал, у меня появился страх перед снарядами. Гимнастика - спорт для детей. Они еще не осознают всей опасности, и их легче учить разным элементам. Когда приходит понимание страха, все обучение на этом обычно заканчивают, а гимнастки просто отрабатывают выученное до самой Олимпиады. Наибольший страх вызвали брусья. После перелома так и не подходила к ним, забыла буквально все, что умела. Я подходила к ним, становилась напротив, смотрела на них и мысленно видела, как я с них падаю, и со словами «не могу» я отходила в сторону. К зиме я выросла еще на 7 см. Гимнастика, как наркотик, причиняет ужасную боль, но ты не можешь уйти, а возвращаешься день за днем. Мне пришлось завершить карьеру в большом спорте, все свои силы сегодня я отдаю учебе. Здесь тоже требуется упорство. А быть упорной я уже умею.