В этот день мы приехали в «Сад камней». Это музей, что находится неподалеку от поселка Хаджох (Каменномостский) Майкопского района. В небольшом помещении собраны минералы, аммониты - окаменелые древние моллюски, чучело горного козла и тому подобное. Но главный экспонат скрывается за пределами музейного домика, в небольшой рощице поблизости на высоком берегу Белой. Его зовут дольмен.
На территории Северо-Западного Кавказа, предположительно в III тысячелетии до нашей эры, существовала неведомая цивилизация, от которой до нас дошли каменные сооружения, получившие позже название дольменов. Внешне они похожи на каменные домики (обычно с маленьким единственным оконцем). Так их и называют: абхазы - «дом души», мингрелы - «дом великана», казаки - «богатырские хатки».
Первое впечатление от дольмена, который я увидел в «Саду камней», - это какой-то заброшенный памятник времен Великой Отечественной типа ДОТа, вон и отверстие для пулемета имеется. Но, подойдя ближе к этому несуразному сооружению из четырех каменных стен и крыши, вдруг осознаешь - а ведь это «машина времени», ты сейчас можешь дотронуться до плиты, которую шлифовал 5 тысяч лет назад неизвестный древний каменщик! Мы с ним прикасаемся к одному и тому же куску известняка!
Все больше интереса в научных кругах вызывают эти мегалиты - предшественники гробниц и лабиринтов, иерусалимской Храмовой горы и египетских пирамид. Зачем их создавали? К чему творили эти каменные исполины ценой неимоверного труда? Как перетаскивали эти каменные глыбы в эпоху, когда еще даже колеса не было? Почему рядом с дольменом часто происходят мистические и необъяснимые явления? Вопросов не счесть. Основная версия археологов (но не окончательная) - это места захоронений. Наши пращуры считали, что переход в другой мир определялся строгими традициями и ритуалами, осмысливающими всю земную жизнь человека. Видимо, так. Время, стирающее города и цивилизации, увы, не позволило нам, людям ХХI века, точно расшифровать замысел древних творцов. Но оно пощадило сами дольмены. Единственную связующую нить меж нашими поколениями. Но эта тонкая нить может оборваться в любой момент.
И вот почему.
Директора музея «Сад камней» зовут Игорь Огай. Работал пилотом, был одним из руководителей Майкопского авиаотряда, а после банкротства предприятия неожиданно для многих организовал ООО «Дольмен», основным направлением деятельности которого являются музейное дело и развитие туризма. Игорь Петрович принимал участие в последней экспедиции по изучению дольменов Западного Кавказа, куда входили археологи России, США и Европы, именно тогда были найдены и реконструированы несколько древних памятников. То есть они были вырыты, освобождены от земли, разобраны, а потом снова собраны так, как они стояли при своем рождении. В результате той экспедиции в «Саду камней» появился второй археологический возрожденец - красавец из желтого песчаника, дольмен с богатой историей, были найдены человеческие останки, орудия труда, оружие. Все это с величайшей осторожностью собрано археологами, каменный дом вновь принял первоначальный образ.
А через пару месяцев директор музея Игорь Огай стоял над его развалинами.
Ночью какие-то «молодцы» навалились на каменную стенку возрожденного монумента и повалили наземь. Наверное, в этот момент они были очень горды своей силушкой. Бестолковой силой, рвущей нить поколений. Полиция, как водится, не нашла вандалов.
Надпись на табличке, установленной возле дольмена, гласит, что сей археологический объект охраняется государством. Но надпись плохо охраняет. Гораздо надежнее ограждение, видеокамера и тому подобное (кстати, рядом на трассе камеры эти понатыканы через километр!). Но этого нет. И дольмены, которые, между прочим, приносят ощутимый доход, пусть и косвенный, в казну республики, нацеленную на туристский бизнес, по сути, беззащитны. «В Адыгее было более 1000 дольменов, - со вздохом говорит Игорь Огай. - Целых осталось всего два, остальные разрушены».
Возможно, кто-нибудь из педагогов Адыгеи, из числа, так сказать, неравнодушных, читает эту статью. Коллеги, а ни у кого не было идеи создать молодежное движение с целью поиска, реставрации и, самое главное, защиты дольменов Западного Кавказа по примеру поисковых отрядов, которые ведут раскопки в местах боевых действий?
Предвосхищая обвинения в некорректности сравнения древних памятников не вполне известного назначения с останками наших павших солдат, соглашусь, что эра дольменов слишком далека от нас, связь непрочная, классический патриотизм отсутствует. Чем зажечь школьников?
Так сразу и не скажешь. Тут надо собственное внутреннее выстраданное убеждение. Как у Игоря Огай, который в нашей с ним беседе сказал, словно топором вырубил: «Если я спасу хотя бы один дольмен, считай, жизнь прожил не зря!»
В светлом ироничном фильме-притче Тиграна Кеосаяна «Заяц над бездной» есть такой эпизод. Один из героев, умудренный и намыкавшийся, говорит своему молодому беспечному другу: «Посмотри на солнце! Когда-то на этом холме, так же как мы сейчас, сидели какие-нибудь скифы или греки, а солнце все подымалось и опускалось. И оно их не запомнило! ...И нас не запомнит. Стыдно так жить...»
Стыдно потерять дольмен, который простоял пять тысяч лет, тайна которого еще не разгадана до конца, который древнее египетских пирамид! Который встретил и Иисуса, и Будду, и Магомеда. И пережил их! Но переживет ли вандала со смартфоном в кармане?
Есть еще один довод, который я привожу в пользу организации именно молодежного движения в защиту дольменов. Этот мотив кроется в психологии подростка.
Однажды я беседовал с деревенским учителем физкультуры из вологодской глубинки, где школа - деревянная изба, а спортзал - соседний пустырь. Чтобы как-то заинтересовать на уроках своих ребятишек и компенсировать недостаток спортивных снарядов, он решил построить в соседнем лесу полосу препятствий. Плотницкому делу его учили в свое время хорошо, и с задачей он справился на «пять с плюсом» - полоса стала местной достопримечательностью и любимым местом детворы после уроков. Но в семье не без урода - кто-то однажды ночью сломал опоры. Пришлось ремонтировать, пряча обиду - для них ведь старался! Однако попытки испортить сооружение время от времени повторялись. И знаете, что он сделал? Организовал ремонтную бригаду, куда вошли чуть ли не все парни школы. Конечно, с приходом неопытных ремонтников полоса из произведения искусства все больше превращалась в... деревянный дольмен. Но! Вредительство практически прекратилось. Свое бережешь строже.
Следующее наблюдение я сделал в один из дней нашего путешествия, когда мы оказались на водопадах реки Руфабго. В начале маршрута там растет так называемый адыгский родовой лес. Дело в том, что древние адыги (черкесы) поклонялись деревьям. Родовой лес - это попытка возродить красивый обычай. Каждому адыгейскому роду (фамилии) предложили посадить свое родовое дерево, и сейчас там, в устье Руфабго, тянутся к солнцу сотни саженцев. Отличная идея! Но знаете, что мне пришло в голову? В Адыгее «титульная нация» занимает всего 15% населения республики, компактно проживая в горных районах. Но они сохраняют свою историю, в частности, через семейные летописи, генеалогическое древо. А мы? Где русский родовой лес или его аналог? Что, у потомков лихих казаков, тех, что победили горцев в Кавказской войне, память слабее? Или нас так много, что «деревьев» на всех не хватит? Похоже на то. Большие нации любят смотреть в будущее, а не оглядываться назад. Создавать крупные проекты, летать в космос, строить коммунизм и не размениваться по мелочам. Какие дольмены? Нам надо дороги прокладывать, поля распахивать, возводить плотины, бензоколонки, рестораны и бани. А каменная плита забытой цивилизации лишь досадная легкоустранимая помеха.
Если мы не хотим помнить собственной истории, то ломая храмы и открещиваясь от своей дворянской фамилии, то сбрасывая памятники Ленину и меняя названия городов, улиц в одночасье, то что нам до руин какой-то дольменной культуры? Мы не в ладах со своим прошлым. Мы так и не научились его уважать. А уж чужое прошлое...
Но вы знаете, все, что нас сегодня радует и вдохновляет, все, во что мы вкладываем душу и на что тратим свою жизнь, все это через пять тысячелетий тоже будет остатками «древней загадочной цивилизации».
...Кто мы? Откуда? Зачем пришли? Человек рано или поздно, останавливаясь в суете, задает себе эти вопросы. Рядом с молчаливым дольменом думаешь о затерянной во Вселенной ничем не примечательной звездочке, вокруг которой вращаются восемь планет, одна из которых - волшебная: там соединились все условия, все сошлось, чтобы родилась жизнь, появилась душа. Ранние жители Земли практически весь свой небольшой век помышляли лишь о пропитании, о простом выживании. Но что-то заставляло их тратить огромное количество сил и времени на создание каменных исполинов! Сегодня мы заказываем пиццу на дом и мучаемся выбором телеканала. Мы многое сделали к третьему тысячелетию и заслуженно пожинаем плоды. Но что-то и потеряли в круговерти столетий. Так мне показалось у разбитого, развороченного современными варварами дольмена, что равнодушно смотрел на нас своим единственным оком. Он нас не запомнит.

​Евгений ВИРЯЧЕВ, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года России-2007», преподаватель-организатор ОБЖ, учитель физкультуры школы №7 Вологды, фото автора