Хроника событий в образовании конца 80-х
Образование сегодня вновь, как и тогда, в пресловутые восьмидесятые прошедшего столетия, нуждается в серьезном переосмыслении основных позиций своего существования. Необходимость этого переосмысления, пожалуй, то единственное, в чем ситуация восьмидесятых совпадает с нынешней.
В конце восьмидесятых страна двигалась навстречу революционным событиям крушения тоталитарного режима. Кризису в образовании, который признавала даже дряхлеющая власть, было к этому времени не менее десяти лет. Ведь не просто так режим пытался реформировать систему в 1984 году, это была первая реформа в новом времени, которая не состоялась, но вскрыла пласты информации о состоянии образования, ранее недоступные прессе, общественности и учительству как самому многочисленному отряду интеллигенции.
В условиях короткого периода горбачевской гласности и перестройки редакция «Учительской газеты» во главе с В.Ф.Матвеевым и при активном участии известного публициста Симона Соловейчика сумела использовать ситуацию и развернуть массовое движение педагогической общественности под лозунгами перестройки образования. В октябре 1986 года состоялась первая встреча учителей-новаторов. Это событие стало началом отсчета времени политического противостояния с официальными властями.
Поначалу партии казалось, что обсуждение вопросов образования уведет возрастающую активность масс от проблем назревающего экономического краха системы в целом. Но размах и активность движения превзошли прогнозы и ожидания специалистов от КПСС. Тираж газеты превышал миллион, письма от учителей в редакцию приносили мешками - движение набирало обороты.
Власти пошли на уступки, это выразилось в ликвидации одиозного Минпроса СССР и назначении руководителем вновь созданного Госкомобра Г.А.Ягодина. Уже через три месяца после своего назначения - 1 июля 1988 года - Ягодин учредил ВНИК «Школа» во главе с Э.Д.Днепровым. К августу того же года ВНИК подготовил Концепцию общего среднего образования и ряд сопровождающих документов, а уже в декабре концепция была одобрена первым съездом учителей СССР.
Новые события и дела отодвинули общественное движение под эгидой «Учительской газеты» на второй план. Проходившие параллельно третья (19 марта 1988 года) и четвертая (18 октября 1988 года) встречи педагогов-экспериментаторов, ученых и публицистов не добавили ничего в копилку популярности и в чем-то повторили первые две встречи. К тому же Матвеев, искавший защиты от Минпроса СССР под крышей ЦК, объявившего курс на перестройку, подал просьбу о повышении статуса газеты. С 1 января 1989 года она становилась органом ЦК, который и назначал главного редактора. Им стал Г.И.Селезнев, бывший главный редактор «Комсомолки». При этом Матвеева, не мыслящего себя вне «Учительской газеты», уговорили остаться заместителем, а когда он осознал свою ошибку, было уже поздно.
До распада СССР оставалось еще два года.

Образование для всех - образование для каждого

Своей феноменальной популярностью движение новаторов обязано прежде всего учителю из Донецка Виктору Федоровичу Шаталову. Впервые страна узнала о нем из статьи в главной газете страны «Правде» задолго до описанных выше событий. Шаталов учил без троек. В это было трудно поверить! По известной всем статистике, а учителя знали ее из собственной практики, до 25% учеников в начальной и до 40% в основной школе не усваивали школьную программу.
Тройкой оцениваются не знания, она обеспечивает перевод таких учеников из класса в класс в условиях обязательного обучения. Переход системы в новое качество среднего всеобуча в 70-годы не был обеспечен необходимыми технологиями обучения, что спровоцировало кризис, выход из которого дряхлеющий режим пытался найти в процессе реформы 1984 года.
А Шаталов, изобретя собственную технологию, учил без троек! В 1979 году издательство «Педагогика» выпускает его книгу «Куда и как исчезли тройки» немыслимым, по современным меркам, тиражом в 170 тысяч экземпляров, а в следующем, 1980-м, году тираж повторяется в тех же размерах. Книга пользуется ажиотажным спросом. Предисловие написал академик-новатор В.В.Давыдов, высоко оценивший достижения Шаталова в «построении целой и достаточно стройной методической системы». Это была та технология, которой так не хватало образованию! Предисловие всеми уважаемого академика, подтвердившего научную ценность и обоснованность системы, было ответом сомневающимся - это не обман и шарлатанство, а подлинная и эффективная система, результат 25-летних поисков, экспериментов, наблюдений и обобщений.
Шаталов призывает: учитель, поддержи ученика, поверь в каждого!
Неуспевающий - это тот, кто не успевает за группой, его индивидуальное учебное время не совпадает с групповым. Он накапливает непонимание, теряет основу для взаимодействия в учебной группе, начинает отставать и в конечном счете выпадает из учебного процесса. В условиях непрерывного образования отстающие дети приобретают отрицательный опыт образования. С этим опытом они для образования потеряны.
Предусмотренное учебными планами время, недостаточное количество которого является причиной отставания части учеников, в системе Шаталова избыточно. Он успевает многократно повторить крупноблочный материал с каждым, добившись прочного усвоения теоретической опережающей части, используя для этого опорные сигналы и конспекты, тем самым осваивая приемы смысловой переработки текста, приемы мнемотехники, общие методы культуры умственного труда.
В.В.Давыдов отмечает, что «главной заслугой Шаталова является, на наш взгляд, то, что он нащупал один из эффективных путей управления учебной деятельностью самих школьников», стимулируя и обеспечивая мотивационную сторону. В результате этого и многого другого, не перечисленного нами, Шаталову удалось реализовать главное направление его поисков: обязательное для всех образование сделать образованием, доступным для каждого, на что и была нацелена вся его система. Шаталов стал кумиром целого поколения учителей, работать по Шаталову хотели многие.
Организационно-методическая система, ее называли и так, устраняла саму возможность возникновения непонимания, отставания и отрицательной оценки, а в дальнейшем и тройки.
Все, о чем страна говорила тогда, обсуждая опыт Шаталова, злободневно и сегодня. Образование в этих вопросах сегодня еще дальше от реальных успехов, чем это было 30 лет назад.

Педагогика сотрудничества
В 1981 году в издательстве «Педагогика», в серии «Педагогический поиск», вышли книги Н.П.Гузика, С.Н.Лысенковой, М.П.Щетинина. Страна узнала имена этих людей задолго до того времени, когда их объединили в звездную группу новаторов от педагогики.
В первой встрече в 1986 году принимали участие семь наиболее популярных, известных всем по публикациям, теле- и радиопрограммам учителей-экспериментаторов.
Не менее известному публицисту Симону Львовичу Соловейчику удалось выделить то, что было общего в различных подходах, присущих каждому из семи новаторов - участников встречи. Перечисляя эти точки пересечения, талантливый публицист брал за основу наиболее целостную систему В.Ф.Шаталова.
Именно первая встреча обеспечила тот взрывной интерес, который и позволил развернуть массовое движение педагогической общественности под лозунгами перестройки образования. Материалы этой встречи упали на подготовленную почву - учительство страны уже не один год знакомилось с идеями новаторов. Поэтому некий анализ и обобщение, рефлексия в доступном изложении С.Л.Соловейчика были понятными и интересными основной массе учителей.
Соловейчику же удалось найти стержневую, привлекательную для всех гуманистическую объединяющую идею, идею педагогики сотрудничества, тренда, настоящего и будущего в образовании. Сотрудничество - это совместный труд учителя и его учеников.
«Учитель должен участвовать в деятельности, со-участвовать. В такой совместной деятельности учитель сам учится и ученик учит, хотя и не осознавая этого, и чем меньше осознается и той и другой сторонами, кто дает знания и кто принимает, тем лучше» - так еще в начале прошлого века характеризовал сотрудничество основатель философии образования Дж. Дьюи.
Все достижения новаторов построены на интенсификации такого совместного труда. Благодаря высокой интенсивности урока им удавалось сделать столько, сколько в традиционной системе делается за несколько уроков. Удачные методические приемы позволяли добиваться полного и всеобщего понимания материала, поэтому проблемы отстающих учеников не было. Весь класс активно участвовал в общей деятельности. Проблема с дисциплиной отсутствовала как таковая.

Крах технократической модели

Тогда нам казалось, что время перемен в образовании пришло. Вот он - опыт новаторов и желание массы учителей следовать их примеру! Что еще нужно, чтобы сделать образование эффективным, учеников - успешными и счастливыми, учителей - довольными результатами своего труда?
Но оказалось, что так думают не все. Против идей новаторов, поддерживающих их сил общественности, молодых ученых-педагогов, самой «Учительской газеты» выступили те, кто считал, что советское образование лучшее в мире, а новаторы через «Учительскую газету» самим своим существованием и выступлениями в ней дискредетируют систему, подвергая ее несправедливой критике.
О какой системе шла речь, что так активно защищали противники новаторства? В свое время индустриализация любой ценой выдвинула в первый ряд проблему технических кадров. «Кадры решают все!» - заявил И.Сталин. Кадры - это образование, система которого именно в эти годы приобрела черты негласной селекции и отбора, характерные для технократического подхода.
Технократическая модель образования проста до примитивности. Программы общего образования ориентируются на среднего ученика, с учетом его возможностей планируется учебное время, недопонимающие, отстающие на разных этапах отсеиваются, ими комплектуются системы подготовки рабочих кадров и среднего персонала, которые пополнят в дальнейшем ряды различных профессиональных сообществ и соответствующих классов и страт населения.
Деятельность органов управления образованием оценивалась по выполнению плановых показателей комплектации прежде всего ПТУ, техникумов, технических вузов. Мы не собираемся обсуждать, а тем более осуждать то, что было. Если рассматривать ситуацию в давно прошедшем времени, то можно констатировать, что сам подход и школа в его условиях свою роль выполнили. Индустриализация состоялась благодаря отлаженной системе взращивания и подготовки кадров.
Но нельзя не отметить в этой связи, что технократический подход привел социалистическую систему, в которой он процветал, к экономическому и политическому краху, оставив нам общество утраченных возможностей, общество зависти и недоверия, социальных противоречий и непонимания друг друга.
С этими проблемами образование пришло в новое время. Противоборство двух точек зрения на общее образование в СССР было не случайным событием, вызванным стечением обстоятельств. Тогда и сейчас противостоят два различных мировоззрения: гуманистическое и технократическое. С точки зрения этих мировоззрений по-разному видятся и события тех лет.

Противостояние
Противостояние сопровождает инновации, оно постоянный спутник обновления, в образовании в том числе. Это естественная борьба нового со старым. Но в условиях кризиса и назревающего краха политической системы это противостояние не могло не приобрести политическую окраску. Политическое содержание противостоянию придавало явное или неявное участие во всех событиях органов партийного руководства. Партия боролась за сохранение влияния на массы и в этой борьбе явно оказывалась на стороне реакции.
В очерке, опубликованном мною в художественном журнале «Знамя» №1 за январь 1987 года, цитируется призыв заведующего Донецким областным управлением образования к нам, заведующим городскими и районными отделами: «Перекройте кислород, чтобы им нечем было дышать». Речь шла об учителях-новаторах, и Шаталове в первую очередь. И этот призыв из его выступления был единственной фразой, которую можно было цитировать в художественном журнале без купюр.

Окончание следует


​Евгений КУРКИН, участник третьей и четвертой встреч педагогов-экспериментаторов, инициатор и руководитель первой в СССР экспериментальной площадки управленческого эксперимента, старший научный сотрудник ВНИК «Школа», заместитель министра образования РФ 1990-1992 гг., ведущий научный сотрудник ФИРО, кандидат педагогических наук