- Говорят, провинция сильна традициями...
- Насчет традиций  - правда. Насчет провинции - не уверена.  Может быть, географически мы и провинция. Но культурная, духовная, интеллектуальная жизнь у нас вовсе не провинциальная. Когда я говорю о традициях, то имею в виду, что мы сумели сохранить все то хорошее, что было в советской системе образования: наставничество, неформальный обмен опытом между образовательными учреждениями, детский туризм, патриотическое воспитание, подростковые и молодежные организации, кружки и секции. Наши творческие коллективы побеждают на разных конкурсах и фестивалях. На их концертах всегда аншлаг. По уровню мастерства они  вполне могут соревноваться с профессиональными коллективами.
- Отдаленность вам не мешает?
- Конечно, нет. Мы активно участвуем практически во всех федеральных конкурсах и программах. Другое дело, что иногда мы не можем вписаться в требования к участникам этих проектов и программ. Но и здесь стараемся находить выход, убеждать федеральные власти, что Дальний Восток - особая территория. Для решения многих проблем требуется свой подход.
- Чем можете подтвердить, что система образования в крае действительно хорошо работает?
- Ну хотя бы тем, что наши две школы входят в Топ-500. Это великолепный показатель! И знаете почему? У нас-то школ в крае мало. Поэтому по количеству школ, вошедших в рейтинг, в процентном отношении, мы опережаем многие регионы. А еще хорошее подтверждение того, что система образования эффективно работает, - налаженные связи с родителями. Они не просто наблюдатели, что и как делается в школе, они стараются участвовать во всех процессах, которые там происходят. А если, не дай бог, где-то что-то не так, не постесняются и на улице ко мне или к министру Виктории Ивановне Сивак подойти: «Знаете ли вы, что в такой-то школе то и то происходит?» Это позволяет оперативно реагировать на многие внезапно возникающие проблемы.
- Что-то не верится в такую стопроцентную родительскую активность...
- А я и не сказала про сто процентов. Конечно, некоторые родители жалуются. Было бы странно, если бы они не жаловались. Потому что подросло поколение, многие представители которого в основном умеют только жаловаться. Они считают, что возникший вопрос надо решить немедленно - здесь и сейчас. В противном случае кого-то надо «расстрелять».  Притом публично. Мы прекрасно понимаем, что это дети переломного периода, что их мало кто воспитывал. Но и с ними можно установить режим диалога. Чтобы они не только говорили, требовали, но и слушали наши объяснения и комментарии, вникали в них. Поэтому, не жалея времени, показываем, рассказываем им, чтобы привлечь на свою сторону. Демонстрируем не только плюсы, но не скрываем и минусы. Так рождается взаимопонимание. И мы получаем сторонников своей политики, поддерживающих наши начинания. Сторонников, ясно понимающих, почему они поддерживают наши решения, и знающих, какие эффекты эти решения принесут.
- Жалоб много на систему образования?
- Бывают. Как и в любой отрасли, как и в любой семье, в системе образования не всегда все гладко. Случается, что и учителя ошибаются, неправильно действуют в сложной ситуации. Тогда разбираемся, потом извиняемся. Нас мало здесь, на Камчатке. Мы все чувствуем себя одной семьей. Поэтому наши взаимоотношения не формальны. Когда в Министерство образования и науки приходят жалобы, сотрудники связываются с теми, кто писал, чтобы выяснить детали, уточнить какие-то нюансы, а не просто отвечают типа «норма закона такая...». Алгоритм простой, но верный: вначале поговорить с человеком, реально пощупать проблему и только после этого давать ответ.
- Как вы проходили через оптимизацию сети образовательных учреждений?
- Скажу честно: легко и без особых проблем. И знаете почему? Наша система образования  стабильная, устойчивая и динамичная. Все в ней прозрачно. Если что-то затевается, то люди знают, зачем это делается и какие будут результаты. Главное для нас, чтобы даже самые благие изменения не навредили всем участникам образовательного процесса - учащимся, учителям, родителям. Ведь они все равны, и интересы каждого важны. Я считаю, что если смотреть на участников образовательного процесса  как на единое множество, у нас будет гораздо меньше проблем.
- У вас много сельских школ. Это проблема?
- Не могу сказать, что это проблема,  это особенность. Более половины наших школ сельские, из них 25% малокомплектные. Закрывать их нельзя. Мы за них бились на бюджетной комиссии насмерть. Сделали под них совершенно другие нормативы. В обычных школах наполняемость классов 25 учащихся, в малокомплектных - 14.  Я уверена, что сельские школы надо поддерживать, потому что исчезнет школа - погибнет село. Но надо понимать, что школа спасет село тогда, когда у людей, там живущих, будет работа. Плотность населения у нас низкая: 0,7 человека на один квадратный километр. Не докричишься друг до друга. Знаете, я бы платила этим людям за то, что они там живут. Благодаря им сохраняются природа, реки. Уйдут они, придут другие, которые будут уничтожать все вокруг под корень...
- Строите новые школы?
- Строим. И детские сады, и школы. В прошлом году открыли очень красивую школу в Эссо. Это место называют камчатской Швейцарией. Нас ругали, что строим такую большую школу. Фасад сделали по детским рисункам. Конкурс специальный устроили на эту тему. Там перед открытием провели педсовет, пригласили директоров образовательных учреждений, ректоров вузов. Сейчас  строим комплекс школа - детский сад с интернатным проживанием в Усть-Хайрюзово на 180 школьных и 60 дошкольных мест. Еще одну школу скоро будем открывать в Елизово на 900 мест. Как только эту школу не полоскали в газетах: зачем такая большая школа, кому она нужна?  Приходилось людям объяснять, собрали чуть ли не все население: «Посмотрите, в каких условиях должны расти дети - широкие коридоры, прекрасные просторные рекреации, большой актовый и спортивный залы, занятия только в одну смену. В такой школе хочется учиться». А всего мы запланировали построить до 2025 года 11 новых школ.
- Каждая новая школа - это двойной удар по бюджету, не так ли?
- Если вы говорите о стоимости строительства, то у нас типовая школа обходится почти в два с половиной раза дороже, чем в центральной части страны. Удорожание происходит в основном за счет того, что все объекты, а школы, больницы в первую очередь, должны строиться сейсмоустойчивыми. Кстати, иногда новую школу дешевле построить, чем капитально отремонтировать старую.
- Новые школы строите еще и для того, чтобы ликвидировать вторую смену?
- И для этого тоже. У нас 13 процентов детей учатся во вторую смену. В основном это проблема городов. В них увеличилось количество детей школьного возраста. В  сельских районах этот вопрос решен.  Постараемся к 2020 году ликвидировать вторую смену для начальной школы. К 2025 году решим проблему для основной школы. Мы всячески поддерживаем многодетные семьи независимо от уровня дохода. По просьбе многодетных родителей разрешили региональную часть семейного капитала тратить не только на обучение, жилье, но и на приобретение транспортного средства. Мы им вручаем сертификат на 600 тысяч на приобретение машины. Надо сказать, что количество многодетных семей за последние несколько лет увеличилось более чем в два с половиной раза. Отсюда потребность в новых местах в дошкольных учреждениях и увеличение количества учащихся в начальных классах.   
- Вакансии в школах есть?
- Конечно, есть.
- Как закрываете?
- Стараемся молодых привлечь. Льготами. Полностью оплачиваем коммунальные услуги. Чем дальше от центра едешь работать, тем больше у тебя единовременное пособие. Жилье предоставляется. Им не надо бегать искать квартиру или дом. Несмотря на эти льготы и достаточно высокую зарплату, молодые педагоги не очень стремятся в глубинку.  В маленьких школах иногда у предметника не набирается часов даже до ставки. Там ценится универсальный педагог, который может вести сразу два-три предмета. Но такому пока не учат в педагогических вузах.
- И как быть, если в школе нет физика или химика?
- Выручает Центр дистанционного обучения, который работает на базе педагогического колледжа. Мы полностью оплачиваем муниципальным школам затраты на доступ к сети Интернет. Система заработает в полную силу, когда у нас в крае появится быстрый Интернет.
- Вы довольны качеством выпускников педагогических вузов?
- Я уверена: чтобы в школу пришел настоящий учитель, педагогические вузы должны ввести профессиональный отбор. Диплом педагога еще не значит, что ты педагог или когда-нибудь им станешь. Педагогом нужно родиться. Нужно уметь разговаривать со взрослыми, разными, очень не похожими друг на друга детьми, уметь слушать и, главное, слышать собеседника. Если честно, то половина ребят, которые оканчивают вузы, не готовы работать в школе. Вот почему так актуальна реформа педагогического образования. Нужно пересмотреть то, как и чему мы учим будущих учителей в педагогических вузах. Время стремительно меняется, а методики и технологии обучения остаются такими же, как двадцать, тридцать, а то и пятьдесят лет назад.
- Теперь, Ирина Леонидовна, давайте про зарплату. Я вот считаю, что нет прямой зависимости между уровнем заработной платы и качеством образования.
- Зарплата растет достаточно быстрыми темпами. А вместе с ростом зарплаты растут и требования к результатам педагогической и воспитательной деятельности учителя. Чтобы больше зарабатывать, нужно меняться, нужно быть мобильным. Не каждый человек на это способен. Что мы видим: учительница средних лет оказывается в конфликтной ситуации с самой собой. Работая так, как она привыкла, она не может достичь требуемых результатов. Она считает, что ей нужно дать орден только за то, что она двадцать пять лет стоит у доски. Когда ввели категории, я еще директором работала, ко мне пришла педагог со стажем и говорит: «Я достойна высшей категории. Дайте мне ее». «Вот здесь все написано, что требуется, чтобы ее получить. Готовьтесь, пожалуйста». Она мне в ответ: «А зачем готовиться? Я и так знаю, что достойна». То же самое было, когда ввели стимулирующий фонд. Молодые ребята лучше своих коллег понимают, что они могут добиться профессионального роста, хорошей зарплаты при условии напряженной работы над собой, инновационного подхода к образовательному процессу. Для меня в этом плане показатель - краевой конкурс «Учитель года», в котором все больше участвуют начинающие педагоги. Мы их не заставляем. Они сами идут на конкурс.
- Понятно, перестаешь учиться - перестаешь быть учителем. Директора это тоже касается.
- В свое время в рамках федеральной программы переподготовки  руководителей мы переучили всех директоров общеобразовательных школ. Хорошо, что это программа продолжается, потому что директорский корпус постоянно обновляется. Труднее всего пришлось директорам, когда школы начали становиться самостоятельными, превращаясь в юридические лица. Жизнь заставила их стать менеджерами, многим это слово не нравится, скажем по-русски - управленцами. Как управлять коллективом, они знали. Пришлось учиться, как управлять процессами. Теперь они очень активно ездят, изучая, перенимая опыт. В Петербург, Москву, Хабаровск, Владивосток. И учителей своих направляют. Я вспоминаю, когда я работала в администрации Петропавловска-Камчатского, мне пришлось уволить, хотя я вместе с ними проработала одиннадцать лет, шесть директоров. Они не вписались в новые условия, не смогли перестроиться, и их учебные заведения постепенно начали терять свои позиции. Вот почему я все время говорю, что уходить надо вовремя - на пике славы. Когда переходили на новые стандарты, мы проводили краевой конкурс на разработку лучшей образовательной программы. Наградой служило направление команды-победителя на федеральную стажировочную площадку. Два года ездили в знаменитую 56-ю гимназию Санкт-Петербурга к Майе Борисовне Пильдес. И это хорошо стимулировало наши образовательные организации. Недавно у нас изменился формат конкурса лучших школ, который проходил в рамках национального приоритетного проекта «Образование».  Мы поняли, что в этом конкурсе сильные соревнуются с сильными, а мы их и так поддерживаем. Два года назад мы превратили этот конкурс в конкурс проектов. Школа разрабатывает проект, показывая, какой ожидается результат, и доказывая, что ей нужен именно миллион для реализации этого проекта. Мы развели городские и сельские школы, и там и там победитель получает миллион, а два лауреата - по 500 тысяч.
- Когда вы приезжаете в школы, Ирина Леонидовна, о чем вас чаще всего спрашивают?
- Скучаю ли я по школе.
- Скучаете?
- Скучаю. Когда я перестала быть директором, то часто заходила в свою школу, становилась где-нибудь тихонечко у окошка и ждала, когда прозвенит звонок. Я слушала этот ни на что не похожий детский гомон на перемене. Он был для меня как лекарство, как глоток чистого воздуха. И только впитав этот живой шум, я заходила к директору, в учительскую.
  А второй вопрос обычно такой: «Что  нас ждет впереди? Будет ли лучше?» В селах обычно спрашивают: «Не закроют ли нас?»
- Если честно, сегодня трудно быть директором?
- Директорское время - это незабываемое время. Это сложнейшая проверка себя как личности,  как профессионала. Я думаю, человек, который работал директором школы, сможет работать где угодно, он с любыми обязанностями и нагрузками справится. Потому что сегодня директор в школе - это в одном лице и учитель, и методист, и экономист, и повар, и специалист по безопасности, и психолог, и юрист, и много чего еще.
- Что для вас самое важное в учителе?
- В любом человеке главное - порядочность. Не важно, кем он и где работает. И учитель не исключение.
- Ирина Леонидовна, что является самым главным в нынешнем году?
- Нельзя отступить ни на шаг назад. Надо удержать те позиции, которых мы достигли, и постепенно начинать реализовывать то, что задумывали ранее.

Досье «УГ»

Ирина Леонидовна Унтилова в 1984 году окончила Камчатский государственный педагогический институт по специальности «учитель истории и обществоведения», в 1998 году - Российский государственный педагогический университет им. Герцена по специальности «менеджер образования», в 2003 году - Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации.
Трудовую деятельность начала в 1976 году старшей пионервожатой пионерского лагеря им. П.Ильичева. Работала секретарем комитета комсомола Петропавловск-Камчатского педагогического училища,  организатором внеклассной и внешкольной воспитательной работы, заместителем директора по учебно-воспитательной работе, директором средней школы №24 г. Петропавловска-Камчатского.
С 2005 по 2011 год - в администрации г. Петропавловска-Камчатского. С 2011 года - заместитель председателя правительства Камчатского края. В 2014 году назначенa вице-губернатором Камчатского края. С октября 2015 года - первый вице-губернатор Камчатского края.
Почетный работник общего образования.

Петропавловск-Камчатский