Не мужское это дело?
- Да какой я герой-то? - смеется Антон. - Хотя нечто героическое в моей жизни есть. У нас в семье раньше роли были строго распределены: Аня занимается детьми и домом, я зарабатываю деньги. Как обычный среднестатистический мужчина, считал, что у меня - дело, у нее - так, подсобные работы. Даже не задумывался, сколько по дому хлопот. А когда первый раз завтрак готовил, понял - нет, это непросто. Я у родителей один, жена - хозяйка знатная, к плите прежде не подходил. Каша подгорела, трудно есть, но ведь можно! А девчонки пищать принялись. Второй заход увенчался успехом. Но тут выяснилось, что пацаны мои уже взрослые и манную кашу не едят. Пришлось рис варить. А он из кастрюли лезет и лезет... В общем, плюнул, яйцами позавтракали. И так каждый день. Завтрак приготовил, детей в садик-школу отвез - уже обед на носу. Забрал, на танцы-тренировки доставил - ужин... А еще постирать, погладить, за свет-газ заплатить. И уроки проверить, и с каждым поговорить, и каждого обнять. Честно, не понимаю, как жена со всем этим справлялась.
У Антона Кудрявцева шестеро детей: трое мальчишек, старшему из которых 13, трое девчонок - Софья, Даша, Полина, им 3 года.
- С девчонками поначалу разобраться не мог, - вспоминает многодетный отец. - Вроде умыл всех, глядь: одна аж блестит, остальные чумазые. Они ж похожи как три капли воды! И не говорили еще толком. Точнее, говорили, но на своем, детском языке. Аня легко разбирала. А я и видел-то их нечасто, работал все.
Анна - первая любовь Антона. Жила она совсем в другом районе Омска, но приезжала в гости к бабушке, соседке Кудрявцевых. Увидев темноглазую скромницу, 14-летний мальчишка пропал... Ворвался домой с криком: «Мама, я с такой девчонкой познакомился!» Впрочем, она его тогда не слишком замечала. Через несколько лет вышла замуж, родила сына...
- В 2005-м вернулся из армии, тут радость - она развелась, - Антон смотрит вдаль, будто в прошлое. - Потом призналась, что всегда нравился. Забрал их с двухлетним Владькой к себе в коммуналку: в тесноте, да не в обиде. Хотя и обиды были, конечно, характером притирались. Да и быт - дело сложное, еще и в одной комнатке. Но старались. Мечтали о доме, я за все хватался, благо руки растут откуда надо. Ремонтную бригаду сколотил, потом и магазинчик маленький открыл. В 2009-м Даниил родился, через год - Артем. Мы, конечно, мечтали о большой семье, но не больше троих детей. Но так вышло... Поехала в город на УЗИ. Ну вроде двойня, но на всякий случай велели через месяц приехать: может, что-то лишнее показывает. Была слабая надежда, что рассосется...

Тройная неожиданность
Через месяц УЗИ четко показало тройню. Не рассосалось...
- Консилиум собрали целый, жену нашатырем откачивали, радость такая нежданная, - шутит Антон . - Я в машине ехал, когда она позвонила, еле припарковался. «Что делать?!» - кричит. А что делать-то? Жить... Бог дал такой подарок, разве откажешься? И мысли не было, о другом думали - как устроить все и всех.
Антон принялся строить дом. В городе земля дорогая, прикупили участок в селе Иртыш Черлакского района. Удобное место - город недалеко, на работу ездить удобно. Ушли и свои сбережения, и материнский капитал. Государство помогло, взяв на себя 50 процентов расходов, когда на свет явилась тройня. Второй этаж отдал мальчишкам, на первом сделал большую кухню-столовую, «девичью» в розовых тонах, маленькую спальню для родителей.
- Я в той спальне последний раз в прошлом году был. Не могу, - вздыхает он. - Вроде все хорошо было, девчонки здоровенькие родились. Имена им с трудом придумали: сразу три - шутка ли! Но Аня пожаловалась - они в роддоме подписаны «плод-1», «плод-2»... Радовались. Живот только что-то у нее болел часто. Говорили - пройдет, таблетки какие-то прописывали. А через полгода догадались отправить к онкологу. Мы в тот день как раз новоселье собирались отмечать. Только оказалось - рак шейки матки, уже запущенный, беременность его только усугубила. Врач удивлялся: как гинекологи раньше-то не заметили? Химия, облучение... Посоветовали в Израиль поехать. Магазинчик продал, к людям через соцсети обратился. Набралось 700 тысяч. Съездили в Хайфу, там поддержали медикаментозно, но поздно. Израильская медицина оказалась бессильна перед нашей бедой.
- Аня держалась, - глухо произносит Антон. - Не хотела показывать детям, как ей больно. Напугать боялась. Ей постельный режим прописали, а она настояла, чтобы мы все вместе в Абхазию на машине съездили. Слегла, только когда уже двигаться не могла от боли. Женщины удивительные - такие слабые, и столько силы.
30-летняя Анна умерла дома, среди детей и близких, в мае прошлого года. Антону позвонили на работу, он рванул... И не смог войти в квартиру, два часа бродил рядом. Кается:
- Потом понял: не этого она от меня ждала. Просила: только не сорвись, у тебя дети. Я обещал. Одни-то мы не были, и моя мама помогала, и Анина. Но я же отец, мужчина, они ко мне липли, как будто боялись, что и я уйду, брошу.

Семь Я
Антон бросил. Не детей - работу. Строительно-ремонтное предприятие пришлось на время прикрыть. В первый раз готовил, в первый раз сажал на горшок, в первый раз отводил в садик:
- На горшок надо - маме звоню: как правильно? Я же не знаю, как у девочек все устроено, они такие маленькие, хрупкие, вдруг что не так сделаю. Мальчики еще как-то понятны. Хотя тоже - Даня с Темой собрались, я их привез в садик. Воспитательница понять не может: на улице холодина, а у меня пацаны в шортах. Я отбиваюсь - сами, мол. Она сердится: «Что значит сами? А отец на что?» Ну и стал разбираться, на что. Когда Артемка заболел, паника охватила. Простуда, мелочь, но большего ужаса в жизни я, кажется, не испытывал. Ногти когда стриг всем, рев стоял - боятся, папа не умеет. А я не то что не умел, я вообще думал, что они у маленьких не растут! С волосами какая проблема - расчесать аккуратненько троих, чтобы никто из них не заплакал. Начинать надо с Даши, она лидер и торопыга, ей все скорее надо. По утрам я ее первую поднимаю, Софья с Полиной подтягиваются. Но если, не дай бог, закиснет, остальные тут же поникли. Вот и скачешь: стишки выучил, петь научился... Хорошо хоть разговаривать научились, помогают мне - по крайней мере сообщают, кто из них кто.
Теперь уже младшие Кудрявцевы не боятся, что у отца что-то не получится. Хотя удивляются: «И суп можешь?» Песню выучили: «Папа может, папа может все, что угодно...»
- Их будить надо и то по-разному, - делится отец. - Артема пока с койки не стянешь с шутками-прибаутками, не поднимется. Даниил - заботливый, все время о других волнуется, надо или не надо. Владик - молодец, понимает, что старший, ему помогать с уроками не надо - тут уж я бы, наверное, не справился. Тем более что он в математике ас, в олимпиадах разных участвует. Седьмой класс окончил на «отлично». Ему, думаю, тяжелее всех пришлось, я ж ему не родной отец. Меня, бывает, спрашивают: почему не отдал его родным? А как отдать? Я с двух лет его воспитывал, он меня папой зовет, и фамилия у него моя. Тут его семья.

Ценить то, что есть
Самое трудное, как считает многодетный отец, - это поход в магазин.
- Одному купишь - другому тоже требуется, они друг за дружку горой, - гордо сообщает Антон. - Одежду придем выбирать - весь магазин сбегается на нас поглазеть. А ходить стараемся вместе: так надежнее. Временами бабушки разбирают - то кучками, то по отдельности. Останемся вдвоем-втроем, поленимся готовить, в кафе пойдем, тут в Иртыше недорого. Они поедят и глазищи таращат: «Остальным гостинцы тоже нужны! Вернутся - а тут сюрприз!» На горку - всемером, в футбол играть - тоже: мы с пацанами мяч гоняем, красавицы наши болеют. И в огороде вместе, и уборку делаем дружно. Сейчас уже морально полегче, я на работу пошел - жить-то надо, на 46 тысяч пенсии по потере кормильца особенно не разбежишься. Вернулись в наш дом в Иртыше - там воздух свежий, места много: девять комнат! А главное - это же наш дом. Бабушки, конечно, здорово помогают, но ведь это мои дети, нельзя на них все переложить. Тем более что ребятишки у меня чудесные. Утряслось все потихоньку. Они сами себе обязанности выбрали - кто пыль протирает, кто мусор выносит. Так что неправильно говорить, что я воспитываю детей один, - мы друг друга воспитываем. И не только в семье. Я уже убедился - не пропадем: столько людей бросается на помощь по первому зову.
Кудрявцевым до сих пор шлют деньги - немного, по сотне-другой. Антону хоть и неловко, а берет - ведь от чистого сердца. А вот невест отваживает. Ему пишут женщины со всей России - многие готовы немедленно выйти замуж за многодетного отца. Теоретически он допускает такую возможность, да и Анна была не против - супруги разговаривали об этом в последние дни ее жизни. Только ведь заменить мать шестерым детям очень непросто. Да и душа все еще болит... В мае семью Кудрявцевых пригласили на Центральное телевидение. Встретились на передаче с Ником Вуйчичем, человеком, не имеющим рук и ног, зато обладающим неограниченными возможностями. Ник подтвердил мысли Антона о том, что надо не сетовать на судьбу, а радоваться тому, что есть.
- Я часто думаю: могли бы мы отказаться от наших тройняшек, если бы еще тогда знали о диагнозе Анны? И понимаю - нет. Мы бы все равно выбрали детей, потому что они и есть жизнь...

Омск